Дефицит на охоту

В Кузбассе не хватает диких животных на всех желающих поохотиться. Отчасти поэтому люди становятся браконьерами, считают в областном департаменте охраны объектов животного мира. Между тем на некоторые охотничьи виды животных лицензия сегодня вовсе не выдается, поскольку те находятся под угрозой уничтожения.

В Кузбассе не хватает диких животных на всех желающих поохотиться. Отчасти поэтому люди становятся браконьерами, считают в областном департаменте охраны объектов животного мира. Между тем на некоторые охотничьи виды животных лицензия сегодня вовсе не выдается, поскольку те находятся под угрозой уничтожения.

Теплая осень в этом году отсрочила появление браконьеров в лесах Кузбасса. Но как только выпал снег, люди вышли на охоту, в обход законов. По данным департамента охраны объектов животного мира, с октября незаконно добыто 2 лося, 1 косуля, 1 заяц, 1 медведь, 6 рябчиков, 3 тетерева. 9 браконьеров помимо штрафов должны возместить нанесенный природе ущерб на сумму 349 тыс. руб. Всего же за 10 месяцев текущего года зафиксировано 45 фактов незаконной охоты. Сумма ущерба природе вместе со штрафами получилась внушительная — свыше 1 млн рублей.

Волчий билет

Понятно, что на эти деньги не купят нового лося и не выпустят в лес — вместо убитого. Но судя по названию строки, целевое использование взысканных с нарушителей денег должно идти непосредственно на восстановление баланса животного мира. «Эти деньги поступают в бюджет, — говорит начальник департамента по охране объектов животного мира Кемеровской области Павел Степанов. — А бюджет нам их выделяет в виде субвенций — они идут на усиление департамента. Недавно приобрели 4 уазика, 3 снегохода, оргтехнику… Эти деньги также идут на подкормку животных». По данным чиновников, в 2011 году лосям на соль и косулям на сено суммарно из областного и федерального бюджета уже выделено 783 тыс. руб. Подкармливаются на казенные средства животные, обитающие в заказниках и общедоступных охотничьих угодьях. Получается, ущерб природе восстанавливается опосредованно. Завозить какие-то виды в Кузбасс специально необходимости нет, считают в департаменте. За последние годы немного сократилась численность разве что косули сибирской (из-за суровых зим прошлых лет), но популяция восстановится естественным образом. Сегодня в Кемеровской области обитает 3 748 косуль. Численность лося, по данным последних учетов, увеличивалась на 2-3% — у нас проживает 2 728 этих копытных. А вот на волка и зайца-русака в нашем регионе охотиться запрещено. В кузбасских лесах русаков насчитывается 378 — популяция должна быть больше, считают специалисты. Волков же у нас осталось всего 15 (!) особей. Но специально разводить этого хищника не планируют. «В Якутии с волком борются, — комментирует Павел Степанов. — Есть территории, где за одного убитого волка дают премии 15 тыс. руб. Волков в Якутии порядка 8-12 тыс. Ученые проводили исследования и выяснили, что за год один волк уничтожает 40 оленей». К слову, в Кемеровской области отстрел волков когда-то тоже поощрялся.

Бизнес — в заказники

Вмешиваться в природу даже с самыми благими намерениями чревато — можно нарушить баланс. Так, в Кузбассе раньше пытались разводить бобров. Сегодня в области живут 18 тысяч этих водолюбивых животных, которые заполонили реки и не пускают рыбу на нерест.

Животный мир Кузбасса отличается большим разнообразием. У нас существует 12 зоологических заказников областного значения, призванных сохранить или увеличить популяцию редких зверей и птиц. Некоторые из них создавались в 60-е годы и уже потеряли свою актуальность — например, бобровый заказник. В скором времени отвечать за заказники будет специально созданная структура — дирекция особо охраняемых природных территорий Кемеровской области. «Мы планируем запустить в заказники бизнес, — говорит Степанов. — Чтобы строились базы отдыха, разрабатывали маршруты, чтобы жители Кемеровской области видели живые уголки. Если в заказнике присутствуют люди — лишние глаза — меньше будет браконьерства».

