Исповедь вожатого: тёмные стороны детского отдыха

Рубрика «В деле» добралась до очень актуальной в летнее время профессии – вожатый в детском загородном лагере. В любом лагере вам скажут, что вожатые – чудесные и творческие. А мы решили узнать о том, что правдами и неправдами скрывают от родителей. Мы нашли матёрого вожатого, отработавшего больше 20 смен. Он обещал честно рассказать, как в детских лагерях обстоят дела с алкоголем, насилием и сексом, а также о том, какой проступок – самый страшный для педагога.

Алкоголь

Ходит очень много слухов, что все вожатые после отбоя напиваются «в дым», а иногда и в компании с детьми из старших отрядов. Скажу честно: на каждой смене, где я работал, алкоголь имел место быть. Как правило — пара бутылок пива перед сном, два-три раза за смену. Но чтобы напиваться… У вожатых есть своя честь и перегар с утра – это прямой удар по ней. К тому же, мы заканчиваем свои дела не раньше часу ночи, а поднимаемся в семь утра. Тратить время на «посидеть-выпить» мало кому хочется.

вожатого

Но и вожатые, утверждающие что не позволяют себе ни капли, чаще всего кривят душой. Как-то я работал на одной смене с вожатыми из Томска, у которых было строгое правило: никакого алкоголя на работе. Их было 16 человек и ещё четверо нас, из Кузбасса. Так вот, мы вчетвером решили выпить пива (ночью, за территорией лагеря). Днём к нам подошёл один из томичей и шёпотом попросил разрешения составить нам компанию, «только другим нашим не говорите». Ещё через неделю мы неформально общались в компании трёх девушек из «непорочного» педотряда. И тоже «не дай бог наши узнают». Но на следующий день все вовремя вставали и спокойно работали. Но и тех, кто не пьёт вообще, тоже немало, не сомневайтесь.

Выпивающих воспитанников (если поймали) почти всегда вывозят из лагеря и сдают родителям за грубейшее нарушение режима. Но если у ребят просто находят алкоголь, то его изымают. В конце смены изъятое полагается вернуть. Но ведь заранее известно, что назад не возьмёт – вдруг родители узнают. Так что конфискат, как правило, достаётся вожатым в качестве бонуса. Пригождается для того, чтобы отметить окончание смены.

Курение

вожатого

До того, как Минздрав окончательно «закрутил гайки», в некоторых лагерях были специальные «курилки» для детей. Кого-то это, наверное, шокирует, но я считаю, что всё было правильно. И никто меня не переубедит. Посудите сами: курить старшеклассники не бросили и сигареты в лагерь привезли (обыскивать сумки мы не имеем права). Но теперь они с этими сигаретами прячутся в самую чащу, иногда за территорией лагеря. Курить стало только интереснее – теперь это ещё и выражение протеста, и прятки в одном флаконе. А вожатый, не зная, где его подопечные, носится по лагерю и думает: поднимать уже тревогу или ещё поискать? Бороться с курением среди молодёжи, конечно, нужно. Но Минздрав, как всегда, сражается не с причиной, а со следствием.

Что касается вожатых, ничего не поменялось ещё с советских времён. Ребёнок не должен видеть тебя с сигаретой – это непреложное правило. Так что курильщики оборудуют себе укромное место за территорией лагеря. И ещё одно правило: если в вожатской паре оба курят, то «курилку» посещают по одному – бросать отряд нельзя.

Личная жизнь

вожатого

Романы между вожатыми – это проблема. Ладно, если влюблённые готовы дотерпеть до ночи. Но некоторым любовь и страсть очень мешают работать. Будучи старшим вожатым, я всерьёз оценил размеры бедствия. Отряд предоставлен сам себе, оба вожатых с кем-то уединились (чаще всего это означает, что из работы выпали ещё два вожатых). И вот ты разыскиваешь их, рушишь романтику и проводишь репрессии. Работа в это время стоит, дети предоставлены сами себе.

