«АлоэВера»: заслужить нелюбовь ещё приятней

«АлоэВера» — молодая группа из Екатеринбурга, вокруг которой за четыре года существования появилось множество слухов. Их называют пародией на инди-поп группу «Обе две». Говорят, они не любят журналистов и всегда находят повод им нагрубить. О них пишут: «АлоэВера» — это публичный дом в центральной библиотеке», и «учительница литературы, влюблённая в мерзавца». То ли поп-рок, то ли инди-группа «АлоэВера» (сами участники коллектива не относят себя к какому-либо направлению) впервые выступила перед кемеровскими зрителями. Корреспондент Сибдепо взяла интервью у солистки и автора песен Веры Мусаелян.

«АлоэВера» представила в Кемерове альбом «Легче», и одноимённая песня – это откровенный и дерзкий ответ всем недоброжелателям. Это монолог, посвящённый журналистам, которые раздражают своими глупыми вопросами. Это своеобразный маленький бунт. «Я пою, как Земфира, и это ясно. Занимаюсь спортом, как Ольга Маркес. Гриша лажает и тут, и там. Звукорежиссёр у нас вообще наркоман. И, как сказал Феликс Бондарёв давно: «АлоэВера»… «АлоэВера» — г**но», — строчки из песни, которые, по словам солистки группы, дают ответы на все вопросы журналистов.

— Вера, я слышала, что вы постоянно грубите журналистам, правда, в интервью другим изданиям я этого не заметила. Всё-таки это правда?

— Да, особенно, когда мы даём интервью все вместе (всего в группе пять человек, прим. автора). Сейчас ребята готовятся к концерту, так что тебе повезло – у нас будет «лайтовый» вариант интервью. Когда нас больше, мы напористее, до слёз журналистов довести легче. Когда я одна, сама понимаешь. Тем более, ты девочка, тебя жалко.

— Какие вопросы журналистов больше всего раздражают, на что отвечаете грубостью?

 Мы специально написали песню «Легче», в ней ответы на все вопросы. Нам даже не пришлось ничего нового придумывать, достаточно было собрать реальные ответы на вопросы, которые нам задавали. Это просто самая честная песня. Когда ребята говорят нам, что хотят взять интервью, мы скидываем им текст «Легче» и говорим: «Если есть другие вопросы, кроме этих, то давайте встретимся». Чаще всего желание сразу отпадает.

— Ещё о вас говорят, что вы самая бесстыжая группа страны. Высокий слог и низкие нравы, публичный дом в центральной библиотеке…

— Это вопрос к тем, кто так говорит. Мы о себе не могли так сказать. Наше дело – творчество. А ты себя сейчас ставишь под обстрел, заглядывая в блокнот. Я не люблю, когда журналист приходит и говорит: «сейчас у меня к вам ещё один вопросик, я его заранее приготовил», — и заглядывает в бумажку… Если бы не моё хорошее настроение, ты бы сейчас убежала в слезах отсюда. Но ты очень похожа на мою подругу из Екатеринбурга, я смотрю на тебя и думаю: «О-о-о, Настенька моя!». Ладно уж, что дальше?

алоэ стоит.JPG

— Екатеринбург – кладезь музыкальных талантов. Оттуда «Смысловые галлюцинации», Чичерина, «Sansara» и «Обе две». Вы тоже основали группу в Екатеринбурге, потом перебрались в Москву. Состоять в екатеринбургском коллективе и в столичном – есть разница?

— Нет такой истории, что мы из глубинки приехали в столицу и ошалели. Мы занимались музыкой и в определённый момент поняли, что в Москве больше возможностей. Потом мы жили у друзей, занимались своим делом. Нет никакого безумия от того, что ты живёшь в столице. У меня это случилось так: я до этого месяц пожила в Испании, и когда я вернулась, решила поехать в Москву. По крайней мере, там все говорят на твоём языке.

— В столице стали больше зарабатывать?

