Алчный следователь

Следователь Александр Саморуков за свои услуги потребовал полмиллиона рублей. Однако вскоре согласился и на 400 тысяч, поняв, что его клиент не в состоянии заплатить первоначально названную сумму. В конце концов жадный до денег сотрудник следствия при областной полиции получил не деньги, а… лишение свободы.

Старший следователь по особо важным делам отдела по расследованию налоговых преступлениий следственной части Главного следственного управления при ГУВД по Кемеровской области Александр Саморуков возбудил дело «по факту сокрытия денежных средств, за счет которых должно производиться взыскание налогов». В уголовном деле фигурировало дорожно-строительное предприятие, расположенное в городе Березовском. С руководителя этой компании следователь и решил «срубить» денег.

Взятка: начало

Следственные органы в лице Саморукова сочли, что в действиях директора предприятия есть состав преступления – сокрытие денежных средств и уклонение от уплаты налогов. Дело в том, что упомянутая ремонтная компания находилась в тот момент в состоянии банкротства и, разумеется, налоговых отчислений не делала. Банковские счета были пусты – платить нечем. Однако компетентные органы усомнились в действиях руководства березовского предприятия и в непреднамеренности банкротства.

Дальше началась рутинная работа. Казалось бы, ничего примечательного. Руководителя предприятия следователь Саморуков вызвал на допрос, на котором пытался выспросить детали предполагаемого преступления. Предприниматель, что вполне логично, все отрицал, в том числе и свою виновность. Тем не менее показания дал. Однако желание общаться со следователем у него пропало уже после первого допроса. На вторую встречу бизнесмен явился с адвокатом и «сел» на 51-ю статью Конституции, согласно которой любой гражданин вправе не свидетельствовать против себя.

Как позднее объяснил свой поступок предприниматель не менее компетент-ным коллегам Саморукова, тот его не слушал и не хотел внимать аргументам, которые разнились с версией следствия.

А вот дальше началось самое интересное. И неожиданное для подозреваемого березовчанина. Саморуков предложил встретиться со своим «клиентом» в… неофициальной обстановке – в небольшом кафе, расположенном на проспекте Советском областного центра. Здесь при большом скоплении народа и началась взяточническая афера следователя Саморукова.

Торг

После небольшой прелюдии, разговоров о погоде и прочей светской болтовни Саморуков намекнул, что у подозреваемого есть возможность выйти сухим из воды. Правда, для этого директору предприятия необходимо было соблюсти два условия: во-первых, убедить главного бухгалтера предприятия взять вину на себя; во-вторых, оплатить труд следователя из собственного кармана. Сумме оплаты можно только позавидовать. Но обо всем по порядку.

Когда речь зашла о деньгах, то наивный предприниматель спросил, сколько он должен заплатить за «благополучный» исход. В ответ на это следователь предложил написать какую-нибудь сумму на салфетке. Предприниматель наугад написал «100 000». Собеседник-вымогатель только улыбнулся и ответил, что указанную сумму необходимо увеличить в пять раз.

Причиной своей жадности следователь назвал то, что деньги-взятка должны якобы попасть не только в его карман, но и в карман его начальника, с которым Саморуков обязательно должен поделиться.

Несмотря на, если так можно сказать, нетипичность ситуации, предприниматель все-таки начал торги с представителем правоохранительных органов. В итоге размер взятки снизился на 20 процентов, достигнув показателя в 400 тыс. рублей.

Однако и столько у предпринимателя не было. Тогда следователь посоветовал обратиться за помощью к друзьям и другим возможным источникам финансирования. В результате договорились, что березовчанин отдаст алчному представителю правоохранительной структуры деньги в несколько заходов. Размер первоначального платежа должен был составить 150 тыс. рублей.

Незаписанный разговор

Как можно догадаться, все перечисленные подробности вымогательства взятки стали известны по одной только причине: предприниматель, который не захотел стать дойной коровой для следователя, обратился в соответствующие структуры внутри полиции – в управление собственной безопасности. Оперативники этого управления и начали с помощью жителя города Березовского вести двойную игру, в которой жертва и охотник поменялись местами. Правда, «охотник», он же следователь, он же взяточник, временно ни о каком подвохе не подозревал.

