Гостинчик из-за забора: чем кормят сибиряков заключённые

Недавно новость о том, что, оказывается, кузбасские школы закупают в колониях молоко и мясо, всколыхнула родительское сообщество. Сибдепо решил разобраться, чем кормят детей и не только кузбасские заключённые и так ли это страшно.

Мощное производство

В Кемеровской области сразу несколько колоний-поселений (КП-2, КП-3, КП-31) занимаются производством сельскохозяйственной продукции. Там выращивают зерно, овощи, занимаются животноводством, а в цехах при колониях-поселениях занимаются производством мясной и молочной продукции, делают муку. Продукты производят и в других колониях.

«Кроме того, во многих колониях области есть собственные подсобные хозяйства, где производят свинину, баранину, говядину и изделия из этого мяса. Колбасная продукция представлена в широчайшем ассортименте – только колбас больше 30 видов, плюс сало, мясные деликатесы. Во всех СИЗО Кузбасса пекут хлеб», — рассказал представитель ГУ ФСИН по Кемеровской области Павел Акуленко.

Торты, пироги с повидлом, рыбой и мясом, тандырные лепёшки и самса, блины, сахарные плюшки – вот неполный перечень того, что пекут в кузбасских колониях, помимо хлеба.

Кроме того, в кузбасских колониях делают творог, сливочное масло, молоко, вареники, пельмени, консервы и тушёнку, готовые супы, консервированные овощи (капуста и огурцы). Еще заключённые в Кузбассе делают подсолнечное масло, соусы (кетчуп, горчицу, майонез), газировку и сладкую халву делают жильцы ИК-1 – мужской колонии для осужденных в Мариинске. На 2019 год пресс-служба ГУ ФСИН по Кемеровской области анонсировала производство вкусной карамели в ИК-22.

Как рассказали в пресс-службе ФСИН, в основном все сельскохозяйственные предприятия расположены в районе Чебулы и Маринска – это собственные поля, тепличные хозяйства, свинофермы, коровники (в одном из которых, кстати, открылось новое родильное отделение для коров).

Как отметили в ведомстве, вся продукция предназначена в первую очередь для обеспечения нужд учреждений ФСИН, причём, как пояснили нам в ведомстве, обеспечивать свежими продуктами собственного производства кузбасские колонии удаётся более чем на 90 %.

 

У соседей

В середине 2017 году всю страну облетела новость о том, что в томских колониях стали делать куриц-гриль и продавать их. Но на самом деле производством продуктов питания в учреждения ФСИН в Томской области занимаются довольно давно, правда, всего в трёх учреждениях — ЛИУ-1, ИК-3, ИК-4.

«В этих колониях выпекают различные хлебобулочные изделия, полуфабрикаты (пельмени, котлеты, шашлыки), уже готовые и упакованные салаты и обеды, в том числе супы, колбасу, сало, шпик, жареные куры-гриль, свежую зелень», — рассказал главный инженер УФСИН по Томской области Виталий Пичугин.

Поставки мяса и овощей обеспечивают подсобные и тепличные хозяйства при колониях – заключённые высаживают на полях картофель, свёклу, морковь, выращивают свиней и птицу. Как рассказал Виталий Пичугин, как правило, в каждом из исправительных учреждений есть один цех, где готовят пищевую продукцию, которая подразделяется уже на разные рабочие зоны. Например, в одном и том же помещении могут полуфабрикаты превращать в готовые упакованные обеды. Этого хватает, чтобы частично, обеспечить потребности колонии.

В Новосибирской области тоже активно производят еду в колониях. При одном из исправительных учреждений есть мини-завод по производству и переработке молока, а также изготовлению молочной продукции. Он находится в колонии-поселении №22 и объёмы позволяют полностью обеспечить все исправительные учреждения молоком и маслом.

В новосибирской ИК-8 заключённые делают мясокопчёные изделия (много разновидностей, в том числе сало, колбаса, мясные деликатесы), которые приобретают как заключённые, так и сотрудники ФСИН.

«В этих колбасах до 90 % мяса, продукт получается скоропортящийся, но очень высокого качества, поэтому пользуется спросом», — уточнили в новосибирском управлении ФСИН.

Сейчас в колониях новосибирской области планируют выпускать ещё и фруктовый сок.

Как пояснили в ведомстве, всё мясо и молоко, которое потом идёт в стаканы и колбасы, производится при колониях. В ВК-8 есть целый свинокомплекс, где делают всё — от момента рождения поросёнка, до готового продукта из свинины. Такой же комплекс по производству крупнорогатого скота существует при колонии-поселении № 22, где делают молоко.

Где можно встретить

В первую очередь мясо, молоко и печеньки в колониях делают, чтобы накормить своих же подопечных и удаётся это в разных регионах по-разному, но всё же удаётся. Кроме того, в небольших магазинчиках на территории колоний заключённые могут купить ими же произведённую продукцию на те деньги, которые удалось заработать во время отсидки. В этих магазинах закупаются и сотрудники ФСИН.

Впрочем, шанс получить, точнее, купить, «гостинчик из зоны» есть и у людей, кто в местах не столь отдалённых никогда не бывал и не собирается. Например, жители посёлка Колывань в Новосибирской области, который находится рядом с ИК-22, могут без проблем купить молочную продукцию в небольшом магазине рядом с колонией. Во всех трёх регионах продукты из колоний выставляются на ярмарках городского, областного и районного масштабов. Например, в Томске на Крещение на Белом озере продавались шашлыки из ИК-3, и в следующий раз угощать томичей жареным мясом будут на масленицу. Да и около колоний мини-ярмарки там организуют как минимум дважды в месяц. Как отметил Виталий Пичугин, продукты с прилавков просто сметают.

