Григорий Дрозд: «Бой для меня это — война!»

Знаменитый боксёр отвечает на вопросы корреспондента «МК».

Знаменитый боксёр отвечает на вопросы корреспондента «МК».

'ГригорийНа международном турнире Николая Валуева, прошедшем в Кемерове 11 марта, Григорий Дрозд, не выходивший на ринг с июля 2009 года, в рейтинговом бою одержал уверенную победу над соперником Ремигиюсом Зиаусисом из Литвы. За свою профессиональную карьеру Дрозд потерпел лишь одно поражение.
Через несколько дней после триумфального возвращения на ринг Григорий Дрозд встретился с корреспондентом «МК» и ответил на его вопросы:

— С 2009 года у тебя не было боёв. Почему такой большой разрыв?

— Я решил взять паузу. Собрался с мыслями, отдохнул…

— Какие дальше планы?


— Они есть, но преждевременно о них говорить не хотелось бы. В них заинтересован наш регион.

— Ещё несколько боёв с твоим участием пройдут на территории Кузбасса?

— Не могу сказать, пройдут ли. Могу лишь сказать, что не собираюсь задерживаться надолго: 2-3 боя, чтобы выйти на первые строчки рейтинга и провести большой бой, бой за титул.


— То есть конечная цель, как я понимаю, чемпион мира. Планируешь закончить карьеру?


— Сейчас нет.


— Валуев говорит: «У меня сейчас одна цель – это Кличко. И всё, я на этом заканчиваю». Есть ли у тебя такой рубеж, цель?


— Нет, это должно быть внутреннее ощущение. Сейчас пока его нет.

'Григорий— У тебя есть прозвище «Красавчик»… То есть люди любят смотреть на тебя на ринге. Бывает так, что тебе говорят: вот ты его победишь, но раунда четыре поборись с ним, чтобы народ порадовать?

— Нет, такого не бывает. Мы можем некую установку на бой разработать с тренером. Когда мы изучаем противника, его технику, мы можем примерно сориентироваться: сразу идти или «пощупать» несколько раундов.

— Но всё-таки в боксе присутствует элемент шоу. Так что на первом месте: бокс или шоу?


— Ну, что такое боксёрское шоу: люди приходят посмотреть не на 30 человек, а на одного-двух. Поэтому этот вечер уже как шоу. Свет, звук, представление и, конечно, зрелищные, захватывающие бои – вот что значит шоу. Как правило, публика любит кровь, травмы, падения, но это бывает не всегда. Бывают бои зрелищные, бывают скучные. Но, как правило, все боксёры стремятся показать свой уровень максимально.

— Ты часто бываешь на малой родине в Прокопьевске?

— Примерно 2 раза в год.

— Хватает или хочется почаще?

— Бывает, хочется вырваться где-то пораньше…

— Встречаешься с одноклассниками и старыми друзьями?

— С некоторыми встречаюсь, но крайне редко. Главный из моментов, почему я туда приезжаю – это родственники: мама, брат…

'Григорий— Хобби какое-то есть?

— Рыбалка. У меня тренер рыбак. И я люблю рыбачить. В московском регионе.

— А у нас здесь?

— Когда приезжаю, с ребятами ездим на Чумыш.

— Самый большой улов каков?

— На Алтае мы щук ловили по 5 кг.

— Бокс – травмоопасный вид спорта. Как часто у боксёров бывают сотрясения мозга?

— У меня сотрясений мозга не было никогда. Но думаю, что нечасто, потому как сотрясение мозга – это микротравма. Много их быть по определению, наверное, не может.

— Ну а удары по голове?

— Бьют по голове – это не есть сотрясение мозга. Сотрясение мозга – это нокдаун, нокаут, когда человек теряет сознание.

— То есть, если человека вырубило на ринге, то всё – у него сотрясение мозга?


— Да, маленькое или большое. И, как правило, я думаю, у боксёров это случается не часто. Если бы это было часто, то карьера быстро бы завершалась. Мне кажется, что не больше, чем у хоккеистов и футболистов.

— Есть у тебя девиз по жизни или заветные слова перед боем?

— На бой? Бой для меня это — война. Никогда не давал себе ни капли жалости. И понимаю, что это не пройдёт в нашем виде спорта: если ты себя пожалеешь, то завтра тебя не пожалеет твой соперник. Поэтому для того чтобы быть в форме и быть максимально готовым, сконцентрированным, нужно на тренировках вкалывать как проклятому. И выходить с таким же настроем на бой.

— К кемеровскому бою ты долго готовился?

— Один месяц. Конкретно к бою, потому как сжатые сроки у нас были. Думал, что возвращение будет немного позже, но мы приняли решение приехать. Ну и просто для меня это здорово – в Кемерово никогда не боксировал.

'Григорий— Интересен женский бокс?

— Нет, вообще не интересен. Есть девушки, которые много умеют и прилично боксуют, но это исключение из правил.

— Твой кумир в боксе?