Любовь между детьми – тоже не сахар. Страстные танцы на дискотеках и поцелуи перед отбоем – это нормально и даже здорово. Но ведь всё самое главное происходит после сигнала «спать». Особенно «весело» на профильных сменах, где все дети старше 13 лет. Парни укладываются в постели, тихо выжидают, а потом крадутся, чтобы попасть в другую постель, уже в комнате девочек. Секс между воспитанниками – это вообще не редкость. Я даже не могу посчитать, сколько «этих неловких моментов случилось» за годы работы в лагерях. На каждой смене мы по очереди ходили ночами по жилым корпусам и проверяли – все ли дети в постелях. Зачастую оказывалось, что одни кровати пустуют, а в других – вдвое больше людей, чем предполагалось. Порой даже не открывая дверь, можно было понять, что у ребят всё по-взрослому. В таких случаях мы обычно отходили от двери и обозначали своё приближение — роняли ключи, либо громко говорили, чтобы дать детям возможность сохранить лицо. Родителям не сообщали никогда: всё уже случилось, а себе проблем наживёшь. Кроме того, мы ведь далеко не всех ловили. Один подросший воспитанник рассказывал, что после отбоя сразу засыпал, но заводил будильник на 03.30. А потом спокойно вставал и шёл к девушке – ни один вожатый до этого времени не продержится, а охрана по корпусам не ходит.

Ну и наконец — романы «ребёнок-вожатый». Здесь всё просто: более страшного педагогического проступка не существует. Сталкивался с таким только один раз. Тогда мы тихо вывезли со смены девушку-вожатую, но было поздно – многие ребята уже рассказали эту историю своим родителям и нам задавали неприятные вопросы. Было очень стыдно.

Насилие

вожатого

Ударить несовершеннолетнего – преступление. И современные дети об этом прекрасно знают. Так что повторять стартап Макаренко никому не советую. А для вожатого — преступление не только перед законом, но и перед профессией. Таким образом ты расписываешься в собственном педагогическом бессилии. Даже если наглый щенок откровенно и регулярно хамит, о насилии нельзя даже помышлять, нужно ставить на место словами. Лучше всего сразу попытаться найти общий язык – это возможно почти всегда. Не буду скрывать, сам я один раз всё же не удержался. Воспитанник, по простоте душевной, швырнул в отрядный костёр баллончик с остатками дезодоранта. Громыхнуло знатно, костёр подбросило. Я, не задумываясь, отвесил подростку нехилую затрещину. Потом, когда выяснилось, что никого не задело, стало очень стыдно. Перед отбоем мы пообщались с глазу на глаз и друг перед другом извинились. Родителей парень подключать не стал.

Драки среди воспитанников нужно пресекать быстро и жёстко. Любой синяк, любая ссадина должны быть расследованы до мелочей. В лагере редко сходятся равные бойцы, чаще всего это не поединок, а избиение. А у того, кто слабее, ближе тебя в этот момент никого нет. А если не заметить или затянуть с разбирательствами, ребёнок может получить уже моральную травму. Нельзя успокаиваться, если он говорит «сам ударился» — правду нужно узнать обязательно. Если избили сильно – необходимо настаивать на вывозе виновников из лагеря. Если бьют регулярно – то же самое. Это законно и стоимость путёвки лагерю возмещать не придётся. Пусть родители сами решают, что с ними делать, раз уж не научили культурному общению.

Ответственность и безопасность

вожатого

Объём ответственности у вожатого просто огромный! Судите сами – в отряде от 20 до 30 детей и вы отвечаете за них круглые сутки. Что бы с ними ни случилось, виноваты будете только вы и никто другой. А случиться может многое. Даже самый современный лагерь – это сплошные опасности. Самое простое — деревья, окна и балконы, откуда можно упасть, или древесные корни, о которые можно споткнуться. Результат непредсказуем – от лёгких ушибов и царапин до того, о чём не хочется даже думать. И в случае любой травмы родители имеют полное право подать в суд лично на вас.