— У нас и там денег не было, и тут. Какая разница? И в Екатеринбурге чуваки из моей группы снимали квартиры, жить им было негде, и в Москве то же самое. А мне в столице можно найти мужика и жить у него в квартире. У парней из моей группы тоже есть шанс с московскими девушками замутить, они ничего такие, симпатичные (смеётся).

— Гастроли по России приносят хорошие деньги?

— Можно заработать, но другое дело, сколько ты выдержишь. Чаще всего начинающие группы ломаются из-за того, что не знают, сколько человек придёт на следующий концерт. Потом уже никуда не ездят. Прежде чем ты начнёшь получать нормальные деньги от гастролей, лет пять должно пройти, нам сейчас три года.

— В Кемерове аншлага не было, но собралась публика, хорошо знакомая с вашим творчеством. В каких городах вы собирали полные залы, в каких, наоборот, почти никто не пришёл?

 Когда приезжаешь в город не первый раз, то не беспокоишься: знаешь точно, что будет народ. Это большие города: Москва, Питер, Владивосток, Красноярск. В этих городах точно будет полный клуб. Там, где мы уже были и собрали по 50 человек, на второй концерт придёт уже 150 человек, потом — в два раза больше и так далее. Если люди знают нас, они готовы привести своих друзей в следующий раз. Когда даёшь концерт впервые в новом городе, то понятия не имеешь, сколько народу будет – 6 человек или 150, а может, вообще никто не придёт. Мы к такому готовы.

H65tKENA4Po.jpg

— Понятно, что наш город вы ещё не успели посмотреть, но, может быть, что-то слышали о Кемерове?

— Я знаю только то, что наш барабанщик из Кемерова, у него здесь куча друзей. Но он ничего об этом не рассказывает, нас ни с кем не знакомит, видимо, стесняется. (Юрий Пушкарёв – бородатый барабанщик, который учился в КемГУКИ и пришёл в «АлоэВера» на смену Антону Шохиреву в 2014 году).

— В 2012 году «АлоэВера» презентовала альбом «Стыд», тогда слушателям особенно полюбилась песня «Не помню – не было». Это поэтично изложенная история о том, что бывает утром после бурно проведённой ночи: «Мне жизнь правило поведала, если я не помню, значит, не было». В новой пластинке самой популярной стала песня «Самокат» — о том, как быстро уходит детство, и как не хочется с ним расставаться. О своём новом альбоме «Легче», с которым вы приехали в Кемерово, вы говорите: «Мы не взрослые… Мы счастливые»…

— Это я так написала, когда выложила альбом в сеть. Ночью мы записали песню, потом ребята всё сводили. Утром я разместила все треки в Интернете. Мы их не презентовали, не продавали, я просто выложила пластинку «ВКонтакте» и написала пост.

— А какая песня больше всего нравится слушателям?

— Судя по тому, как народ орёт слова песни «Самокат», всё это людям очень близко. Когда ни с того ни с сего на тебя накладывают ответственность, ты становишься взрослым, дети называют тебя на «Вы», ты просто не понимаешь, что изменилось-то в жизни. Если два года назад «Не помню – не было» все встречали с восторгом, то сейчас та же история с «Самокатом».

— Критики и журнал «Афиша» не оценили ваше творчество. Вы бы хотели, чтобы они вас любили, или эта нелюбовь уже стала частью вашего имиджа?

— Мне кажется, это очень здорово, что кто-то знает о твоём существовании и не любит тебя. То есть заслужить нелюбовь ещё приятней, что ли. То есть человек думает о тебе и раздражается. Поэтому у нас нет никаких проблем и комплексов, что кто-то про нас не пишет.
Вся отдача происходит на концертах. Сто тысяч раз могут про тебя написать, и никто не придёт. Поэтому у нас всё отлично.

Текст: Анжела Сейтаниди..
Фото: Сибдепо.

Комментарии

Рекомендуем