— Нет его. Я много смотрю, смотрел боёв, но никогда у меня не было кумиров. И я не понимаю к чему это?

— Равняться на кого-то, стремиться к чему-то?


— Есть два кулака, голова, ноги – иди в зал — стремись!

— Как профессиональный бокс сосуществует с бизнесом?

— Начнём с того, что профессиональный бокс – это и есть бизнес. Во вторую очередь это спорт, однозначно. Люди, которые выходят на ринг – это, конечно же, слава, популярность, титулы. До некоторого времени бокс был для меня основным заработком, моей работой, моим бизнесом. Поэтому нельзя разделять бокс и бизнес – это одно и то же. Весь профессиональный бокс построен на бизнесе, построен на телевидении, на продаже билетов, на трансляциях, на гонорарах. Это настоящий бизнес, по крайней мере, в Америке и в Германии к нему относятся только так. Да, это бокс, но уже другой бокс.

— У нас профессиональный бокс уже стал профессиональным заработком?

— В России как бизнес профессиональный бокс не работает до сих пор. Для боксёров это бизнес, для менеджеров тоже, а вот для промоутеров, людей, которые организовывают турниры, это не бизнес. Пока это только вложение средств в развитие, можно так сказать. У нас не продаются трансляции должным образом, скорее они вообще не продаются на телевидение. И не думаю, что с билетов отбиваются соревнования.

— Несколько лет назад компания Nemiroff на всю страну транслировала, в том числе, и бои Григория Дрозда. И вся Россия узнала о Григории Дрозде, в том числе, и благодаря этим трансляциям.

— Да, Nemiroff правильную политику вели в отношении профессионального бокса. В России профессиональный бокс – это не бизнес. Это вложение, это развитие, это популярность, это статус, но это не зарабатывание денег. Это мечта, что может быть когда-нибудь, например, наш Первый канал скажет: «Ребята, у вас такие крутые бои, вот вам миллион долларов. Дайте нам шоу, мы будем его показывать!».

— Кстати насчёт телевидения и Первого канала: был у него бокс со звёздами. С точки зрения профессионального боксёра, как можно оценить это шоу?

— Во-первых, огромные рейтинги, люди смотрят, реклама продаётся – это для телевидения. Для зрителя – это интересно: люди, которых все знают, пытаются друг друга побить. Просто такое зрелище, настоящая драка. С точки зрения бокса я никак не могу оценить, потому что его там, конечно, маловато. Там много смелости, харизмы, индивидуальности, храбрости и желания заявить о себе. Смотрится здорово. То, что они пропускают настоящие удары, в этом нет сомнения. И если люди там падали на настилы ринга, то это были настоящие нокдауны и нокауты.

— Получается, что делаются деньги на том, что непрофессионалы бьют друг друга по лицу. А когда это делаю профессионалы – то на этом денег не сделаешь и телевидение в этом не очень заинтересовано, я правильно понимаю?

— Для телевидения это просто коммерческий проект, построенный на раскрученных лицах, скажем так. А здесь чистый бокс. И всё-таки аудитория просмотра профессионального бокса, конечно, намного меньше, чем та аудитория, которая смотрит, как боксирует Дима Билан или Серёга.


— То есть, пока начинающих ребят не начнут показывать по ТВ, они не особо где-то засветятся?

— Это должны видеть зрители. В Америке, например, (о телевидении я даже не говорю) есть огромные арены, которые забиваются битком по 10-15 тысяч человек. Вот люди приходят смотреть. У нас пока такого нет.

— Наш комплекс «Арена» тоже забился.

— Ну, там не 10 тысяч. Однако «Арена» — хороший вариант для развития бокса. Но я глубоко уверен, что те деньги, которые были вложены, обратно не вернутся.

— То есть сработали в убыток, но зато…

— …зато да, всё показали. Мальчишки увидели бокс, ещё кто-то заметил и решил для себя: «Классный вид спорта, я отдам сына туда». Быть может, вот в этом есть прелесть.

— Получается, что школа бокса Кузбасса сильна. И сильна традициями советскими.

— И современными, и советскими традициями. И есть таланты, безусловно.

— А что посоветуешь начинающим боксёрам?

— Надо тренироваться, надо добиваться, надо ездить на соревнования – нужно идти к цели. Нужно трудиться, — это главное, нужно пахать, пахать. И всё придёт. У нас есть возможности в регионе вывезти куда-то мальчишек, и провести профессиональные турниры. У нас есть промоутеры, менеджеры. Поэтому если ты будешь достоин, если ты скажешь «Я хочу стать чемпионом!» и ты подтвердишь это делом – есть возможности. Но нужно тренироваться и забывать вообще про всё.

— А как им на ТВ попасть?

— Точно так же. Есть некий механизм привлечения телевидения…

— Если бы Гриша Дрозд не стал боксёром, то кем?

— Не знаю, я с 12 лет занимаюсь боксом. Детская мечта у меня стать чемпионом мира.

Комментарии

Рекомендуем