Чего требует красота: интервью с директором единственной производственно-косметической компании в Кузбассе

Анастасия Сорокина заставила всех заговорить о Кузбассе, как о регионе, который может производить практически волшебные косметические средства. Она сама создаёт различные крема и косметические средства, которые помогают избавиться от старомодного татуажа, от шрамов, растяжек, стрий и помогает всему прекрасному полу выглядеть эстетично. Подробнее о директоре единственного в Кузбассе косметического производства расскажем в интервью.

С Анастасией Сорокиной мы познакомились на конкурсе «Лучшие товары и услуги Кузбасса» (региональный этап конкурса «100 лучших товаров России»). Именно её продукт привлёк не только наше внимание, но и внимание компетентных экспертов. Разработка, о которой мы расскажем ниже, удостоилась кузбасского золотого знака качества продукции. Отметим, что в региональном этапе участвовало более полусотни компаний со всей области.

О новейших разработках

Свои разработки я начала с пигментов для перманентного макияжа. Уже потом возникла необходимость в создании средств, которые бы помогали женщинам избавиться от  неудачного татуажа, сделанного много лет назад. Ведь сейчас то, что делали даже два года назад, не является красивым и эстетичным. Дальше работа лишь разрослась в целое направление, посвящённое борьбе с морщинами, шрамами, растяжками и келоидными рубцами, последствиями ожогов и обморожений.

Работу над созданием своего первого ремувера — средства, которое нейтрализует татуаж, началась спонтанно. Я так хотела и желала его создать, что препарат получился практически сразу. Первый раз процедуру тестирования средства я проводила с бледным лицом, трясущимися руками и на себе. Это единственный российский ремувер на данный момент. До этого мастера всего мира пользовались импортными средствами, в том числе и из азиатских стран,  которые  давали небольшой результат, и  несли множество побочных эффектов. Помимо качества хромала и документационная часть — зарубежные  производители не спешили делиться не только составом, но и  происхождением косметики. Даже, элементарно, срок годности был загадкой. Это не только нарушение законодательства России, но и вовсе опасно для здоровья потребителя.

Мастера, работающие на ремувере, стали замечать, что в процессе нейтрализации татуажа, уменьшаются и шрамы. Команда у нас большая и все энтузиасты. На стадии исследований и наблюдений многие клиники и салоны, работающие на ремувере, стали бесплатно работать с людьми и помогать им делать шрамы на бровях практически незаметными.

Так, со временем,  появилась возможность помогать девушкам, которые удаляли лазером перманентный макияж и у них остались шрамы. И если несколько лет назад такой возможности не было, то  теперь появилось средство, и не одно, которое сделает шрамы менее заметными.

Ещё один яркий пример распространённого шрамирования наблюдался и от такой модной процедуры в нашем городе, как микроблейдинг (специфичное нанесение татуажа). После неё на бровях часто остаются рубцы. Это очень большая проблема в современной индустрии красоты. Отсутствие квалифицированных кадров, мастера самоучки, которые учатся мастерству сразу на девушках-клиентках, просто повально порождали эстетические уродства.

Крем от шрамов, появившийся уже позже, тестировала изначально тоже на себе. Как раз на тот момент я сделала полостную операцию и одну сторону оставшегося рубца мазала своим изобретением, а вторую – нет. Результат я увидела уже через 10 дней, а спустя месяц мой  хирург  тоже был  очень приятно удивлён, результатом была довольна и я. Сейчас я  работаю над тем, чтобы клиники и салоны смогли применять этот крем в своей работе.

Средство по нейтрализации перманентного макияжа помогло мне получить первый патент. Приятно осознавать, что я – второе российское и 14 международное имя в разработках по удалению нательных рисунков. Приятно мало сказано — я плакала от счастья и гордости.

Следующий патент, посвящённый лечению рубцовой и келоидной ткани, я писала уже позже, в апреле 2018 года  пришла  положительная экспертиза. В разработки регенерирующих кремов я вложила больше сил, но оно того стоило — я получила средства, которые дают практически моментальный эффект. Нужно вечером быть «на высоте» – такой крем отличный вариант. Кожа будет выглядеть так, будто полдня было проведено в салоне красоты.

