Путин, дети и закон

Или о чем нужно спрашивать президента.

После послания Путина Федеральному собранию пресс-конференцию ждали все кому не лень. Правда, откуда возник такой ажиотаж, я на самом деле не особенно понял, ну да он ничего толкового в послании СовФеду не поведал, кто ж вам сказал, что журналистам он будет в обязательном порядке делать громкие заявления.

Опять же по старинке отмечу, что подвигло меня к написанию этого кирпича из букв, запятых и пробелов. Родился текст после окончания этого самого общения президента с журналистами. Дело в том, что я трансляцию не смотрел, а слушал, параллельно занимаясь другими делами и поглядывая в твиттер.

Собственно, темой станет снобизм моих коллег к друг другу. Матерые московские и питерские журналисты в этой социальной сети тролили собратьев по профессии, мол, вопросы задавать не умеют, да и отсутствие интеллекта налицо. Причем эти вещи писали люди, которые в нашей профессии глубоко уважаемы, и их мнение ценно. Но я, черт возьми, хочу защитить и эту тетеньку из Мордовии, и свою землячку, что спрашивала Путина про Кузбасс.

Первое и самое главное, если задаешь вопрос человеку, и он тебе полуприоткрытым текстом отказывается на него отвечать, то после 3 попытки от таких вопросов нужно либо отказываться, либо заходить из такого «прекрасного далёка», что интервьюируемый и сам обалдеет, когда выдаст эту информацию. К сожалению, никто мастерства из второго разряда не проявил. Вопрос про «Закон Димы Яковлева» был задан раз 8 или 9 раз, в итоге все, что получили, это: «перед подписанием я его прочту и подумаю», не хотелось бы жить в стране, где президент перед утверждением бумаг, не то что не думает, но даже не читает.  Второй момент, который расстроил сначала меня, а потом и многих жителей сети, это вопрос, который был задан от нашего региона, да, тот самый про ветхое жилье с приглашением на 200-ю тонну угля. Сначала я усомнился в профессионализме человека этот вопрос задавшего. Но после того как бедную женщину начали сравнивать уже черт знает с чем, мне захотелось ее оправдать. Я так полагаю, что для многих вызов на разговор с Путиным был удивителен, и возможно, такой низкий уровень вопросов был связан с тем, что они были шокированы тем, что им дали поговорить с президентом. Да, в случае с Кузбассом получилась довольно забавная штуковина, ведь вопрос ветхого жилья решался между нашим губернатором и президентом меньше месяца назад, руки были разбиты, а проблема взята на заметку. Решила напомнить…ну если так, то молодец. Позвала на уголь взглянуть, ну тоже неплохо, магия свежедобытой тонны никуда не пропадает, часами можно смотреть.

Опять же московские журналисты наезжали на региональных, но у них тоже есть какие-то проблемы, и они захотели вот так их решить. И да, возможно, журналистка, спросившая про дочек, действительно интересуется их с отцом отношениями. Кстати, я их, по-моему, вообще никогда не видел, дочек этих. 

Получилось немного сумбурно, но факт есть факт после пресс-конференции, где ньюсмейкером был сам президент, новость после нее была по сути одна, и то — про ее продолжительность. А корреспондент из «Лос-Анджелес Тайм», которому так рукоплескали российские журналисты, по сути, просто более грамотно сформулировал то, о чем говорилось ранее, на 10-й раз это было сделать несложно.

И, конечно, этот текст был бы не полным, если бы я сам не ответил себе на вопрос, о чем же все-таки спрашивать президента.

Наверное, у меня было бы три вопроса разной степени объема. Я бы для себя хотел узнать, как Россия поведет себя, когда Америка будет выводить войска из Афганистана и начнет размещать военных в других разной степени дружественности нам странах. Меня также интересует, какие механизмы президент держит в рукаве на случай затяжного кризиса еврозоны. Помните, в 2008 у нас был стабфонд, с которым все носились, там было больше 5 триллионов рублей. Когда ударил кризис, эти деньги сохраняли стабильность в течение трех лет. Теперь в заначке чуть меньше полутора триллионов, а это значит, что денег хватит лишь на год. И, конечно, я бы спросил про дополнительные меры поддержки в случае кризиса горняков, химиков и металлургов, все-таки специфика региона, мне это действительно интересно. И кстати, наверное, тоже позвал бы Путина снова заехать в гости, в прошлый раз к его приезду приурочили открытие нескольких довольно важных объектов. Если убрать мишуру, то я лично этим фактом доволен, потому что политика политикой, а думать необходимо о детях, которым нужно нормально питаться, учиться и заниматься спортом.

Итого 4 с половиной часа прошли впустую, московские журналисты пришли к Путину с наездами, региональные на поклон. Разговора в итоге не получилось… увы.

П.эС.очки

1. Региональные журналисты очень часто работают очень круто, есть такая организация «клуб региональной журналистики», почитайте, что пишут ее члены, будете приятно удивлены.

2. Если хотите написать коммент про орфографию, не стоит этого делать, я знаю, что с ней в тексте не все хорошо, и если вы его дочитали до конца давайте рассуждать по делу.

Комментарии

Рекомендуем