Канат, медведи и… патриотизм

В Кемеровском цирке — новая программа «Русские забавы». Уникальность этого циркового проекта состоит в том, что его руководителю удалось добиться почти невозможного: медведи вместе с артистами-людьми спокойно ходят по канату и делают самые сложные трюки. По крайней мере никому в мире такое повторить не удалось.

'Канат,В Кемеровском цирке — новая программа «Русские забавы». Уникальность этого циркового проекта состоит в том, что его руководителю удалось добиться почти невозможного: медведи вместе с артистами-людьми спокойно ходят по канату и делают самые сложные трюки. По крайней мере никому в мире такое повторить не удалось.

О своих профессиональных секретах и о том, чем сегодня живет один из самых долгих проектов советско-российского цирка, читателям «МК в Кузбассе» рассказал его руководитель Александр Иванов.

6-е поколение – на подходе

— Александр Михайлович, вашему проекту уже много лет, а на арену нашего цирка выходят совсем юные цирковые артисты. Это связано каким-то образом со сменой поколений?

— У нас в программе коллектив сейчас действительно молодой – программа сделана летом этого года в Екатеринбурге. А ключевые номера, в том числе медведи, работающие на канатах, это, разумеется, многолетняя традиция.
То, что удалось собрать молодой коллектив, на мой взгляд, очень хорошо. Артисты у нас очень талантливые и перспективные. Об этом косвенно говорит даже тот факт, что в Кемерово удалось привезти значительную часть труппы, но, к сожалению, далеко не всех актеров. Кто-то из них сейчас гастролирует в Китае, других странах. Тем не менее кемеровские зрители смогут увидеть тех, кто успешно выступал и показывал свое творчество на таких серьезных цирковых мероприятиях, как фестиваль в Париже, Московский международный фестиваль.
Несмотря на то, что у нашей программы сегодня молодое и веселое лицо, я сам далеко не новичок в цирке: являюсь представителем 4-го поколения артистов цирка. Но на арене уже работает мой сын. Более того, скоро готовится выйти перед зрителями внучка. Ей сейчас 5 лет. Раньше просто нельзя – профсоюз не разрешает. Так что получается, уже шестое поколение Ивановых будет работать в цирке.
Мои бабушка и дедушка были эквилибристами. Один из номеров назывался «Римские гладиаторы». На арену выходили трое «накачанных» мужчин в латах и одна хрупкая женщина. Это и была моя бабушка. Они делали различные трюки, в том числе силовые, когда, например, та самая хрупкая женщина держала на своих плечах двоих мужчин.
Отец и мама продолжили цирковую династию. Так, папа работал в партерном полете, был акробатом, канатоходцем. А потом вместе со мной он создал наш номер, который до сих пор имеет большой успех у публики, и его по большому счету не могут сделать больше нигде в мире – «Канатоходцы с медведями».
Мама тоже работала с нами – была эквилибристом и канатоходцем.

— Кто стал автором идеи пустить медведей на канат?

— Идея номера появилась вовсе не случайно – мы с отцом к этому шли достаточно долго. Дело в том, что нашей семье удалось достичь определенных успехов в работе обычными канатоходцами. А что дальше? Ведь сами понимаете, артисту всегда хочется удивлять зрителя. Решили попробовать под куполом цирка медведей.
Почему именно медведей? Дело в том, что это животные универсальные – как и обезьяны. Они могут делать все что угодно. Ну — или практически все. И на мотоцикле ездить, и на велосипеде, и на самокате, и кувыркаться, и взбираться по вертикальным препятствиям, и на передних лапах стоять, и даже крутить сальто-мортале. Выбирая между обезьянами и медведями, мы встали на сторону «хозяина тайги»: решили, что медведь ближе к нашей стране, в каком-то смысле является ее символом.
Нашему аттракциону уже 30 лет – он был впервые показан еще в 1980 году. Правда, первоначально он назывался «Морские забавы». Соответственно, в нем преобладала морская тематика: бескозырки, тельняшки и так далее. Но суть была примерно та же. Медведи также работали под куполом на канатах. А сейчас сделали более патриотичную тематику. Например, когда медведь проходит по канату с российским флагом.

20 минут оваций

— Династии в цирке – это очень распространенное явление. А для вас имеет какое-то значение, с кем работать: с потомственными цирковыми артистами либо с «пришлыми» новичками?

