«Без паники!»: проверяем пожарную безопасность в Театре для детей и молодёжи

После трагедии в «Зимней вишне» 25 марта в СМИ то и дело появляется информация об очередных проверках. Касаются они в большинстве своём торговых центров. Но много людей бывает не только в ТЦ или кино, но и в театрах. Мы решили сами посмотреть, насколько ответственно театры подходят к вопросу безопасности зрителей. Начнём с Кемеровского театра для детей и молодёжи (по самой банальной причине – он расположился совсем рядом с нашей редакцией).

Подготовка к проверке

Обычно, собираясь в театр, мы долго делаем макияж, выбираем платье — в общем, перевоплощаемся из жертв XXI века, в ценителей искусства, гордо несущих себя на встречу с прекрасным. Но не в этот раз. Наш поход имел немного другой окрас: мы изучили в интернете все имеющиеся материалы по Кемеровскому театру для детей и молодёжи. Не на предмет премьер или новых актёров. Не изучали мы и афишу. Главная задача — проверить, будь я в зале, в случае чрезвычайного происшествия, сумею ли я выбраться?

Прошли мы в театр через служебный вход, он был открыт. Охрана просто поздоровалась и, задав вопрос, мол, не перепутали ли мы двери, вежливо проводила нас к директору. Именно ему мы и хотели задать несколько интересующих нас вопросов о безопасности театра.

Документация

Неожиданная встреча с корреспондентами Сибдепо, кажется, ничуть не смутила директора Кемеровского театра для детей и молодёжи Григория Забавина. Он, узнав о цели визита, препятствовать нашей проверке не стал и даже предложил свою помощь. И она нам сразу же пригодилась: мы попросили показать нам документы, которые бы успокоили нас, в первую очередь, как зрителей этого театра, и во вторую очередь, как журналистов. И они, благо, оказались на месте и в полном комплекте.

«У нас всегда проходят проверки: ежемесячные, ежегодные и для нас нет разницы в этих самых проверках до трагедии в «Зимней вишне» и после, потому что к нам всегда предъявлялись очень высокие требования. У нас всегда были и есть плановые, внеплановые проверки. Например, ежегодная проверка у нас летом, в прошлом году мы прошли её без замечаний», — говорит Григорий Забавин.

Документы — это прекрасно. Но безоговорочно верить бумаге в XXI веке – чересчур оптимистичный подход. «Посмотреть бы своими глазами», — тонко намекнули мы. «Я провожу», — сходу уловил намёк Григорий Забавин.

Проверка выходов

Сердце театра – зрительский зал. С него мы и начали нашу проверку. Собственно, это единственное место, где могут одновременно собраться до 200 человек. Мы заметили, что здесь нет никаких датчиков на потолке и не увидели знакомого красного мигающего огонька. Григорий Забавин объяснил, что помещение немаленькое и здесь система со стандартными датчиками не сработает оперативно. Именно поэтому в зале установлен лазерный датчик возгорания.

«На потолке висит сам датчик и напротив – его отражатель. Каждые 20 секунд оттуда проецируется лазерный луч, отражается и возвращается обратно. Если в здании начнётся задымление, то луч не вернётся и автоматически сработает система оповещения. Был у нас случай, когда в спектакле очень активно использовалась дым-машина и, собственно, датчик сработал. Тогда мы и поняли – система надёжная», — рассказывает директор театра.

Перейдём к выходам. Всего их в театре девять. В зале расположены четыре из них. Первые два – это те двери, через которые все зрители заходят в зал – широкие двустворчатые двери. Два других выхода расположены справа и слева от зрителей, но уже ниже, у сцены. Справа дверь выходит сразу на улицу, слева – к посту охраны и через пару метров – на свежий воздух. Закрыты они были только на засовы и мы сами смогли их открыть.

Кроме того, нам рассказали, что при срабатывании пожарной сигнализации к эвакуации подключаются артисты. Григорий Забавин рассказал, что подобную ситуацию в театре уже отрепетировали не один раз, и что артисты готовы это подтвердить прямо сейчас. Словами учебную «панику» в театре не описать – смотрим видео.

«Весь зал мы зрительно делим на четыре части: за каждый квадрат есть ответственный администратор. Кроме того, в случае ЧС к эвакуации подключаются артисты театра, они обучены и знают, что необходимо делать. Людей из каждого квадрата мы выводим через свой эвакуационный выход, чтобы не было давки и паники», — комментирует Григорий Забавин.

Как отметил директор театра, выше первого этажа гости театра в принципе не поднимаются. Если только посмотреть на фото, висящие на втором этаже. Мы решили тоже подняться и посмотреть, что будет, если во время срабатывания пожарной сирены именно там будет стоять человек и рассматривать снимки.

В будни, днём, когда в театре нет зрителей, двери центрального входа закрыты. Поэтому и мы не смогли во время нашей проверки через них выйти на улицу. Но стоит заметить, что в те дни, когда идут спектакли, — они открыты.

Ещё несколько пунктов, которые мы проверили и остались довольны: 15 пожарных кранов на территории театра. Находятся они в пожарных шкафчиках, которые администрация театра опечатывает. Но, опять же, нам необходимо было посмотреть, не пусто ли в этом шкафчике.

«У нас недавно была учебная эвакуация. В зале у нас находились больше 60 человек и всех их мы вывели из здания за одну минуту и 15 секунд», — уверяет Григорий Забавин.

Итог

Каждый эвакуационный выход из Кемеровского театра для детей и молодёжи мы проверили лично. Главный, пожалуй, результат проверки: во время нашего неожиданного визита все двери были закрыты на засов, да и никаких других замков в принципе на них не было. Специально для нас, чтобы продемонстрировать рабочее состояние, была активирована тревожная кнопка. На улицу мы выбрались несколько раз «по тревоге» и сделали это очень быстро. Вывод: ходить в этот театр безопасно, не забывая, конечно, о собственной ответственности.

Текст: Карина Миллер.
Фото: Никита Анульев/Сибдепо.

Комментарии

Рекомендуем