Смерть за скрепку?

Кузбасский осужденный попытался запугать представителей прокуратуры, осуществляющих надзор за соблюдением законов на территории исправительных учреждений, угрожая им убийством. За что получил довесок к своему основному сроку лишения свободы размером в 3 года.

Смерть за скрепку?Как рассказала старший следователь 2-го отдела Следственного управления СК России по Кемеровской области Елена Перетятько, подобные преступления – явление чрезвычайно редкое. «Уголовное дело по 318-й статье Уголовного кодекса при подобных обстоятельствах в Кемеровской области на моей памяти вообще возбуждается впервые, – говорит Елена Николаевна. – И когда я приступала к расследованию этого преступления, то многие из моих коллег сомневались, что его удастся довести до судебного решения, поскольку в доказывании подобных дел есть определенные нюансы».

И тем не менее сейчас человек, который оказался то ли слишком смел, то ли не слишком умен, чтобы грозить представителям государства, находясь в исправительном учреждении, получил дополнительный срок лишения свободы. Причем отбыв только около половины первого срока.

Спицей в сердце

Алексей Соколов попал в колонию за совершение дерзких и жестоких преступлений. Среди них два убийства и одно покушение на убийство. Причем последнее он совершил, уже находясь в следственном изоляторе, где напал с самодельной пикой (длиною в металлическую спицу) на сотрудника СИЗО.

Как следует из приговора новокузнецкого суда, на человека в погонах Соколов напал с целью совершения побега. Правда, так и осталось неясным, что же собирался сделать следственно задержанный, оказавшись за дверью своей камеры – ведь СИЗО одной только дверью не ограничивается. Наверняка покинуть пределы изолятора у него все равно бы не получилось. Но факт остается фактом – Соколов воткнул спицу в левую часть грудной клетки сотрудника СИЗО и попал ему в сердце. Правоохранителя спасло то, что ему удалось защититься от второго удара Соколова и быстрая реакция его коллеги, который успел оперативно захлопнуть дверь камеры, вытащив раненого в коридор.

Здесь стоит объяснить, что сотрудники пенитенциарной системы работают в следственном изоляторе без табельного оружия – оно попросту здесь запрещено. Это сделано с той целью, чтобы подобные соколовы не смогли воспользоваться неожиданной ситуацией и завладеть огнестрельным оружием. Так что, по сути, кроме спецсредств пенитенциарии ничем против преступных замыслов убийц, грабителей, насильников и воров не защищены.

После того как Соколов оказался вновь за закрытой дверью камеры, он решил взять в заложники соседа по заключению. После чего начал выдвигать требования об освобождении. Однако после переговоров с представителем администрации пенитенциарного учреждения сдался на милость людей в погонах.

К счастью, раненый сотрудник выжил, а Соколов остался в СИЗО дожидаться суда.

Ножовка по… телу

Для того чтобы охарактеризовать личность осужденного, вполне достаточно просто перечислить преступления и обстоятельства, при которых Соколов их совершил. Оба криминальных эпизода на свободе – это убийства. Причем жестокие и хладнокровные.

Первой жертвой Соколова стал таксист. Алексей Соколов заказал такси. Когда машина приехала за ним, назвал адрес и отправился в недолгое путешествие. Когда злоумышленник оказался на месте, он достал заранее припасенный молоток и нанес им несколько ударов водителю по голове. Добычей убийцы стали… 30 рублей.

Как рассказывал позднее следователю Соколов, он совершал убийства для того, чтобы доказать самому себе, что может сделать подобное, может лишить другого жизни.

В этом смысле второе преступление выглядит вполне логичным для звериной психологии убийцы. На этот раз Алексей Соколов предложил своим знакомым Ирине Алексиной и Андрею Солнцеву устроить нечто вроде вечеринки. А для того, чтобы у Соколова была «пара», он попросил Ирину захватить с собой подругу.

Для подруги это оказалась последняя вечеринка в жизни…

После непродолжительного застолья Ирина и Андрей уединились на кухне, оставив в комнате новую знакомую и Соколова. Как потом рассказывали на допросах Алексина и Солнцев, которые тоже проходили по уголовному делу, они услышали какие-то приглушенные удары из ванной. Как оказалось, подруга Ирины пошла в ванную, а Соколов отправился вслед за ней. Там и произошло убийство. Злоумышленник совершил преступление с помощью металлического диска от сборной гантели. Он нанес своей жертве как минимум восемь ударов, которые и стали смертельными для девушки. Причем, как объяснял потом следователю Соколов, сделал это без какой-то особой причины.

