Андрей Макаревич: «Не хочется делать мясорубку»

Брать интервью у «Машины времени» — все равно что бросаться в аквариум с белыми акулами. Малейшая неосторожность — и укусят. Потому что большие, великие и опасные. Однако побороть в себе соблазн воочию лицезреть монстров отечественного рок-движения под силу далеко не каждому. Именно поэтому всей журналистской братией Кемерова мы отправляемся на официальную пресс-конференцию самой легендарной советской «машины». Команда в составе Андрея Макаревича, Евгения Маргулиса, Александра Кутикова, Андрея Державина и Валерия Ефремова опаздывает на час, но все же радует нас своим присутствием.

Брать интервью у «Машины времени» — все равно что бросаться в аквариум с белыми акулами. Малейшая неосторожность — и укусят. Потому что большие, великие и опасные. Однако побороть в себе соблазн воочию лицезреть монстров отечественного рок-движения под силу далеко не каждому. Именно поэтому всей журналистской братией Кемерова мы отправляемся на официальную пресс-конференцию самой легендарной советской «машины». Команда в составе Андрея Макаревича, Евгения Маргулиса, Александра Кутикова, Андрея Державина и Валерия Ефремова опаздывает на час, но все же радует нас своим присутствием.

— Как часто в вашей концертной жизни случаются заказные программы, подобные сегодняшней, посвященной 10-летию компании «Баррель»?
Макаревич:
— Во-первых, не так часто нас приглашают на корпоративные вечеринки, как вам кажется. Во-вторых, иногда трудно понять границу — насколько она корпоративна. Если это предприятие, на котором работает несколько тысяч человек, то можно ли назвать такой концерт корпоративным? Да, это закрытое мероприятие, но… Здесь очень много людей, это полноценный концерт. Мы не принимаем участия в мероприятиях типа «день рождения Гиви». Такого не бывает. Но если какая-то компания, которая нам симпатична, устраивает праздник, то почему же не поучаствовать?
Кутиков: — В российском бизнесе есть масса симпатичных людей, но, к сожалению, пресса часто этого не замечает. 
— Складывается впечатление, что в последнее время вы вообще несколько устали от гастрольной жизни. Это так?
Макаревич:
— Мы гастролирует ровно столько, насколько хватает бензина в самолете, насколько это нам доставляет радость, скажем так. Сейчас нам предстоят довольно насыщенные гастроли по Германии. И вообще говоря, те времена, когда команда приезжала в город и давала там по 16 концертов во Дворце спорта, уже прошли. Поэтому ты приезжаешь в один город, играешь там один концерт, как правило, и возвращаешься домой или переезжаешь во второй город. Вот этого уже достаточно. Очень не хочется делать какую-то мясорубку, непрерывный процесс. В концерте есть элемент праздника — для зрителей и для нас. Для меня он очень важен. Не надо идти на сцену, как на постылую работу. Вот мы играем концерты с той частотой, чтобы это ощущение праздника не потерять. 
— Интересно, а репетиции вам по-прежнему необходимы?
Макаревич:
— Конечно! Особенно когда делается новый альбом. И обычно за это время создается какой-то запас прочности для новых песен. Потому что старые песни уже давно где-то в области позвоночника расположены. Так что репетируем, как все нормальные люди.
— Вы все довольно активно занимаетесь побочным бизнесом. Время на творчество остается?
Макаревич:
— Что вы называете бизнесом? Это размытое понятие. Вот у Саши есть компания «Синтез-рекордс», мы на ней выпускаем пластинки. Это бизнес? Я считаю, что в советской стране это пока не очень бизнес. Это просто чтоб наши пластинки были. 
Кутиков: — Это вообще не бизнес с учетом того, что наши люди с большим удовольствием покупают краденое, чем настоящее. И все время ссылаются на то, что нет денег. Даже если краденое стоит столько же, сколько и настоящее. 
Макаревич: — Я занимаюсь телевидением, но это для меня тоже не бизнес. Потому что для меня важна здесь креативная составляющая. А то, что за это деньги платят, — так слава тебе, Господи! Нам и за концерты деньги платят. Я же это не считаю бизнесом…
— Как вы относитесь к проектам типа «Фабрика звезд»?
Маргулис:
— Провокационный вопрос! (дружный смех — авт.)
