Доктор для чемпиона: интервью с врачом волейбольного «Кузбасса»

Работа спортивного врача весьма отличается от обычной медицинской практики. Здесь эскулап не просто бережёт здоровье пациента — от него в огромной степени зависит результат целого сезона и репутация большого спортивного клуба. При этом пациенты, как назло, занимаются тяжёлой физической работой, чреватой травмами. О том, как работается в таких интересных условиях, корреспонденту Сибдепо рассказал врач кемеровского волейбольного клуба «Кузбасс» Никита Зайцев.

О профессиональных травмах волейболистов

Конечно же, это травмы опорно-двигательного аппарата, преимущественно голеностопные, коленные, плечевые суставы, встречаются травмы локтевых, лучезапястных суставов, переломы пальцев рук. Речь идёт не только об острых травмах, но и об обострениях хронических. Так, с каждым годом все больше отмечаем остеохондропатий. Не редко приходится сталкиваться с болезнями позвоночника, которые обусловлены дегенеративно-дистрофическими изменениями, встречающихся практически у каждого человека, не говоря уже о спортсменах (такими как остеохондроз, спондилоартроз). В волейбольной практике, на удивление, встречались и легкие черепно-мозговые травмы, несмотря на то, что наш вид спорта не относится к контактным, никто не застрахован от столкновений с партнером по команде в сложной игровой ситуации, или же с рекламными щитами. Стоит выделить мышечные повреждения, преимущественно, задняя поверхность бедра и голени. В принципе, при развитии современных методов диагностики база данных год от года пополняется, вводятся корректировки по тактике ведения спортсмена, обычно данная работа согласована с тренером по физической подготовке, который, в большинстве, случаев отвечает за реабилитацию спортсмена.

О пациентах-звёздах и пациентах-легионерах

Я не могу сказать, что есть принципиальные отличия в лечебном процессе между ролевым игроком или селебрити и, скажем, с новичком команды или молодым, перспективным волейболистом. Безусловно, существует принцип индивидуального подхода, но он больше основан на личном опыте общения, или полученной информации. В первую очередь, травмированный спортсмен – это человек, которому нужно помочь, в поставленные сроки решить задачи его восстановления и скором возвращении к трудовой деятельности, что отвечает как интересам клуба и болельщиков, так и его самого, но и что скрывать – исход успешной реабилитации – бальзам на сердце доктора.

Абсолютно не соглашусь с мнением, будто иностранцы дисциплинированнее российских игроков в том, что касается соблюдения режима и профилактики травм. Возможно, такое говорили о спорте в 90х годах, сейчас тенденции меняются, в том числе и в волейболе, все реже встретишь непрофессионализм. Конечно, кто-то более «режимистый», кто-то нет, но это все особенности характера, воспитания, культуры. Ментальность профессионального волейболиста значительно выше, чем ранее. Все люди взрослые, задумываются о спортивном долголетии, с учетом развития медицинских технологий последние десятилетия, в том числе и блока спортивной медицины – это уже не выглядит чем-то нереальным, конкретных примеров много даже в рамках российской волейбольной Суперлиги. Про опыт работы с легионерами скажу, что пожалуй, культура восстановительного лечения и спортивной медицины в Европе развита гораздо выше, чем в России, так что каждый сезон стараемся повышать наши знания и возможности в данном направлении.

О спортивном долголетии

На мой взгляд, роль врача команды не надо превозносить до небес, необходимо просто выполнять свою работу, не только лечебную, организационную, связанную с медицинским снабжением команды, но больше всего, хочу сделать акцент на положительном микроклимате. Когда есть уважение, доверие и симпатии ребят – тогда есть и понимание, к чему нам надо год от года двигаться. Секрет долголетия в спорте, конечно, не знает никто, волейболисты на столько все разные, но стоит смотреть и на биографию, на игровую нагрузку на разных этапах карьеры, в том числе, и на молодежном уровне, анализировать полученные травмы, брать во внимание особенности реабилитационного процесса. Доминирующая роль, пожалуй, в характере и желании игрока, его нацеленности на конечный результат, и, конечно, генетика. Вопросы о режиме игроков всегда интересовали болельщиков и прессу, но не стал бы это выносить на первый план, все профессиональные игроки взрослые, ответственные люди, и сами знают, какая миссия на них лежит, что им надо в тот или иной момент. Отношение к алкоголю, в большинстве, гипертрофируется в ряде российских СМИ, во Франции или Испании бокал качественного сухого красного вина – вариант нормы. Всё чаще слышим, что немецкие тренеры по физической подготовке не исключают стакан пива после нагрузок. На мой взгляд, нам надо двигаться в сторону Запада. Посмотрите либерализм взглядов в НХЛ или НБА, где в базис ставятся личные профессиональные качества спортсмена.

