Холодное убийство

Кемеровчанка Анна Копиева искупала свою маленькую дочку Машу десяти дней от роду, затем облила ее холодной водой и, замотав в тоненькую пеленку, вынесла в неотапливаемые сени частного дома, в котором проживала. Случилось это в феврале 2012 года, когда на улице было минус 17…
Маша появилась на свет дома – горе-мамаша не поехала в роддом. Когда по вызову ее мужа в поселок Ягуновский, где проживала семья Копиевых, приехала бригада скорой помощи, новоявленная мать сразу заявила: ребенок нежеланный. И решила отказаться от дочки. А все якобы потому, что у нее уже был сын, а второго ребенка она не планировала.
2,5 часа на морозе
Поскольку состояние и матери, и новорожденного младенца требовало медицинской помощи, то обоих госпитализировали в первый роддом. Фельдшер бригады скорой помощи потом вспоминал: «…в доме была обнаружена женщина после родов. Женщина лежала на полу, в ногах у нее находился новорожденный ребенок с необрезанной пуповиной. Женщина пояснила, что роды произошли дома в 16 часов. Телесных повреждений ни у ребенка, ни у женщины не было. Она сразу же сообщила о том, что данный ребенок нежеланный и она оставит его в родильном доме. От госпитализации женщина отказывалась, просила только забрать ребенка. Но в связи с тем что у нее не останавливалось кровотечение, ее вместе с ребенком госпитализировали в родильный дом №1 г. Кемерово».
Там медицинские работники оказали необходимую помощь и провели с роженицей «воспитательную работу», в результате которой убедили ее не отказываться от ребенка. Как выяснилось вскоре, благие помыслы врачей обернулись страшной трагедией для едва появившегося на свет человека.
Маша родилась 19 февраля, а ее убийство родной матерью началось 29 февраля, когда, собственно, и случилось то самое «купание». Вот как описывала на допросе сама Копиева следователю Следственного отдела Заводского района города Кемерово происходившее в тот день (в записи следователя): «Приблизительно около 12 часов дня Копиева дождалась, пока старший ребенок уснет, затем искупала младшего ребенка в ванночке, прополоскала тело ребенка в холодной воде, ребенок начал сильно кричать. Копиева быстро завернула ребенка в белую пеленку, затем завернула в тонкое одеяло и вынесла ребенка в сени дома, где положила его на стол. При этом ребенок был после купания не обсохший. Затем Копиева зашла в дом и заперла дверь. В это время проснулся старший ребенок… Копиева начала заниматься им, топила печь, смотрела телевизор.
Все это время младший ребенок находился на улице. Плач Копиева не слышала, ей неизвестно, плакал ли вообще ребенок. Так прошло около двух часов. При этом Копиевой было хорошо известно, что на улице было холодно, и она рассчитывала, что ребенок, находясь на улице, замерзнет и умрет».
Как позднее удалось установить следствию, точное время нахождения младенца на улице составило около 2,5 часа. Как скажет потом Копиева, ей «стало жалко» Машу, поэтому она решила занести ее в теплое помещение. Насколько это правда, трудно судить. Но только подумайте: все время, пока Маша замерзала на улице, ее мать спокойно занималась домашними делами и возилась с «желанным» ребенком.
Когда же Маша вновь оказалась дома, злодейка-мамаша позвала родственника, которому представила якобы нездорового ребенка, и вызвала бригаду скорой помощи. Когда еще живую Машу мать положила на бок, у нее изо рта вытекла белая жидкость, в которой Копиева признала свое грудное молоко…
4 дня агонии