С ноября 2018 года в Кемерове на продуктовом «Народном рынке» открылась постояно работающая торговая точка, где любой желающий может купить те продукты, что делают заключённые. Как отметили в кузбасском управлении ФСИН, мясо, масло и молоко народ берёт очень охотно.

Впрочем, в двух регионах, Кемерове и Томске, решили пойти дальше и продукция, произведённая в учреждениях ФСИН, участвует в госзакупках.

К примеру хлеб, выпеченный заботливыми руками томских заключённых, по системе госзакупок поступает в систему МВД Томской области. Используют ли его в столовых для сотрудников или же таким образом обеспечивают выпечкой задержанных и подопечных центра временного пребывания мигрантов, в ведомстве не уточнили.

В Кузбассе продукция из колоний поступает по системе государственных и муниципальных закупок в больницы, школы, детские сады и социальные учреждения.

«Хлеб закупает Губернаторский многопрофильный лицей-интернат», областной госпиталь ветеранов войн, Журавлёвский дом-интернат для престарелых и инвалидов», центр социального обслуживания населения Кировского района Кемерова, Благовещенский специальный дом-интернат для престарелых и инвалидов в Кемерове и социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних, реабилитационный центр для детей и подростков с ограниченными возможностями» — рассказали в пресс-службе ГУ ФСИН.

Кроме того, Верх-Чебулинская средняя общеобразовательная школа закупает у ФСИН молоко для воспитанников, а два учреждения дошкольного образования, Орлово-Розовская начальная школа-детский сад и Новоивановский детский сад «Тополек» покупают мясо.

Собственный бренд

Впрочем, на госзакупках кузбасские сотрудники ФСИН решили не останавливаться, и сейчас ведут переговоры с представителями сетевых ритейлеров в регионе о возможности продажи продукции, произведённой в колониях, через супераркеты. Причём ритейлеры проявили к этому огромный интерес, но, чтобы всё-таки «запустить» продукты в супермаркеты, ФСИН нужно выполнить ряд требований: проработать логистику и поставки, создать систему штрих-кодов и собственный бренд. Одна из сетевых компаний прямо сейчас готова работать по молоку и просто ждёт, когда ведомство «утрясёт» все мелочи, мешающие продажам.

Сейчас у продуктов питания, произведённых в кузбасских колониях, нет какого-либо единого названия и бренда – это просто масло, молоко и кетчуп в упаковках с нейтральным дизайном. Между тем сейчас на расмотрении у руководства ФСИН находятся сразу несколько вариантов дизайна упаковок и названия бренда. Как уточнили в ведомстве, в названии будет обязательно использовано слово «Кузбасс» или «кузбасский», а среди вариантов дизайна – флора и фауна области.

«Возможно, на упаковках будет изображена птица как символ приближающейся свободы и стремления к ней», — рассказал Павел Акуленко.

Про честность арестантов

Во всё трёх областях сотрудники ведомства ответили по-разному: В Томске сообщили, что за производством пищевых продуктов очень тщательно следит городская прокуратура, прокурорский работник наведывается в учреждение не реже, чем раз в два дня. То же самое с санитарным надзором, но главным сдерживающим фактором, объяснили в томском УФСИН, для заключённых является мнение товарищей.

«Вся продукция, которую производят в цехах, точно так же идёт в колонии и её едят как сотрудники, так и заключённые. Всё это складируется вместе, без разбора, никто не распределяет «вот это пойдёт сотрудникам, вот это осуждённым, вот это на ярмарку», так что какая кому попадёт колбаса или булка, никто не знает. Конечно, если осужденный станет себя плохо вести, ходить и плевать, его товарищи просто не поймут, да он и сам бы не стал это есть», — сообщил главный инженер УФСИН по Томской области Виталий Пичугин.

В Новосибирской области и Кузбассе контроль за работой заключённых на производстве продуктов тоже строгий. Но авторитет товарищей по камере сотрудники управлений ФСИН всё же считают недостаточным, поэтому заключённым приходится работать под камерами. Причём если в Новосибирской области заключённые сами, с помощью вольнонаёмных специалистов, делают под камерами всю работу, от приёма родов у коров до создания колбасы, то в Кузбассе к важным процессам, например, дойке, подопечных ФСИН всё-таки не допускают – такую работу выполняют вольнонаёмные сотрудники. А в цехах держать контроль над производством помогают не только постоянные проверки прокуратуры и санитарно-эпидемиологической службы, но и камеры и сотрудники учреждений.

 

При этом, как отметили в управлениях ФСИН всех трёх областей, в колониях существует возможность получить профобразование, и чаще всего на работу в цехах выходят те люди, у которых есть профильное образование. И суд обращает внимание на то, какую жизнь вёл в колонии осуженный и на решение об условно-досрочном освобождении это может очень сильно повлиять. Так что чаще всего на производство продуктов уже идут люди с образованием и знаниями о том, как производить пищу.

Кстати, как отметили сразу в трёх управлениях ФСИН, заключённые во время работы в цехах получают полноценные записи в трудовые книжки, и опыт работы. Причём после освобождения некоторые заключёные решают не тратить зря такой интересный опыт и уже на воле идут работать по профессии повара или в цеха по изготовлению пищевой продукции. Есть ли такие повара, кондитеры и пекари в Кузбассе, в кемеровском управлении ФСИН не уточнили. А вот в Новосибирске как минимум одна женщина, отбывавшая срок в колонии, стала поваром в новосибирской столовой. Томские кулинары «с зоны» пошли дальше – один из мужчин работает поваром в популярном местном кафе, другой – в дорогом ресторане.

Текст: Екатерина Бухтиярова.
Фото: pixabay.com, пресс-служба ГУ ФСИН по Кемеровской области

Комментарии

Рекомендуем