Основные нарушения правил охоты — провоз оружия в автомобиле в собранном и заряженном виде, охота с незарегистрированным оружием и охота без разрешения на добычу (собственно, браконьерство). Последние годы для охранников леса настоящей напастью стали «охотники» на снегоходах (охота с их использованием запрещена). С прошлого года передвижение по заказникам области на снегоходах, квадроциклах и автомобилях повышенной проходимости запрещено. Чтобы ограничить передвижение на спецсредствах во всех охотугодьях нужен федеральный закон.

Охота пуще неволи

По данным департамента охраны объектов животного мира, больше всего нарушают правила охоты члены общественных организаций охотников и рыбаков. Например, у охотника есть лицензия на косулю, а ему в лесу попадается лось, и человек, конечно, не упускает добычу покрупнее.

98% задержанных постоянно работают, то есть имеют стабильный доход. 40% из них занимаются бизнесом. По словам Павла Степанова, типичный браконьер — это предприниматель средней руки, самодостаточный человек, который может позволить себе современное дорогое оружие и снегоход. Но приобрести лицензию, например, на медведя (3 400 руб.) для состоятельного человека тем более ничего не стоит. Другое дело, что лицензий не хватает на всех желающих. В Кемеровской области площадь лесов и численность охотничьих видов животных невелика по сравнению с плотностью населения (в регионе она самая большая в Сибири). Лицензии на отстрел животных выдаются, исходя из имеющихся лимитов — ни больше ни меньше. После того как лицензии распределены по охотничьим обществам, департамент принимает заявления от граждан на отстрел зверя в общедоступных лесах. «При наличии лицензии мы не вправе отказать человеку, даже тому, кто в том году совершил административное правонарушение», — говорит Павел Степанов. В этом году у департамента было всего 8 лицензий на охоту на лося в общедоступных угодьях. (При этом незаконно добыто с начала года 16 лосей). Понятно, что желающих получить разрешения, даже за дополнительную плату в конверте, было гораздо больше. «Со всей ответственностью говорю — нет, — отвечает на вопрос о взятках начальник департамента. — Первые 8 поступили — мы их раздали и всем остальным с чистой совестью отказываем». Охотничьи общества, которым достались лицензии, в свою очередь могут выставлять за них какую угодно цену. По словам Павла Степанова, лицензия на медведя у них может стоить и 20 тыс. руб. Но это для людей с улицы — не являющихся членами общества.

Получается, многие хотели бы охотиться легально, но не могут. Штраф за нарушение правил охоты от 1 000 до 2 000 рублей вряд ли способен кого-то остановить. А привлечь к ответственности за браконьерство непросто. «Очень сложно собрать доказательную базу, — говорит Степанов. — Нужно, чтобы на месте было 2 понятых. Добровольцев, которые с нами выезжают, не всегда устраивают следственные органы. Они считают, что это люди заинтересованные. Ну и огрехи в законе».

В прошлом году за браконьерство были осуждены 3 человека, в нынешнем — пока 2 (за убийство лося). Сейчас 18 дел находится в следственных органах. По данным начальника департамента, примерно в 70% случаев в возбуждении уголовного дела природоохранным структурам отказывают.

За последние годы в Кузбассе из-за суровых зим немного сократилась численность косули сибирской. Но популяция восстановится естественным образом: 3 748 косуль обитает в регионе. Численность лося, по данным последних учетов, увеличивалась на 2-3% — у нас проживает 2 728 этих копытных. А вот на волка и зайца-русака в нашем регионе охотиться запрещено. В кузбасских лесах русаков насчитывается 378 — популяция должна быть больше, считают специалисты. Волков же у нас осталось всего 15 (!) особей.

Комментарии

Рекомендуем