Это хорошие достижения за год работы. За это время я заключила 34 договора о сотрудничестве и начала работать с аптеками Кемерова. Кроме того, сейчас мои косметические средства знают в Канаде, Киргизии, Ливии, Швейцарии, Испании, Германии, Казахстане, Туркменистане, США и в других странах. Я горжусь тем, что Кузбасс в лице моей компании может держать высокое качество продукции и повышенный интерес у коллег в России и за рубежом.

Но, к сожалению, у нас в городе люди не привыкли к инновациям. Когда они слышат о моих разработках, то удивляются и говорят: «а что, такое возможно?». Часто вижу скептицизм. Играет большую силу менталитет и мнение, что косметика не может быть полезной. Но, участвуя в региональных и федеральных конкурсах, я постепенно знакомлю земляков с моими разработками и убеждаю их в обратном. Потому что моя цель не обогащение, моя цель — наука, моя цель — приносить пользу.

Производство

Я создаю различные крема и ремуверы на основе своего сырья и сырья российского производства, не пользуясь вообще импортными ингредиентами, на этом я всегда ставлю акцент. Мои экстракты масляных трав  разработаны по специальным технологиям, включающие циклы ферментации сырьевых продуктов. Каждый мой шаг документирован. Импортная аналоговая косметика стоит в разы дороже, например, зарубежный аналог с коллагеном, стоимость которого начинается от пяти и доходит до 37 тысяч. А у нас, несмотря на то, что производство очень дорогое, крема стоят от 1 500 рублей. Около 35% — это полностью моё сырьё. Это травы, которые собираются в Кузбассе и с которыми я уже позже работаю.

В настоящий момент я могу вырабатывать совершенно любые крема, различных направлений, работать под бренды и под заказ фирм, которым необходимо определенное косметическое направление и эффект.

Очень сложно рассказать о том, как я создаю крема. Просто этому нельзя научиться — ты это просто знаешь, генерируя все то, что ты когда-то изучал в химии, фармацевтике, народной медицине, монографиях учёных и так далее. Здесь-то и задействованы расчётные способности, интуиция и огромные знания. Мои близкие всё время удивляются, как у меня это получается. Но моя продукция действительно работает, отзывы давно перевалили тысячный эквивалент. Их получать очень приятно.

Знаете, это как писать стихи: если у тебя есть вдохновение, ты понимаешь, что делаешь, всё само сложится. Крема, они как дети, есть послушные, а есть непослушные. У меня было такое с одним кремом. Была очень долгая и тщательная работа, почти пол года, сотни неудачных образцов, огорчения и неудачи, слёзы досады,  но результат того стоил! Без настроения тоже этим заниматься нельзя, не будет души — не будет результата.

Я очень рада, что могу гордиться натуральными ингредиентами в составе своих косметических средств. Вот, элементарно: вы знаете, как выглядит настоящее масло крапивы? Оно не бесцветное, как в аптеках продают. Настоящее масло крапивы – это субстанция тёмно-зелёного цвета с сильным запахом силоса. И именно такое средство поможет отращивать волосы, реснички и бровки.

В вопросах производства у меня есть принципиальная позиция: я никогда ничего не скрываю от тех, кто моим продуктом пользуется. Все знают, где я делаю, что, как и из чего. Такой же политики придерживаюсь в работе с документами. Прозрачность деятельности — мое кредо.

О бьюти-сфере в регионе

Сфера очень тяжёлая, потому что это огромный женский коллектив. Мужчин практически нет, а конкуренция… Это и вовсе отдельная история. Когда я начинала заходить в бьюти-индустрию, здесь нельзя было просто так взять и начать что-то делать, преподавать, создавать. Но я очень хотела стать той, на кого будут ровняться и кто перевернет мировоззрение и отношение к профессии. Это очень сложная сфера, в которую тяжело прийти и закрепиться.

Сейчас я уже реализовалась и практически не участвую в различных конкурсах. Меня приглашают обычно как профессионала на мастер-классы, чтобы рассказать то, что я знаю. Со стороны кажется, будто это очень простая сфера. Нет, это не так. Это серьёзная работа, с серьёзным бюджетом. И если раньше она не привлекала, то сейчас все понимают, что тут можно очень хорошо зарабатывать.

