Труп в сгоревшем шкафу

Трое кемеровских мальчишек, играя в «войнушку» по соседству с летным полем на улице Мартемьянова, увидели горящий шкаф, валявшийся на земле. Когда они подбежали к остаткам мебели, чтобы потушить огонь, то заметили в углях человеческую ногу… 

Расследовать это уголовное дело следователю следственного отдела Следственного комитета РФ по Кемеровской области было непросто, и шансов уйти от наказания у преступника было предостаточно. Однако убийца совершил просчеты, к тому же свидетелей оказалось достаточно. Собранных доказательств по уголовному делу оказалось достаточно для направления его в суд, а его рассмотрение закончилось обвинительным приговором для подсудимого.
Последняя пьянка…
Алексей Соколов приехал в Кемерово из поселка Лесососновский Топкинского района. В областном центре он случайно познакомился с Анной Сониной. Несмотря на то, что знакомство состоялось в не самом для такого рода событий месте – в подъезде, – отношения между Алексеем и Аней завязались долгие. Вскоре молодые люди стали жить вместе. А поскольку собственного жилья в городе не было, то они жили либо у родителей Ани – точнее, у ее мамы и отчима, – либо в деревне у матери Алексея.
Отношения между гражданским мужем кемеровчанки и ее отчимом Олегом Прошкиным сразу не сложились. Тесть постоянно попрекал «зятька» тем, что тот мало зарабатывает. Мол, работаешь грузчиком на хозяина, причем делаешь это неофициально, без трудоустройства, вот тебе ничего и не платят.
Как рассказала Аня позднее следователю, причиной такого неприязненного отношения мог стать тот факт, что отчим когда-то давно, когда девушке было всего 15 лет, пытался домогаться ее. Более того, взрослый мужчина делал это неоднократно и позднее, когда Аня подросла. Но девушка постоянно отвечала ему отказом.
Эта ситуация усугублялась еще и тем, что о домогательствах знала и жена Прошкина, она же мама Ани Вероника Сонина. Однако до поры этот факт оставался неизвестен Соколову. До очередной большой пьянки.
В тот вечер Аня позвонила Соколову и сказала, что сегодня приезжают родители. А потому, учитывая тот факт, что ссоры между ее мужем и отчимом стали происходить слишком часто, необходимо было уехать. Стоит объяснить, что отчим и мать Сониной работали проводниками на железной дороге и поэтому их часто не было дома. Однако когда родственники возвращались в Кемерово, то молодые предпочитали уезжать в поселок к матери Соколова.
Так планировалось сделать и на этот раз. Анна и Алексей отправились в квартиру, чтобы прихватить с собой в деревню какие-то вещи, однако отчим и мать Сониной были уже дома. Более того, сидели теплой компанией – в смысле пили водку.
Поскольку и Алексей Соколов был не чужд алкогольных возлияний, то отъезд решили пока отложить и присоединиться к вечеринке по поводу возвращения проводников из дальней поездки.
«Бей сильнее!»
После непродолжительного возлияния спиртное закончилось. Тогда Соколов с тестем отправились за очередной дозой алкоголя в соседний ларек. По пути Прошкин затянул старую песню. Мол, надо тебя, Алеха, из дома выгнать, поскольку пользы все равно никакой – денег ты не приносишь. Поначалу Соколов терпел обидные выпады тестя.
Вернулись домой. Продолжили пьянку. Спиртное опять кончилось, и тесть собрался опять в ларек. Вот тут-то и началось уголовное преступление, которое расследовал следователь Следственного комитета.
То, что произошло дальше, участники и свидетели произошедшего описывали по-разному. Например, Анна Сонина уверяет, что Прошкин запнулся, ударился носом о дверь, а Алексей Соколов – что тесть запнулся и упал на пол, в результате чего у пьяного в стельку мужчины пошла носом кровь.
