Великолепная Мадлен. Натюрморт

С некоторых пор открыла для себя кулинарию как искусство. Ну, нет, конечно, что-то готовила, не с голоду же ж погибать, но как-то равнодушно воспринимала сам процесс приготовления пищи. Но потом что-то поменялось. И такое, казалось бы, рутинное действо стало каким-то волшебным ритуалом, творчеством и искусством, наверное, самым эпикурейским, близким любому человеку. Ведь можно не разбирать нот, не уметь рисовать, не иметь вкуса к слову печатному и языку поэзии. Но вот вкусная, с душой приготовленная еда не оставит равнодушным никого.

 

Конечно, как и любое творчество, кулинарный катарсис со мной случается не каждый день. И даже не через день. Но сегодня случился. Правда, несколько в ином смысле.

Сегодня я познакомилась с Мадлен. Познакомилась на улице, где она гуляла с четырехлетним внуком. Мадлен – армянка по национальности и кулинар, скорее не по образованию, а по складу души. Так случилось, что вслед за детьми они с мужем перебрались к нам, в Кемерово. И уже много лет Мадлен готовит для кемеровчан – как минимум в нескольких «едальных» заведениях столицы Кузбасса меню составлено по её рецептам. А сейчас она занята очередным проектом: в городе скоро появится ресторан с армянской кухней, и она вплотную работает над меню. «Когда меня спрашивают, на самом ли деле я могу готовить то или иное блюдо, я удивляюсь: как же можно обманывать с едой? Ведь это не одежда, где можно не заметить неаккуратно обработанных швов, например. Не «пиратский» фотоаппарат или компакт-диск. Ведь это же ЕДЯТ! Это же чувствуют тотчас же!» – говорит она.

Я совсем не знаю Мадлен. Точнее, знаю всего минут 40. Но почему-то все, что она говорит – кстати, с колоритным армянским акцентом, – важно. И удивительное блюдо «измири кюфта» (кстати, уточнила в Интернете, рецепт нашла совсем другой, более простой и незатейливый, чем у Мадлен). «Армянская кухня испытала большое влияние Турции, и это блюдо – одно из них».

И секрет знаменитого армянского Хаша, и даже как лучше всего приготовить лепешки для итальянской лазаньи («обязательно – манка и куркума»). А еще Мадлен – падайте ниц, мужчины! – умеет готовить… настоящий армянский коньяк. «Это моя гордость, – говорит Мадлен. – Люди, которые открыли мне рецепт его приготовления, сказали так: ты откроешь нам три своих секрета, а мы тебе расскажем этот рецепт. Так и сделали. И то мне рассказали оттого, что знали: я в Сибирь собираюсь ехать. А так бы ни за что не раскрыли секрета – это их бизнес». И, кончено же, как величайшую драгоценность, Мадлен бережёт коньячный рецепт. Но, казалось бы, даже простые вещи для меня внове. Например, то, что кусок сыра можно растопить на паровой бане и свернуть рулет с любой начинкой. Попробовала:

Шаг №1

 

Шаг №2

 

Шаг №3

Шаг №4

Шаг №5


Шаг №6

 

Правда, использовала изюм, который твердоват, а вот если бы, скажем, виноград – думаю, было бы лучше. Но все равно – необычно. Во всяком случае для меня – сыроеда (не от «сыроедение», а от «сыр»).    

Так что, день мой сегодняшний овеян великолепной и удивительной Мадлен.

Кстати, Мадлен знает и блюда русской кухни. Но сама ест не всё. «Люди смеются: ты вон такую солянку приготовила, мясо… А сама – гречку кушаешь». А я и вправду люблю гречку. А вот мясо – не очень», – говорит Мадлен.          

Комментарии

Рекомендуем