О мастерах «на дому»

Мастера перманентного макияжа на дому – факт, который будет всегда. Но дело в том, что есть действительно добросовестные мастера, которые по той или иной причине не выходят в свет. Как раз Ассоциация мастеров перманентного макияжа, соучредителем и президентом которой я являюсь, помогает мастерам с документами. Мы направляем, объясняем и рассказываем, как и что делать, чтобы их деятельность была легальна.

Сейчас мастеров стало очень много, потому что сфера стала привлекать. Она стала престижной, теперь не считается, что это сфера обслуги. Да, большая конкуренция, но мастера отсеиваются. Причина здесь одна: качество. Если мастер плохо делает, то рано или поздно он потеряет всякую выгоду и прекращает свою деятельность. А те, кто пользуются спросом, идут оформлять документы и вести легальную деятельность, и могут смело о себе заявлять в индустрии.

В этом отношении очень радует, что потребители у нас тоже стали очень грамотными, чего не было раньше.

О личной жизни

Я жила как и все мамочки-домохозяйки: котлетки, супчики и узелок из волос на голове круглосуточно. Но в голове рождались «гениальные идеи» одна за другой.

Я иногда не понимала, как то или иное событие в жизни происходит. Но оно мне помогает и подталкивает к тому, чем я должна заниматься. Помогает и абсолютно неисчерпаемая энергия. У меня в жизни был период, когда я просто сидела до пяти утра и думала, что делать дальше. Что-то читала, писала, делала, изобретала и искренне верила, что когда-то я воплощу свои идеи в жизнь.

Отношение к образованию и документам

Когда я училась в школе, жили мы бедно и когда я подросла, денег даже на дорогу в другой город не было, чтобы поступить туда, куда хотелось. Поэтому первое образование — училище, которое я закончила с красным дипломом. Мне всегда нравилось учиться, науки манили меня как магнит, я просто пропадала в библиотеках,  изучала углублённо медицину, генетику, химию, физику и другие предметы. Мое детство прошло в  маленьком селе на севере Кузбасса Святославка (Ижморский район), и библиотечные книги  были моими лучшими друзьями. Ими они остаются и до сих пор.

Я  всегда хотела работать в сфере медицины. Родители  настаивали на юриспруденции. Они считали, что только в этой сфере можно достойно жить и зарабатывать. И так я получила диплом юриста. Всего я успела получить пять специальностей и очень люблю учиться. Только в сфере красоты я получила образование парикмахера, мастера ногтевого сервиса, косметика, мастера перманентного макияжа, визажиста, да я и сейчас продолжаю учиться в медицинском колледже.

Меня как-то привело в сферу красоты совершенно с противоположной стороны. Но я пришла. Были шишки, я их набивала – это мой опыт. Но сейчас я понимаю, что каждое моё образование и обучение мне пригодилось в жизни. Я руководитель компании, юрист, кадровик — в управлении это очень помогает, долго была и самим управленцем.

Некоторая моя продукция специфичная и требует обучения, так спустя почти 18 лет, пригодился и диплом педагога, когда я получала образовательную лицензию. Зато узкого  химического образования у меня нет, но подруги химики смеются, что я знаю больше них, и называют меня химиком среди химиков.

Свою фирму ООО «Стрекоза» я открыла чуть больше года назад. Я очень долго делала все необходимые для работы документы. Считаю, что перед любым действием должен быть весомый документальный путь и легальность, как  хороший фундамент. Без этого я не берусь даже за самое маленькое дело — принцип. Часто такие  документы очень  сложно получить. Например, сертификаты на косметическую продукцию я получала восемь месяцев на каждый отдельный продукт.

О планах на будущее

Сейчас основная ближайшая цель – покупка своего помещения. Я работаю в этом направлении. Продолжаю развивать работу с аптечными сетями, клиниками и крупными косметическими сетями, развивать сотрудничество с зарубежными коллегами. Новые партнёры и сотрудничество —  приоритет ближайшего будущего.

Мое кредо

Я не люблю быть в толпе, я хочу быть там, где никого нет. Мой путь там, где никого не было. Поэтому я точно знаю, что для меня открыты все дороги и нет ничего невозможного. Чему доказательство — моя производственно косметическая компания – единственная в Кузбассе. Хотя я часто от знакомых слышала, что все ниши заняты и пути развития обречены на провал. Но я доказываю иное.

Текст: Карина Миллер.
Фото: Личный архив героя.

Комментарии

Рекомендуем