Несмотря на удаленность очередного адреса, куда нужно было приехать, медики оказались на месте всего через 15 минут. Вот как описывает представшую перед ним картину врач скорой помощи, который приехал к маленькой пациентке (выдержка из обвинительного заключения): «На пеленальном столике в комнате находился новорожденный ребенок, он был завернут в пеленку. Ребенок не кричал, лежал молча. При осмотре ребенка кожные покровы имели очень холодную на ощупь температуру. Мать пояснила, что уложила ребенка спать в кроватку, ребенок очень долго не просыпался и она вызвала бригаду скорой помощи. Врач понял, что женщина сообщила неправду, поскольку в доме было достаточно тепло, еще один ребенок находился практически без одежды. В связи с тем что жизненные функции новорожденного ребенка были сохранены, было принято решение о госпитализации. В результате ребенок вместе с матерью был доставлен в МБУЗ ДКБ №1 г. Кемерово».
По словам заместителя главного врача МБУЗ ДКБ №1 г. Кемерово Ирины Махмудовой, «29.02.2012 года бригадой скорой медицинской помощи в реанимационное отделение МБУЗ ДКБ была доставлена малолетняя 19.02.2012 года рождения. Ребенок поступил в агонирующем состоянии за счет общего переохлаждения. На осмотр реакций у ребенка не было. Ребенок поступил с диагнозом – общее переохлаждение, клиническая смерть».
Четыре дня врачи боролись за жизнь Маши, однако 4 марта девочка умерла. Причиной смерти, по заключению эксперта, стало «общее переохлаждение организма, осложнившееся острым респираторным дистрес-синдромом и острой дыхательной недостаточностью».
После смерти новорожденной девочки ее мать, сначала давшая признательные показанию следователю Следственного комитета, решила пойти на попятную: в убийстве дочери она стала обвинять своего родственника по имени Александр, жившего по соседству. А оговорила себя якобы потому, что опасалась расправы с его стороны.
Характер своих действий осознавала
На этот раз версия убийства выглядела следующим образом: «В дом вновь вошел… Саша. По внешнему виду Саши было видно, что он находится в состоянии алкогольного опьянения. Саша спросил у Копиевой денег, но, поскольку денег у нее не было, в просьбе она отказала. Тогда Саша толкнул рукой Копиеву, сам прошел в комнату, где находился ребенок, взял ребенка на руки и сказал: «Пойду покажу ребенка бабе и деду». Затем Саша вышел из дома вместе с ребенком. <…> При этом Копиева показала, что Саша вышел из дома и запер входную дверь снаружи, по этой причине Копиева не смогла выйти вслед за ним. Копиева не кричала и на помощь не звала. Через час вернулся Саша, он принес ребенка и сообщил, чтобы Копиева вызывала скорую помощь».
Позднее Копиева уточнила свои новые показания следующим дополнением: якобы родственник был пьян и ему нужны были деньги, для того чтобы купить еще алкоголя. А потом, по версии Копиевой, он заявил, что «пока денег не дашь, ребенка не получишь».
Как удалось установить экспертам во время следствия, «Копиева не страдает хроническим психическим расстройством, слабоумием и совершила преступление вне какого-либо временного психического расстройства, могла в полной мере в период времени, относящийся к инкриминируемому деянию, и может в настоящее время осознавать фактический характер своих действий, их общественную опасность и руководить ими. В применении принудительной меры медицинского характера Копиева не нуждается. В период криминальных действий Копиева находилась в состоянии грубой гневливой реакции. Гневливая реакция не нарушала свободу волеизъявления и систему целеполагания…». Говоря проще, мать-злодейка во время совершения убийства своей беззащитной дочери совершенно четко отдавала себе отчет в том, что делает.
Отдавала она отчет, видимо, когда пыталась оговорить своего родственника. А честной была только в тот момент, когда родила Машу: сказала, что не хочет этого ребенка.
В результате убийца была осуждена. Кроме того, 17 мая 2012 года Копиеву лишили родительских прав по отношению к старшему сыну, которому было около двух лет. А поскольку отец, будучи инвалидом 2-й группы по психиатрическому профилю, был не в состоянии обеспечивать необходимый уход за малолетним мальчиком, тот попал в детский дом.
(Имена героев материала изменены)

Комментарии

Рекомендуем