Алексей Гуськов: «Жить надо сейчас и здесь!»

Недавно в Кемерове состоялась презентация художественного фильма «Рагин», снятого по мотивам рассказа Антона Чехова «Палата № 6». Ленту привез в столицу Кузбасса ее продюсер, он же исполнитель главной роли Алексей Гуськов. В творческой копилке этого актера участие в таких нашумевших телесериалах и художественных фильмах, как «Граница. Таежный роман», «Мусорщик» и другие.

Недавно в Кемерове состоялась презентация художественного фильма «Рагин», снятого по мотивам рассказа Антона Чехова «Палата № 6». Ленту привез в столицу Кузбасса ее продюсер, он же исполнитель главной роли Алексей Гуськов. В творческой копилке этого актера участие в таких нашумевших телесериалах и художественных фильмах, как «Граница. Таежный роман», «Мусорщик» и другие.

После выступления перед зрителями, пришедшими на премьерный показ «Рагина», состоялась пресс-конференция, где Алексей Гуськов ответил на вопросы журналистов:

Человек в военной форме

— Почему Вы обратились к русской классической литературе, к Чехову?
— Меня всегда интересовал именно Чехов, причем во многом Чехов как доктор. Вообще в русской литературе существует традиция людей, приходящих из медицины: Булгаков, Куприн… Но Чехов — это действительно отдельно стоящий писатель, действительно самый переводимый и, соответственно, самый читаемый в мире. Поэтому «Палата №6» была выбрана принципиальна.
— Вы не раз отмечали, что «Рагин» снят не по «Палате №6», а по мотивам рассказов Антона Чехова. Почему?
— Да, это так. Понимаете, заниматься экранизацией известных, а тем более классических произведений, конечно, можно. Когда актеры в кадре произносят текст. Даже появилось такое понятие — «говорящие головы». Но это если и приемлемо, то только в рамках телевидения. Чего стоит успех недавней экранизации «Идиота» Достоевского.
В рамках же кинематографа — нет. Зачем зрителю идти в кинотеатр, если можно взять книжку и прочитать самостоятельно? Следовательно, кино — это некая трансформация, некое обобщение. В данном случае — Чехова, писателя на определенном этапе творчества, как человека, достаточно грустно смотрящего на жизнь.
Мой герой говорит такую фразу: «Хотел пойти по духовной линии, поступить в семинарию, а мой отец-хирург настоял, чтобы я стал врачом». То есть, понимаете, человек хотел заниматься душой, но жизнь сложилась так, что он занимается телом. Я думаю, что Чехов мучился этой же проблемой.
— Одной из самых известных Ваших актерских работ стало участие в «Таежном романе». Какой отпечаток эта роль наложила на дальнейшее творчество?
— Да, пожалуй, именно в «Таежном романе» многие зрители меня запомнили. И не только они. После выхода фильма на экран, наверное, не было ни одного сценария, с человеком в форме, который бы мне не приносили. Предлагали сниматься в роли пожарного, пограничника, летчика. Я этот период мужественно пережил…
Кстати, с показом «Таежного романа» по телевидению связана одна забавная история. Мой друг Гарик Сукачев рассказал мне как-то, что выступал со своими музыкантами в Минусинске. Концерт должен был состояться в понедельник, а на предыдущей неделе в четверг-пятницу начали показывать сериал: «Мы вышли на сцену, а зал пустой. Отыграли минут двадцать, а потом спрашиваем: «А что происходит?» — «Все фильм смотрят». Ну, мы пошли, тоже посмотрели фильм, вернулись на сцену и отыграли концерт полностью».

Талант познания…

— В прошлом году Вы в первый раз набрали актерский курс в школе-студии МХАТ. Не страшно ли Вам, играющему актеру, становиться педагогом?
— Сейчас профессиональных педагогов очень мало. Вымирающая профессия. Я почти полгода думал над предложением ректора школы-студии МХАТ Анатолия Смелянского, прежде чем согласиться. Согласился, потому что курс я набираю не один. На первом месте стоит фамилия Михаила Андреевича Лобанова. Я бы никогда себе не позволил, не решился бы набрать студентов, если бы не состоялся этот тандем. Я же достаточно востребованный актер и часто бываю занят на репетициях, на съемках.
— Чему Вы будете учить студентов? Что Вам кажется самым главным в профессии?
— Как сказал мой любимый драматург и писатель Антон Павлович Чехов, беда не в отсутствии характера, а в отсутствии веры в свое право. У меня эта вера существует. И я буду активно защищать территорию психологического театра, в традициях которого я был воспитан и в традициях которого мы постараемся воспитать наших студентов. Хотя учить будущего актера весьма сложно — это ведь не «Фабрика звезд», где штампуются «звезды» как на конвейере. Актер — вещь штучная. У каждого свой талант, своя судьба, а значит и подход нужен особый, индивидуальный.
Однако среди важнейших качеств, которые бы я выделил как необходимые актеру, — ум, что ли, общая образованность, эрудиция. Актер читать должен много, например. Быть в курсе многого. Можно не углубляться, но знать немного о чем-то, совсем далеком от тебя и твоей специальности, — это здорово для актера. Скажем, про металлургию: откуда что берется, что куда подается, как печь работает. Хотя бы в общих чертах. Смысл педагогики, по-моему, как раз в том, чтобы развивать в человеке талант познания. А это лестница, которая не имеет конца.
Если у человека нет стремления познавать мир — это не фатально. Просто он так устроен. Ему неинтересно. И при этом он тоже может быть актером. Может работать в качестве некоей творческой единицы на телевидении, в кино. Вообще, спектр применения у такой единицы достаточно широкий…

В штате не состою

— Алексей, Вы во многих фильмах выступаете не только в качестве актера, но и продюсера. Это способ, найдя спонсоров, сыграть интересную для Вас роль или что-то другое?
— Да нет, конечно. Никогда я не стремился сделать какой-то проект только для того, чтобы сыграть в нем конкретную роль. Мне интересен сам проект, интересно его сделать. Причем чаще всего моя роль как продюсера сводится именно к добыванию денег. А не как в западном варианте. Я ни в коем случае не подбираю актеров или режиссеров, не советую последним, как и что снимать. Мне бы со своей работой разобраться.
Просто так сложилось, что мне пришлось по жизни заниматься разными делами. Например, в середине девяностых вообще уходил из кино и театра, пытался заниматься бизнесом. Я старался не останавливаться на чем-то одном и ничего кроме этого одного не видеть. Я до сих пор не состою в штате ни одной театральной труппы, хотя выступаю в «Табакерке» и на сцене театра имени Пушкина. А не состою по одной причине: не хочу быть привязанным к чему-то одному.
Именно поэтому давно еще ушел из театральной труппы. Я однажды подумал: вот ставит театр в среднем четыре спектакля в год, а нас, актеров, человек семьдесят. Кому повезет участвовать в новой постановке, а кому и нет. Так можно долго прождать, а чего дождешься — неизвестно.
Помню, однажды, году в 94-95-м, попал на какое-то собрание. Перестройка и так далее. Оратор, рассуждая про отечественное кино, говорит: «Время сейчас ужасное, трудное. Его нужно пережить, перетерпеть».
Я тогда подумал: «У меня квартира есть, жена красивая, ребенок родился… Отличное время, прекрасное время. Вот оно! Настоящее! Другого не будет!». Поэтому жить надо сейчас и здесь!

Комментарии

Рекомендуем