В моей работе, к счастью, обходилось без особо страшных происшествий. Но было два случая, когда дети ломали руки. В первый раз это был 14-тилетний парень – упал с дерева. Родители приехали и смешали меня с землёй. Это было первое моё вожатское лето и я наивно пытался оправдываться – дескать, я один, а их много. Но это только добавило масла в огонь. Такие слова в свой адрес услышал… И всё по делу – я ведь не уследил. Какого чёрта ребёнок делал на дереве? В общем, родители собирались в суд. И выиграли бы его. Хорошо, что за дело взялся начальник лагеря. Как он договорился с ними – не знаю. Но дело утихло, а парня увезли домой. Через три года одна моя подопечная, играя в волейбол, сломала руку. Мама приехала через пару часов, но реакция была совсем иная: «Она у меня вечно так – скачет, а падать правильно не научилась. Ну что, горе моё, из больницы домой поедешь или снова сюда?». «Горе» выбрало второй вариант, девушку свозили в травмпункт и вернули в лагерь. В конце смены мы всем отрядом разрисовали ей гипс «на память». Короче, легко отделался.

Самое страшное – многие вожатые об ответственности и безопасности вообще не задумываются. Был случай, когда у двух подающих большие надежды вожатых сбежал из лагеря мальчик 11 лет от роду. Причём, это выяснилось только через несколько часов после побега. Ребёнка в итоге нашли: он хотел уехать домой, но все автобусы, на их счастье, уже ушли. И только потом выяснилось, что вожатые даже не слышали об уголовной ответственности за жизнь и здоровье детей. Зато энтузиазмом они горели и планов было громадьё. Это не плохо, но у такого вожатого в голове – сплошной позитив и розовые пони. Планируя, к примеру, поход, подобные организаторы не думают о безопасности маршрута – им важнее спеть песню всем отрядом над живописным обрывом. Они искренне хотят доставить радость детям, но их беспечность порой поражает. А беспечность вожатого – это очень страшно. Она чаще всего становится причиной трагедий, вроде той, что недавно случилась в Карелии. И тогда это называется уже не «беспечность», а «преступная халатность». Старший вожатый и начальник смены должны от заезда до закрытия стоять у такого вожатого над душой и усердно вколачивать в светлые головы мысли об ответственности и безопасности. Иначе быть беде.

Субординация

вожатого

Авторитет у воспитанников – ключевой фактор в работе. И если он не завоёван в первые 3 дня, вожатого можно вывозить из лагеря и искать ему замену – толку с него уже не будет. Фактически, его отрядом будут управлять дети–лидеры. А в таких коллективах могут случаться очень нехорошие вещи вроде травли слабых или коллективного убегания за территорию лагеря. Некоторые «коллеги» пытаются выехать на дешёвом авторитете — изображают «своего парня», который многое разрешает. Их обычный приём – обсуждать с детьми начальство и других вожатых. «Я же вам не эта овца из 7 отряда, я бы разрешил, да директор, сволочь, «спалит», — примерно так общается с детьми «вожатый». Вначале ему легко работать, но дети быстро понимают, что перед ними просто заискивают. Заискивает – значит слабый. А исправить ситуацию уже невозможно – он сам опустил себя до уровня воспитанников. Совет родителям: если ваш ребёнок по телефону описывает похожую ситуацию – скандальте и требуйте у руководства лагеря замены вожатого. А если откажутся — увозите чадо домой. И бог с ней, с оплаченной путёвкой – после такой смены он на всю жизнь может возненавидеть лагеря и вообще коллективы.

А вожатый, которого уважают – это старший брат/сестра, как бы банально это ни звучало. С ним можно посмеяться и подурачиться, но если он сказал «нельзя», то любые споры невозможны. Может, мне просто повезло, но по своему опыту могу сказать: таких, к счастью, большинство.