Макаревич: — Это такая игра телевизионная, чтобы зрителя сначала подсадить, а потом вытащить из него деньги. 
— Вы бы отпустили своих детей на «фабрику»?
Макаревич:
— Нет, что вы! Мы уже вышли из этого возраста.
Кутиков: — У нас достаточно разумные дети, чтобы понимать, что это такое. 
Маргулис: — Да ладно, ребята! «Фабрика звезд» не армия, можно и отпустить! (снова дружный смех — авт.)
— В таком случае, как вы оцениваете новую систему отбора на конкурс «Евровидение»? И вообще, нужен ли он России?
Макаревич:
— Есть, например, такая международная мафия, которая занимается бальными танцами. В свое время эту систему придумали два умных человека. Они устраивают фестивали по всему миру и зарабатывают на этом хорошие деньги. Мне это не близко и неинтересно. «Евровидение» — из этой же серии. Это очень жесткие музыкальные рамки. Все, что не вписывается в их звучание, тут же проваливается. Я поражался не раз — как только появляется интересная команда, она по нулям проходит сразу! Поэтому я это не смотрю и вам не советую. Столько в мире хорошей музыки! Странно, что вы так трогательно ощущаете солидарность со всей страной…
— Но это же показывается по Первому каналу, это же так активно муссируется…
Макаревич:
— Ну, есть же выключатель! Переключитесь на другой канал — и все!
— Андрей Вадимович, говорят, что вскоре у вас стартует новый ТВ-проект. Расскажите, что это будет? 
Макаревич:
— Я даже не знаю, как описать это словесными образами… Проект называется «Андрей Макаревич представляет». Это не продюсерская работа, это попытка с помощью моего достаточно известного имени обратить внимание слушателей на ту музыку и тех музыкантов, которые интересные, но при сегодняшнем положении вещей шансов стать известными не имеют. Потому что на «Фабрику звезд» они сами не пойдут, а на радио их не возьмут. Там очень разные музыканты, абсолютно разных направлений. Юлия Михеева, например, совершенно замечательная девочка, которая пишет очень современные вещи. Дальше — посмотрим. 
— Будете искать таланты в провинции?
Макаревич:
— У меня нет на это времени. Чаще они сами меня находят. Вообще говоря, по-настоящему хорошего не так много, к сожалению. Вот за счет чего команда сразу становится известной? «Уматурман», «Звери» или «5’nizza», например? А потому что они явно не похожи ни на кого, вот с первой нотки слышно, что они другие. Слава Богу, им помогать не пришлось. Сами прорвались. 
— Как вы сами мыслите, в чем секрет долголетия и успешности «Машины времени»?
Державин:
— Я думаю, в том, что они клавишников часто меняют (смеются — авт.)
Ефремов: — Просто мы очень крепкие, сильные ребята!
Макаревич: — Хорошо сказал!
— Мы беседуем накануне 8 Марта. Будут ли какие-то пожелания?
Макаревич:
— Да я не понимаю, что это за праздник! Его придумали коммунистические проститутки Клара Цеткин и Роза Люксембург. Поэтому мне этот праздник совершенно неинтересен. Что за скотство поздравлять женщин раз в году? Я бы на месте женщин обиделся, это подчеркивает их дефективность. Особый день какой-то — как день профессии. Я поздравляю женщин каждый день — с тем, что они живы, здоровы, красивы и вдохновляют мужиков на невероятные глупости!
— Последней глупостью по секрету поделитесь?
Макаревич:
— Ну, зачем же об этом сообщать человечеству? Потом самому же стыдно бывает… 
— Вы еще способны на поступки?
Макаревич:
— Что вы называете поступками, можно узнать? Мне очень интересно.
— Достать раковину со дна морского…
Макаревич:
— Да кому она нужна! Это глупость, а не поступок, я вас уверяю. Это сложная, каждодневная работа… Но кто говорил, что будет легко? С вами вообще трудно. А поступки — это для галочки. Я так не живу. Это как-то себя не уважать. 
Державин: — Я со своей стороны хочу пожелать, чтобы мужчины женщин любили и берегли. Наверное, нужно пожелать простого женского счастья. Каждая женщина о нем мечтает. Мужчины часто мечтают о всяких глупостях — ракеты, самолеты, каждый в детстве хочет быть шофером… А женщина мечтает о простом — о семье, о детях, о доме. Задача мужчины — много работать. Тогда все это будет. 

Комментарии

Рекомендуем