По заслугам и по закону

«Писала в областную администрацию: приезжали из отдела социальной защиты, бегло осмотрели дом и поставили 69% износа, с чем я не согласна. Считаю, что он составляет 80%. Неужели я не заслуживаю нормальное жилье, ведь всю жизнь трудилась?»

Уважаемая редакция, очень прошу вас помочь разобраться в жилищном вопросе. Дом, в котором я живу очень ветхий, стены рассыпаются, пол накренился и может в любой момент провалиться. Окна уже стали на уровне земли, в доме постоянно темно, а мне и со светом ничего не видно. Вода в дом не проведена, приходится качать из колонки, а это делать очень тяжело в силу моего возраста (1929 г. р.). К тому же я почти ничего не вижу, так как с детства являюсь инвалидом второй группы по зрению. Зимой дом не прогревается, постоянно холодно: приходится ходить одетой — в валенках и фуфайке. Нет бани: подолгу не моюсь или моюсь у соседей. Зимой мой домик почти полностью засыпает снегом, потому что некому его убирать. С ужасом жду весны, боясь, что он может рухнуть. Так как я почти ничего не вижу, то не выхожу дальше ворот и почти оторвана от остального мира.
Работать начала с 14 лет. С сентября 1943 по 1948 – на междугородней телефонной станции в Красноярске. Являюсь тружеником тыла. В апреле 1948 переехала в Кемерово. Так как у меня всю жизнь проблемы со зрением, зарплата была маленькой, а сейчас и пенсия маленькая, а свой дом постоянно требует материальных затрат на его содержание — я не справляюсь с этим.
Писала в областную администрацию: приезжали из отдела социальной защиты, бегло осмотрели дом и поставили 69% износа, с чем я не согласна. Считаю, что он составляет 80%. Неужели я не заслуживаю нормальное жилье, ведь всю жизнь трудилась?
Елизавета Александровна, Кемерово, д. Красная.
Как рассказали в городской администрации, признанием жилого помещения непригодным,  аварийным, подлежащим сносу в Кемерове занимается межведомственная комиссия. На основании заявления собственника  она проводит оценку соответствия его жилья установленным требованиям. По информации пресс-службы мэрии, на балансе ведомства нет обращения читательницы, значит, к ней приезжала какая-то другая комиссия.
«В случае признания межведомственной комиссией Вашего жилого дома непригодным для проживания Вы имеете право встать на очередь на получение жилого помещения по договору социального найма, из жилищного фонда Кемеровской области в соответствии с Законом Кемеровской области от  17 ноября  2006 №129-ОЗ «О категориях граждан, имеющих право  на получение по договорам социального найма жилых помещений жилищного фонда Кемеровской области, в порядке предоставления им таких помещений», — говорится в сообщении администрации. — Если межведомственная комиссия примет решение  о необходимости и возможности проведения капитального ремонта, в соответствии со ст. 210-211 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник жилого дома должен самостоятельно нести бремя содержания принадлежащего ему  имущества, обязан обеспечивать его сохранность, производить за свой счет текущий и капитальный ремонт». Кроме того, обследование частного дома тоже будет производиться за счет его собственника.

В городском управлении социальной защиты сообщают, что Елизавета Александровна как инвалид и труженик тыла в полном объеме получает социальную поддержку. В ведомстве подробно расписали статьи дохода читательницы. Пенсия  – 8 332,29 руб., ежемесячная денежная выплата —  1 808,80 руб., пенсия Кемеровской области —  500 руб., ежемесячная денежная компенсация по оплате ЖКУ – 93,45 руб. В начале года Елизавете Александровне был выдан социальный проездной билет; в августе – компенсация за топливо в 2 787, 50 руб.; к одинокой пенсионерке ходит соцработник.

Мы не беремся оценивать, насколько эти меры поддержки оправдывают реальные нужды и потребности читательницы. Из информации чиновников ясно одно: она получает все, что должна получать по закону. Подчеркиваем, по закону, а не по ее или нашим представлениям о справедливости. То же самое с правом на «нормальное» жилье, которое Елизавета Александровна, может быть, и заслужила чисто по-человечески. Если в рамках закона дом пенсионерки будет признан непригодным для проживания, ей обязаны в порядке очереди предоставить жилье по соцнайму. Если, как следует из письма, читательница не может обратиться в оценочную комиссию сама, специалисты администрации готовы выехать к ней домой. Телефон управления по социальной  и информационной политике, где обещали помочь с разъяснением вопроса на дому, — 36-50-24.

Комментарии

Рекомендуем