Рабочий график

вожатого

Единственный способ свести к минимуму вероятность происшествий – максимально занять воспитанников. Чем меньше у них свободного времени, тем меньше дурных идей придёт в голову. Вот чем хороши профильные смены и школы актива — здесь каждый день расписан по минутам. Если есть возможность, отправляйте своих детей только в такие лагеря. Каждый день состоит из учебных занятий, подготовки к мероприятиям (концертам, соревнованиям и т.д.) и самих мероприятий. Но для вожатого это предполагает совершенно невыносимый график. От подъёма в 07.30 до отбоя в 23.00 – постоянный и неусыпный контроль. Ты не только следишь за безопасностью, но параллельно организуешь творческий процесс и гасишь неизбежные конфликты в отряде. В 22.00 – обязательный анализ прожитого дня всем отрядом (в большинстве лагерей это называется вечерний «огонёк»). А после отбоя – обязательная планёрка, которая иной раз затягивается до 3 часов ночи.

Бывают и те, кто не выдерживает. Мне как-то довелось работать в паре с вегетарианкой-сыроедом. Почти ничего из нашего обычного рациона она не ела и своих овощей-фруктов у неё не было. Пару раз у нас получилось заказать кое-что из города, но о регулярных поставках речи не шло. Так вот, к середине смены девушка настолько обессилела, что засыпала, едва приняв статичное положение. Сидя или стоя, в столовой или во время огонька, словом – везде. Ребята из нашего отряда понимающие переглядывались и хихикали, из других отрядов – откровенно ржали, а коллеги-вожатые с ужасом наблюдали, во что превращается наша весёлая умница. Другими словами, вожатого мы фактически потеряли. Дело, конечно, не только в еде. К смене вообще нужно готовиться как к марафону: вожатый, который валится с ног от усталости не способен обеспечить детям досуг, обучение или безопасность.

Зарплата

вожатого

Если хотите неплохо заработать за лето, забудьте про профессию вожатого. Отправляйтесь лучше в стройотряд. Или в асфальтоукладчики, если здоровья хватает. Работа вожатого – исключительно для души. Ребята, которым удаётся попасть на областную смену «Республика Беспокойных Сердец» вообще про зарплату вспоминают только в момент получения – для них важен сам факт попадания на знаменитый «РБС». В настоящее время кузбасские вожатые зарабатывают от 7 до 15 тысяч рублей за смену (21 календарный день). Чаще всего – не больше «десятки». Такие маленькие зарплаты при 17-тичасовом рабочем дне легко объяснить. Просто вожатый – это неквалифицированный работник, подёнщик. Такой вот парадокс российской молодёжной политики: люди доверяют нам жизнь и здоровье своих детей, а с точки зрения трудового законодательства мы мало отличаемся от уборщиков или грузчиков.

Как стать вожатым?

вожатого

Проще простого. Находите вакансию в интернете, звоните и говорите: хочу быть вожатым на такой-то смене в таком-то лагере. Вероятность того, что вас примут, очень велика, особенно если вы парень. Так уж сложилось, что молодых людей среди вожатых всегда не хватает. Потом вам придётся пройти обучение. Уважающие себя лагеря или профильные школы подходят к этому вопросу очень серьёзно. У них всегда есть собственный педагогический отряд, ядро, к которому каждый год присоединяются новички. Готовить кадры такие организации начинают, как минимум, с апреля, а иногда и раньше.  А потом будущего вожатого ждёт довольно трудный экзамен. Беда в том, что мало кто так работает.

В большинстве же случаев вас ждут скучные, но непродолжительные лекции и инструктаж по технике безопасности. Послушали, расписались и забыли. Я не шучу – приходилось работать с вожатыми, которые только после начала смены узнавали, что несут уголовную ответственность за безопасность детей. Вот вам польза от таких «инструктажей». Но бывают и исключения. Если руководитель смены либо старший вожатый – энтузиаст и профессионал, как говорят «вожатый от бога», то он и для самого бедного лагеря в глухом захолустье может такой педагогический коллектив подготовить – хоть сейчас в «Артек».

Текст: Аркадий Кимеев.
Фото: Kinopoisk.ru/Кадры из к/ф "Добро пожаловать или постороннм вход воспрещён"

Комментарии

Рекомендуем