— Главное в артистах, с которыми работаешь, – это их профессиональные и человеческие качества. Когда я вхожу в цирк, для меня родственников или представителей династий не существует. Все мы делаем одно дело и должны работать в его интересах.
Вот, например, сейчас у меня в программе работает совсем юная артистка. Она делает уникальный трюк: стойку на одной руке, а партнер в это время ее несет по канату. Никто в мире подобное делать не отваживался. Еще вчера, накануне премьерного представления в Кемерове, она даже встать с кровати толком не могла – сильно болела. А сегодня уже работала на представлении. Девочка-кремень, одним словом. Правда, я ей лично запретил делать несколько наиболее сложных трюков – все-таки сначала нужно окончательно выздороветь.

— Жизнь цирка связана с постоянными переездами. Где пришлось побывать за время своей работы, как наших артистов встречают разные зрители, в том числе и иностранные?

— Если говорить о том, где нам приходилось выступать, то тут нет смысла особого перечислять все страны и континенты. Очень много гастролировали и гастролируем. Я в цирке работаю уже 43 года, так что неудивительно, что побывал, кажется, везде, где только возможно. Кстати, очень часто так получалось, что доводилось выступать вместе с нашими известными цирковыми артистами, например, прославленным клоуном Олегом Поповым.
Зритель везде разный, но, что интересно, к советским, а потом и к российским цирковым артистам отношение было всегда очень и очень хорошим. И в Австралии, и в Японии, и в европейских странах, и в Латинской Америке. Короче, везде. Но лично мне запомнился зритель в ФРГ – в той, капиталистической Федеративной Республике Германии. Дело в том, что в Европе в целом и в Германии в частности очень богатые цирковые традиции. Сами немцы любят и ценят цирковое искусство. А потому удивить их достаточно трудно. Но если уж ты смог это сделать, то зрительская любовь и почитание тебе обеспечены. Например, только представьте, после каждого нашего выступления в ФРГ зрители устраивали нам овации по 15-20 минут. По-моему, это просто здорово.

Артистический талант… медведей

— В современном цирке, как в спорте, например, достаточно распространено такое явление, как «легионеры», то есть артисты, которые не привязаны к конкретной программе или цирку, а работают как бы сами на себя. Как вы к этому относитесь, есть ли легионеры у вас?

— Сегодня «легионером», по сути, может быть любой цирковой артист или любая программа. И как работает конкретный человек – постоянно в одной программе с одним коллективом или постоянно меняет коллективы – совершенно неважно. Главное, чтобы то, что он делает, было интересно.
И у нас в программе работают люди по полгода или большие сроки, а потом уходят в другие проекты. Опять же это зависит от обоюдного желания, во-первых, руководства конкретного проекта, а во-вторых – самого артиста.

— В вашей программе, помимо мастерства артистов-людей, наверняка значимо мастерство медведей. Насколько от четвероногих артистов зависит успех проекта?

— Проект «медведи-канатоходцы» удалось реализовать во многом благодаря тому, что нам в значительной мере везло с животными. Потому что «хороший» медведь – тот, кто может работать качественно и, что немаловажно, стабильно, — это редкая удача. И каждого медведя для участия в программе приходится долго искать, воспитывать его еще с «медвежонковских» времен. Вот, например, наша одна из самых заслуженных медведиц Маша. Это вообще уникальное животное. Она может делать практически все, работать в самых сложных условиях. Единственное, что сейчас я сам решаю, какие-то номера с ней уже не исполнять, поскольку она выросла до двухсот килограммов – так что иногда возникает проблема веса и размеров.
Очень серьезным моментом в нашей работе, в наших выступлениях является тот факт, что животные работают без каких-либо клеток, то есть зритель не отделен от медведя. А ведь никогда нельзя исключить возможность, что животное может повести себя неадекватно и, например, побежать.
Для зрителей в этой ситуации риск минимальный. Артисты и рабочие сцены всегда смогут остановить животное, но крупный медведь может запросто тащить такого человека, как я, и еще пару артистов, метров 10-20. Такое бывало.
Но с наработанным опытом подобные случаи практически перестали происходить. Медведи тоже привыкают к нам. И еще: в общении с животными очень важно постоянство. Во всем. То есть животное должно работать в комфортных для себя условиях, привычных. Тут важно даже, с какой стороны подходить к медведю, какой рукой кормить и так далее. Порой внести некую дестабилизацию может, казалось бы, самая ничтожная вещь. Например, во время выхода на арену медведь почувствует какой-то резкий неприятный или незнакомый запах – и может отказаться работать. Такое не исключено.

Комментарии

Рекомендуем