Но как бы то ни было, особого значения это не имеет, поскольку главным остается факт: мужчина разбил нос. В чем тут же обвинил своего зятя. Как утверждает последний, Прошкин тут же начал его оскорблять. Завязалась драка. Точнее, молодой и полный сил Соколов стал избивать немолодого и сильно пьяного Прошкина. Вот отрывок из показаний Соколова: «…повалил его на пол и стал наносить ему удары сначала ногами в голову, при этом я нанес ему не менее пяти ударов, потом стал наносить удары кулаками правой и левой руки ему в область головы, таким образом, нанес не менее 10 ударов».
Стоит отметить, что Сонина-старшая по какой-то неизвестной причине не кинулась защищать своего благоверного от пьяного зятя. Более того, она начала кричать, чтобы он «бил сильнее». А Соколов, видимо, от таких подбадриваний только больше входил в пьяный раж и продолжал наносить удары. И тут Вероника Сонина выкрикнула своему сожителю что-то вроде: «Вот теперь иди и насилуй мою дочь, как раньше хотел»
Услышав это, Соколов, кажется, вовсе потерял контроль над тем, что творит. Он начал избивать Прошкина с утроенной силой.
Вскоре, решив передохнуть, Соколов оставил свою жертву на полу в коридоре, а сам отправился на кухню, где находились мать и дочь Сонины. Выпил еще водки, закурил и сказал, что «…кажется, он мертв. Что теперь с телом делать?» Женщины молчали. В это время Прошкин стал шевелиться и стонать. Мужчина был еще жив.
Тогда Соколов решил вернуться к жертве и продолжить истязания. Но на этот раз от избиения было решено отказаться. Соколов приказал своей сожительнице принести ведро воды. Затем положил тряпку на лицо Прошкину, зажал пальцами нос и начал лить воду на тряпку. Якобы таким образом Соколов пытался привести в чувство Прошкина. Когда избитый начал захлебываться, Алексей перестал лить воду.
Снова пошел на кухню, закурил. В это время Прошкин опять подал признаки жизни. Тогда Соколов взял электроудлинитель и шнуром задушил свою жертву.
Недетская находка
«Что теперь делать?» – был первый вопрос, когда Соколов вновь вернулся на кухню к двум женщинам, которые спокойно наблюдали за долгим убийством. Подсказок ему дождаться не удалось, и тогда неопытный убийца решил избавиться от трупа не самым банальным способом: спрятать его в шкаф, вызвать грузчиков и вывезти ненужную мебель на пустырь, где и сжечь ее.
Алексей Соколов стал звонить своим знакомым-грузчикам и прямым текстом говорить: мол, убил тестя, помогите отвезти шкаф с телом. Охотников, как можно догадаться, не нашлось. Тогда Соколов вызвал такси и отправился на разговор с одним из товарищей лично.
После того как он угостил потенциального подельника банкой дешевого алкогольного коктейля и пообещал тому, если поможет и приведет еще одного человека – втроем шкаф нести сподручнее, – то получит 3 тысячи рублей на двоих. Прельщенный возможностью быстрого и легкого заработка, товарищ согласился.
Вскоре двое грузчиков на «Газели» приехали за шкафом. Пока они добирались до указанного адреса, Соколов все подготовил: завернул тело Прошкина в простыню, положил в шкаф, ручки дверок шкафа связал между собой, чтобы те не открывались.
Кстати, если убийство происходило глубокой ночью, то вывоз шкафа с телом – средь бела дня. Шкаф погрузили на «Газель» и поехали на летное поле.
…А на поле в это время проходили соревнования по воздушному бою. Крики болельщиков прервались детскими криками: со стороны пустыря бежали мальчишки и кричали, что в лесу нашли горящее тело. Как оказалось, Соколов с подельниками, оказавшись на летном поле, выгрузил шкаф, взял у водителя грузового автомобиля бензин, облил выброшенную мебель и поджег.
В это время из кустов появились те самые мальчишки, что играли в «войнушку». Испугавшись быть замеченными посторонними на месте сжигания трупа, пусть даже детьми, грузчики вместе с Соколовым тотчас стали закрывать лица руками и, быстро ретировавшись в машину, уехали. Однако уже вскоре все участники преступления предстали перед следователем…
(Имена героев материала изменены)

Комментарии

Рекомендуем