Смерть за игру

Запуская ранним утром завсегдатая игорного зала, работница этого заведения не догадывалась, что уже через несколько минут игрок выстрелит ей в голову, затем застрелит спящую в служебном помещении напарницу. Это страшное преступление всколыхнуло весь Мариинск, и несмотря на то, что многие считали громкое преступление «висяком», правоохранителям достаточно быстро удалось выйти на след убийцы.

Смерть за игруЖитель поселка Боготол Красноярского края Дмитрий Ксензов «подсел» на игровые автоматы сразу и накрепко. Результатом нездоровой страсти стала его первая судимость по тяжкой 162 статье Уголовного кодекса – «Разбой». Однако первый срок оказался относительно небольшим – всего три года лишения свободы. Так что вскоре Дмитрий оказался на свободе, устроился на работу в кузбасском Мариинске на железную дорогу и… стал посещать местный игровой зал, который, видимо, в силу вступления закона о запрете игрового бизнеса назывался лотерейным клубом. Здесь-то вскоре и развернулась трагедия.

Денежный бизнес

Как сказано в обвинительном заключении, мать Ксензова узнала об игровом пристрастии сына только после совершения им первого преступления. После освобождения он заверил и родных, и знакомых, что с игровой зависимостью покончено навсегда.

Однако проконтролировать взрослого уже человека практически невозможно. Тем более если он живет в одном населенном пункте, а работает в другом. А если учесть, что рабочий график предполагает едва ли не суточное отсутствие, то становится понятно, что Дмитрий мог и впредь скрывать от близких людей, чем занимается в свободное время.

Как выяснилось позднее, Ксензов начал посещать лотерейный клуб и оставлять весьма приличные суммы. И это притом что зарабатывал будущий преступник весьма прилично – около 30 тысяч рублей в месяц. Но даже этих денег не хватало, чтобы прокормить «одноруких бандитов».

Тогда, видимо, Ксензов и решил попробовать увеличить собственные доходы с нарушением закона. Для начала игроман обратился к известному и проверенному столетиями приему – подделка казначейских билетов. Говоря проще, купюр.

Причем не обладая какими-то особыми специфическими навыками, Ксензов просто воспользовался достижениями современной техники, находящейся в открытом доступе: компьютер, сканер и принтер. Именно с помощью этой оргтехники фальшивомонетчик из Боготола и начал подделывать купюры достоинством в 1 тысячу рублей.

Как рассказывает заместитель руководителя 1-го отдела следственного управления СК России по Кемеровской области Юрий Шремф, который проводил расследование преступлений, совершенных Ксензовым, подделки эти не отличались особой изощренностью. «В принципе обнаружить подделку было достаточно просто, – говорит Юрий Николаевич. – Поэтому Ксензов и старался обналичивать поддельные банкноты там, где их могут не заметить. Например, в магазинах на автозаправочных станциях. Причем в ночное время суток. Тогда и света меньше, и работники АЗС уставшие и могут просто не обратить внимание на фальшивку».

Справедливости ради стоит отметить, что одним только сканированием и печатью денег на принтере Дмитрий Ксензов не ограничивался. После нанесения чернил он делал нечто вроде перфорации, чтобы добавить большее сходство обычной бумаги с настоящими деньгами.

Из фальшиво-монетчика в разбойники

Главная задача фальшивомонетчика была следующая: явившись в ночной магазинчик, он брал какую-нибудь мелочь и рассчитывался за нее поддельной купюрой. Сдачу получал, разумеется, настоящими деньгами. Куда Ксензов тратил добычу – остается только предполагать. Видимо, на игру.

Однако денежный бизнес оказался недостаточно денежным. Удавалось всучить далеко не все подделки. Это с одной стороны. С другой – приходилось постоянно рисковать быть пойманным за руку. Более того, Ксензову реально доводилось спасаться из магазинов бегством. Ну и, наконец, доходы, а точнее, сдачи не хватало на полноценную игру. Тогда Ксензов и решил вспомнить свое первое преступление и заняться вооруженным разбоем.

Причем пошел уже по проторенной дорожке – решил нападать на операторов автозаправочных станций. Специально подгадывая время, когда в кассе АЗС должно было скопиться максимальное количество денег, Ксензов приезжал на заправки под утро.

