Экзамен по устной речи в школе: зачем он нужен?

Экзамен по устной речи в рамках ГИА уже неизбежен – с 2018 года его будут сдавать все девятиклассники России. Зачем в школьной программе нужен ещё один предмет и как к нему готовиться, Сибдепо рассказала  кандидат филологических наук, доцент кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, научный руководитель системы дистанционного обучения likbez.org  Лидия Малыгина. А специально для кемеровчан мы уговорили Лидию ещё раз вернуться к вечному вопросу: «Как склоняется Кемерово?».

Лидия Малыгина – преподаватель МГУ и научный руководитель системы дистанционного обучения likbez.org, автор курса «Ликвидация безграмотности: 100 уроков практической стилистики, риторики и культуры речи». 100 уроков – это название, буквально отражающее суть курса – за 3 месяца любой (Лидия это подчёркивает) взрослый человек может дистанционно обучиться риторике и культуре речи. Впрочем, обучение риторике, по мнению Лидии, необходимо не только взрослым россиянам. В ближайшее время школьники в обязательном порядке начнут сдавать экзамены по этой дицсциплине.

Что за новый экзамен будут сдавать в российских школах?

Весной 2017 экзамен по дисциплине «Устная речь» будут сдавать лишь в нескольких регионах России в качестве пилотного проекта. В каких – пока неизвестно. Как будет проводиться экзамен – с помощью компьютера либо без применения технических средств – тоже не ясно. Но в 2018-м году этот предмет станет обязательным для всех девятиклассников страны. Об этом заявляла лично министр образования Ольга Васильева.

«Мы возвращаемся, по существу, к тому, что мы должны объяснять свои мысли, мы должны красиво разговаривать на родном языке», а для этого надо «научить учиться», — цитирует чиновницу «Российская газета».

Зачем новый экзамен нужен школьникам?

Слово – это главный метод воздействия человека на окружающих. Всё остальное – физическая сила, соответствие принятым стандартам красоты или предметы, подтверждающие высокий социальный статус, – вторичны. Лидия Малыгина уверена, что человек, не умеющий грамотно говорить, не способен распознать, какие речевые тактики применяет собеседник. А значит, легко может стать жертвой мошенника, например. Или заключить невыгодную для себя сделку. Ну а перед пропагандой (неважно, чьей) такой человек абсолютно беззащитен.

«Необходимо, чтобы во время информационных войн люди умели критически воспринимать информацию. А для этого нужно понимать, что существуют разные речевые тактики и стратегии. Ведь воздействие словом на человека часто бывает недобросовестным. Как отличить убеждение от внушения, от скрытой манипуляции, от прямого обмана, от принуждения, от агитации? А оказывается, всё это можно описать, сформулировать и это знание поможет человеку защитить свои интересы и не стать объектом манипуляции», — объясняет Лидия Малыгина.

Впрочем, дело не только в слишком интенсивном информационном потоке и деловых переговорах. Технический прогресс, при всём к нему уважении, вообще снижает необходимость разговаривать друг с другом. И этот факт ярче всего отражается на детях и подростках.

«Мы все постоянно смотрим в наши гаджеты. Дети вообще стали очень редко говорить. Они, в основном, посылают друг другу картинки, фотографии и между собой разговаривают мало. И даже в школах старшеклассников стали крайне редко вызывать к доске. Если раньше публичные выступления можно было как-то тренировать, выступая перед одноклассниками, на уроке, то сейчас оказывается, что достаточно просто подготовиться к ЕГЭ в тестовой форме. Даже учителя уже разучились преподавать эту дисциплину», — констатирует Лидия Малыгина.

Наконец, ещё один довод в пользу необходимости занятий устной речью: словарный запас жителей России неуклонно снижается на протяжении, как минимум, последних 100 лет. А этот факт, с какой стороны ни посмотри, указывает на деградацию населения. О причинах, приведших к таким печальным последствиям, ведутся споры. Лидия Малыгина, например, указывает на тот факт, что после Октябрьской революции 1917 года из школьной программы были исключены риторика, логика и ещё ряд важных для развития личности предметов.

Противники этой точки зрения указывают на то, что в Российской империи изучение этих предметов было доступно лишь единицам, а общая безграмотность населения была ужасающей». Их основной аргумент: монография историка и демографа Адольфа Рашина «Население России за 100 лет (1811-1913 гг.)», согласно которой в 1913 году, например, грамотность сельского населения в стране не дотягивала до 25% — о каком словарном запасе можно говорить?

Не будем также забывать о 90-х годах XX века и о их роли в сокращении нашего словарного запаса. Красивая и правильная речь стала немодной, а иногда даже трактовалась как признак слабости. СМИ, включая федеральные телеканалы, упростили журналистскую речь вплоть до употребления «блатных» жаргонизмов в эфире, а председатель правительства чуть ли не ежедневно выдавал новую крылатую фразу, которую тут же подхватывала вся страна.