На продолжительные годы в спорте влияют и современные методы лечения, которые активно внедряются и в нашем клубе. Это и криолимфодренажные методики, широкое применение гиалуроновых кислот, лечение собственной плазмой (PRP-метод, plateletrichplasma), современные физиотерапевтические машины (ударно-волновая, Текар терапии, высокоинтенсивные лазеры)…

О спортсменах, выходящих на матчи с недолеченными травмами

Это вопрос внутренней «кухни». Никто не будет на него отвечать развернуто. Здесь нет однобокового решения. Работа тренерского и медицинского штаба – подготовить «проблемного» игрока к игре, учитывая интересы и самого волейболиста. Вечная проблема врача команды – время, а его нет, просто нет. Плотный график игр, тренировочный процесс. Мы часто проводим с тренерами medicalreport, где определяем сроки лечебного процесса, особенности тренировочного режима, конечно же, оговариваем риски, о которых волейболист обязан знать. Рецидивы случаются в спорте высших достижений, но риск должен быть оправдан на все сто. Нередко данный вопрос обсуждается с руководством клуба.

Мы оцениваем риск рецидива и возможную пользу. Решение всегда коллегиальное. Доктор выносит своё мнение, тренеры – своё, учитываем взгляды травмированного игрока, и находим общую точку соприкосновения. Использование НПВС исключительно по показаниям, все знают, что это не запрещено правилами WADA, проводится биохимический контроль, профилактические процедуры по купированию побочных эффектов, каких-либо особенных трудностей мы не видим в данном вопросе.

О режиме дня, алкоголе и развлечениях

Определяет режим дня больше тренерский штаб, а наш стафф лишь вносит рекомендации. Уже обсуждали, что они все всё знают, порой даже лучше доктора. Линия деловых взаимоотношений выстраивается годами – не надо лишний раз подсказывать, игроки всегда знают, что могут обсудить любой вопрос в любое время суток.

Уже косвенно касались этой темы, это всё прямого отношения не имеет к современному спорту высших достижений. Да, мы все люди, но поверьте, это не та тема, которая заслуживает внимания. Насколько я помню, есть единственный показатель абсолютного признака алкогольного опьянения – сдача биологических сред, что делать нам не доводилось. Взаимоуважение и профессионализм – вот с чего надо строить медицинскую службу.

О запрете на секс перед важными турнирами

Типично журналистская история, самое «жаренькое», такое слышу с 1994-го года, Чемпионата Мира по футболу в США, когда скандальный бразильский форвард Ромарио (тогда выступавший в Барселоне) настолько акцентировал на этом внимание, видимо, он что-то знал (золото Бразилии все помнят, как и игру Ромарио) и это настолько не дает ему покоя, что он уже болельщиком давал такие же рекомендации Жезусу перед ЧМ в РФ, которому, судя по личным и командным результатам, это не помогло. Концепции у всех разные. Переадресовываю вопрос игрокам и тренерам. Откровенно говоря, вопрос данный не обсуждался в Кузбассе. Моё мнение, для кого-то волейбол – хобби и вдохновение с талантом, для кого-то – упорный труд, каждый черпает нужный ему источник силы, для некоторых – это сексуальная энергия, для других – стопроцентная концентрация.

О прививках

Абсолютно не всем показана вакцинация, учитывая истории болезни волейболистов, конечно, мы не можем рисковать осложнениями и последующим пропуском на срок 1-2 недели. В Кузбассе вопрос вакцинации носит исключительно индивидуальный характер. Мне кажется, европейские специалисты не настроены положительно на данную процедуру. Моё отношение, в целом, положительно, при отсутствии противопоказаний. Повторюсь, при плотном игровом и тренировочном процессе осуществить вакцинацию крайне затруднительно. Однозначно, вакцинация в профессиональном спорте – это не абсолютная защита, очень важно в каком месте мы окажемся в разгар эпидемии, например, неблагоприятно быть в дороге, в самолетах, аэропортах. В принципе, какого-то секрета купирования гриппозных проявлений у нас нет, идут немедленные лечебные мероприятия. Периодически при выпадении из тренировочного цикла 3-4 игроков, мы устраиваем так называем medicalday.

Текст: Гульнара Ишмурзина.
Фото: Пресс-служба ВК "Кузбасс" (Кемерово)

Комментарии

Рекомендуем