Однако на совершенном Соколов решил не останавливаться. Он позвал невольных соучастников своего преступления и потребовал, чтобы они помогли ему замести следы следующим образом: Соколов решил распилить тело девушки ножовкой и, сложив в пакеты, вынести его из квартиры.

Поначалу гости кровавой вечеринки хотели было отказаться участвовать в задуманном Соколовым. Более того, Ирина попыталась покинуть квартиру, однако Соколов под угрозой расправы заставил своих гостей принять участие в расчленении трупа. Показав личный пример, если так можно выразиться. Дело в том, что когда Ирина и Андрей увидели тело убитой девушки, голова и одна рука у нее уже были отпилены.

После того как подельники полностью расчленили тело, они сложили его в пакеты, которые вскоре утопили в реке.

Реальная угроза?

Суд оценил преступления Соколова на 23 года и 9 месяцев лишения свободы. И вот, казалось бы, осужденный на большой срок человек должен как минимум задуматься о том, что совершил. И если уж не раскаяться, то хотя бы затаиться, сделать вид, что раскаивается. Исключительно из шкурных соображений: попытаться получить условно-досрочное освобождение. Но не таков убийца Соколов, который начал грозить прокурорам расправой.

Причем угрозы, изложенные в письменных обращениях осужденного на имя представителей закона, были совершенно прозрачными. Так, например, в одном из подобных обращений (а было их несколько) Соколов пишет буквально следующее: что убьет прокурора «…когда угодно… любой ценой и через любое количество времени».

Что же послужило причиной для столь серьезных угроз? С точки зрения нормального человека – сущая мелочь. Например, якобы кража у Соколова… канцелярских скрепок. Это в одном случае. В другом – пропажа бритвенных принадлежностей. Пожалуй, самым серьезным поводом угроз убийства законников можно считать факт мошенничества, который якобы совершили другие осужденные пенитенциарного учреждения, в котором содержался Алексей Соколов. По предположению последнего, несколько человек из числа обитателей «несвободы» позвонили по мобильному телефону его матери и «развели» ее на 50 тысяч рублей. А прокурор, по мнению Соколова, покрывал этих людей.

Однако, как рассказывает представитель Следственного комитета, все эти действия Соколова носили явно надуманный, а порой абсурдный характер. Так, например, осужденный сообщил о том, что в отношении его матери якобы готовится телефонное мошенничество спустя два месяца после его совершения. Или жалуясь на то, что освободившийся осужденный украл у него свитер, называет свидетелей и говорит об их готовности дать показания. Однако при опросе указанные люди только удивленно разводят руками. И так далее, и тому подобное.

Следователь Елена Перетятько обратила внимание и на странные психоэмоциональные реакции Соколова. Так, например, обманутая мать вызывает у него не сочувствие, а раздражение: «мол, она меня опозорила – позволила себя обмануть».

При этом проведенная судмедэкспертиза подтвердила, что Соколов вполне отдает отчет в своих действиях и суждениях. Так что может и отвечать за них по закону.

«Я спрашивала обвиняемого: может быть, вы написали угрозы представителям прокуратуры, что называется, в сердцах, не имея реального умысла на убийство? – вспоминает Елена Перетятько. – Но он упорно твердил, что действительно собирался и собирается до сих пор совершить то, о чем говорит».

Учитывая совершенные Соколовым убийства и тип его личности, вполне логично, что прокурорские работники восприняли угрозы осужденного вполне реально, а потому и обратились в правоохранительные органы для возбуждения уголовного дела.

Результатом очередного уголовного дела, где фигурантом был Алексей Соколов, стал очередной срок лишения свободы – 3 года. Они были добавлены к неотбытой части наказания по предыдущему делу. Итоговый срок лишения свободы составил почти 27 несвободных лет. Кроме того, осужденный Соколов лишился права претендовать на условно-досрочное освобождение. По крайней мере, пока…

(Фамилии героев статьи изменены).

Комментарии

Рекомендуем