«А раньше где были? Когда думать было надо, а не резать сплеча семь раз… А сейчас спохватились, забегали. И все сзади оказались. В самом глубоком смысле. А Черномырдин предупреждал».

В. С. Черномырдин

За последние 100 лет русский язык вытерпел не меньше бед, чем Россия в целом. Чтобы оценить последствия, достаточно провести несколько минут в любой социальной сети. Сами по себе все эти «спос», «норм» и «лол» не излечатся – нужно прилагать усилия, причём в масштабе всей страны.

Как обучиться устной речи?

Со школьниками всё более или менее понятно: будут составлены методички и учебники, учителя пройдут подготовку и «Устная речь» (скорее всего, не сразу) начнёт доказывать свою нужность и эффективность. А вот как быть с взрослыми? Считать их потерянным для русского языка поколением? Как заверила Лидия Малыгина, всё не так страшно.

Можно обучаться самостоятельно – старое доброе чтение книг будет полезным. Только нужно помнить, что одной лишь художественной литературой тут не обойтись – вы ведь не художественную речь собираетесь себе ставить, а грамотную разговорную. Так что нужно чередовать жанры: классику, современную литературу, публицистику и даже научные издания. Не забывайте, что словарный запас нужно обогащать: обращайте внимание на незнакомые слова, выясняйте их значение, а потом пробуйте использовать их, общаясь с людьми. И ещё один очень важный момент: заведите себе словарь синонимов.

«Такой словарь обязательно нужно иметь дома. И лучше всего – в бумажном виде. Если вы будете искать синонимы в Интернете, это будет слишком просто и не даст эффекта. Вы должны видеть, как выглядеть словарная статья, видеть доминанту синонимического ряда – первое слово, обладающее самым общим значением. А дальше идут синонимы, которые будут отличаться оттенками значения и стилистическими нюансами», — объясняет Лидия Малыгина.

Главное – в вашем обучении должна быть система. Ваш словарный запас должен пополняться регулярно, в идеале — ежедневно. Вы постоянно должны обучаться чему-то новому, а не просто читать книги в своё удовольствие. Если вы человек с железной волей и самодисциплиной, то всё получится. Если нет – то нужно искать себе учителя. Благо, современные технологии позволяют обучаться дистанционно.

«Многие считают, что ораторское искусство доступно не всем – нужен талант и обаяние. Я считаю, что освоить эффективные риторические тактики и стратегии и добиться успеха в публичном выступлении может каждый. Доказательство — мой дистанционный интенсив «Ликвидация безграмотности» за 100 дней». Я даже заключила пари, что за 3 с половиной месяца дистанционно смогу научить любого взрослого человека стилистике, риторике и культуре речи. И выиграла», — подбадривает Лидия Малыгина.

Среди учеников Лидии были жители всех регионов России, в том числе и кемеровчане – 20 человек. И они, между прочим, показали лучшие результаты среди всех россиян. Ручаемся, теперь они не ошибутся, склоняя название нашего города.

Окончательное решение вопроса о склонении слова «Кемерово»

В июле 2015 года Лидия Малыгина в эфире «Маяка» уже объясняла, почему «в Кемерове» — это правильно, а «в Кемерово» — ошибка. Вот видео, в котором она всё подробно объяснила.

Впрочем, как показывает опыт Сибдепо, некоторых жителей города объяснения Лидии не устроили. Комментарии «Язык формирует народ!», «Меня в советское время учили иначе!», а также многочисленные требования изменить заголовок поступают в нашу редакцию регулярно. Тут, наверное, к всеобщему согласию прийти невозможно. Но вот вам ещё один шаблон, «разорванный» Лидией Малыгиной. В эфире «Серебряного дождя» она спросила ведущего: «Как правильно: «любимЫЙ Кемерово» или «любимОЕ Кемерово»?». А в самом начале рассуждения «Ну, город же, значит — он…» перебила:

«Сразу неверно! Кемерово – существительное склоняемое, а потому его род никак не связан с родом существительного «город» и определяется традиционным способом – подстановкой местоимений «он — мой», «она — моя», «оно — моё». Кемерово – «ОНО МОЁ», то есть это существительное среднего рода: «родное Кемерово», — огорошила радиослушателей и ведущего Лидия Малыгина.

Вот так-то. И давайте попробуем научиться как-то жить с этой мыслью.

Текст: Аркадий Кимеев.
Фото: из личного архива Лидии Малыгиной, архив Сибдепо, google.images

Комментарии

Рекомендуем