Стоит особенно отметить предусмотрительность Ксензова, который выбирал для совершения преступлений только те АЗС, где не были установлены системы видеонаблюдения…

Вооружившись обрезом, злоумышленник отправился на одну из АЗС, распложенных в Мариинске. В 6 утра он въехал на территорию заправочной станции на личном автомобиле, оставил его неподалеку от здания и отправился к окошку оператора.

Когда злоумышленник подошел к помещению, то без особых разговоров просто достал оружие, разбил стекло и, просунув его в створ металлической решетки, потребовал отдать деньги у перепуганной женщины. Кстати, на этот раз следствию не удалось доказать, что Ксензов использовал при совершении преступления обрез, а сам преступник заявил, что захватил «на дело» всего лишь обрезок металлической трубки, смахивающий на огнестрельное оружие. В других эпизодах криминальной карьеры наличие обреза доказано.

Первое нападение на АЗС окончилось для разбойника неудачей – оператор спряталась в помещении, а проникнуть внутрь не было возможности. К тому же женщина могла вызвать наряд милиции тревожной кнопкой. Поэтому Ксензов был вынужден ретироваться.

Расстрелял в упор…

Затем было еще одно нападение на заправку рядом с Красным Яром Ижморского района. И тоже неудачное для разбойника. А вот первое успешное нападение и первое же убийство боготольский преступник совершил на АЗС в поселке Яя.

Вот выдержка из обвинительного заключения: «Закрыв лицо заранее изготовленной шапкой-маской, действуя во исполнение своего преступного умысла, направленного на хищение чужого имущества, разбил окно в помещении АЗС и напал на оператора АЗС <…>, направив на нее через разбитое окно обрез карабина, угрожая применением насилия, опасного для жизни и здоровья, потребовал передачи ему денег из кассы АЗС».

В момент появления Ксензова работник АЗС как раз пересчитывала деньги. Воспользовавшись доступностью купюр, Ксензов не раздумывая выстрелил в упор в женщину и схватил сумку с деньгами. На этот раз добыча составила 15 тысяч рублей.

А уже буквально через 11 дней злодей отправился на следующее преступление. Оно-то и стало самым кровавым в криминальной карьере игромана. Ксензов решил напасть на игровой клуб, где регулярно оставлял крупные денежные суммы.

Зал работал почти круглые сутки. Короткий перерыв делался только утром – с 8 до 10. Эта вынужденная пауза была необходима для наведения порядка в помещении и заступления на смену новых работников.

Отлично зная расписание работы зала и то, что в ранние утренние часы в зале может никого не оказаться, Ксензов решил напасть на работников учреждения именно в этот момент.

Сначала он наблюдал за дверью, ведущей в клуб. Когда, по его расчетам, из помещения вышел последний игрок, Ксензов подошел к двери и постучал в нее. Несмотря на то, что клуб фактически уже был закрыт, девушка – работник клуба, хорошо знавшая Ксензова как завзятого игорока, решила впустить его в помещение.

Усевшись за игровой автомат, злоумышленник попросил девушку – контролера зала что-то посмотреть на терминале. Когда она наклонилась, злодей достал обрез и выстрелил в голову.

Убийца, несмотря на то, что в зале находился только один человек, знал, что в клубе всегда работают по двое. Более того, он знал, где искать вторую жертву: девушка решила немного поспать в служебном помещении. Ксензов быстро перезарядил обрез и отправился в соседнюю комнату. Вторая жертва спала настолько крепко, что не услышала звука выстрела, поэтому Ксензов застрелил ее спящей.

После этого он открыл сейф, достал оттуда предположительно 57 тысяч рублей и покинул помещение игрового клуба.

…Ксензов до последнего не соглашался с наказанием, которое определил ему суд – 25 лет лишения свободы в колонии строгого режима. А потому обжаловал судебное решение. Когда же шансов на пересмотр дела не осталось, житель Красноярского края покончил жизнь самоубийством, повесившись в камере следственного изолятора.

Юрий Шремф, со своей стороны, уверен, что, принимая решение о наказании, суд учел все обстоятельства дела. Кстати, помимо прочих доказательств вины Ксензова, собранных во время следственных действий, против осужденного свидетельствовал даже его… мобильный телефон. Правоохранителям удалось получить информацию от сотового оператора, что трубка с СИМ-картой, принадлежавшая Ксензову в момент совершения инкриминируемых ему преступлений, находилась именно там, где происходили криминальные события.

Комментарии

Рекомендуем