Назначив дату встречи, во время которой должна была состояться передача первой партии денег, бизнесмен прошел определенную подготовку. Специалисты УСБ снабдили его специальной аудио– и видеозаписывающей аппаратурой, чтобы потом использовать полученные данные для доказательства вины взяточника в суде. Забегая вперёд отмечу, что Саморуков до последнего пытался отрицать свою вину, избрав достаточно изобретательную схему защиты и предложив следствию оригинальную версию происходивших событий.

Но вернемся к моменту передачи денег.

Встреча произошла все в том же кемеровском кафе на Советском проспекте. Интересная особенность: кафе это относится к разряду так называемого среднего уровня, так что народу там обычно достаточно. И поговорить, а уж тем более пообщаться в уединенной обстановке было практически невозможно. И тем не менее обе стороны это заведение вполне устраивало. Хотя Саморуков явно нервничал. По крайней мере так потом говорил бизнесмен, вспоминая происходившее.

Сначала собеседники поговорили на общие темы. Следователь стал объяснять, что уголовное дело даже за деньги закрыть невозможно. Оно, мол, на контроле у генерала. Но можно сделать «ход конем»: вывести из-под огня предпринимателя и все повесить на главного бухгалтера предприятия.

«Но ведь она же ничего не нарушала, тем более она одна, без мужа живет, ребенка воспитывает», – рассуждал фигурант уголовного дела. Но следователь Саморуков убеждал его, что необходимо сделать выбор: либо самому под суд пойти, либо подставить ни в чем не повинного человека.

Заговаривать открыто про деньги, которые он должен был получить, Саморуков не решался. Однако предприниматель понимал, что его собеседник ждет момента передачи денег.

Кстати, деньги у предпринимателя были. Как и договаривались, 150 тыс. рублей. Сотрудники УСБ заранее откопировали купюры, затем нанесли на них специальный состав и оставили надпись «Взятка». Все это тоже было необходимо для дальнейшего доказывания в суде злого умысла следователя-взяточника.

Деньги лежали в небольшой сумке, которую березовчанин принес с собой. Поймав нетерпеливый взгляд следователя, мужчина подвинул полураскрытую сумку к собеседнику и сказал: «Они здесь».

Саморуков не решился сразу взять деньги. Напомню, вокруг было много посторонних. Следователь опасливо озирался по сторонам, а когда через несколько минут к столику подошла официантка, в создавшейся «движухе» следователь взял сумку предпринимателя, достал из нее деньги: три пачки пятисотрублевых купюр – по сто в каждой.

На этом встреча, по сути, и завершилась. Каждый получил то, что ожидал: следователь – деньги, оперативники УСБ – взяточника с поличным. Дальше оставались исключительно технические моменты. На выходе из кафе следователя Саморукова, как говорится, уже ждали.

Стоит отметить изобретательность Саморукова, который после задержания объяснял своим теперь уже бывшим коллегам, что это предприниматель предлагал ему деньги, что он решил самостоятельно провести оперативное мероприятие, изъять деньги, принести их своему руководству, но не для передачи, а для того, чтобы уличить злоумышленника из Березовского в даче взятки. Что якобы он даже взял с собой диктофон, чтобы записать на него весь разговор с человеком, который предлагал ему деньги. Да вот незадача: батарейки в диктофоне сели, поэтому разговор так и остался незаписанным. 

…Учитывая, что осужденный за вымогательство взятки сотрудник Главного следственного управления при Кузбасском ГУВД занимал достаточно высокий пост в следовательской иерархии – все-таки старший следователь, да еще и по особо важным делам, можно предположить, что Александр Саморуков проработал в системе не один год. Как говорится, тертый калач. Что его подтолкнуло на такой опрометчивый шаг, гадать излишне. Разумеется, желание улучшить свое финансовое положение для тех или иных личных целей. А вот был ли выявленный факт взятки первым в карьере следователя, остается именно гадать.

Комментарии

Рекомендуем