Казачья кровь русской попсы

Аня, Гоша и Грин – это и есть группа «23:45». «Я буду», «Зачем» и другие песни поп-коллектива звучат сегодня на многих радиостанциях. А недавно кемеровчане смогли воочию увидеть и услышать своих кумиров в областном центре, где они выступили с единственным концертом.

'КазачьяАня, Гоша и Грин – это и есть группа «23:45». «Я буду», «Зачем» и другие песни поп-коллектива звучат сегодня на многих радиостанциях. А недавно кемеровчане смогли воочию увидеть и услышать своих кумиров в областном центре, где они выступили с единственным концертом.

Перед встречей со зрителями участники «23:45» рассказали о диете для голоса, здоровом образе жизни и музыкальной удаче.

Удача

— Как возник ваш не самый обычный коллектив, ведь Гриша и Гоша – коренные москвичи, а Аня приехала в столицу из Волгограда?

Аня:
— Я считаю, что мне очень повезло. Знаете, как говорят – сбылась мечта. Я с самого раннего детства просто пропадала в музыкальной и танцевальной школе. Стихи читала, танцевала, в спектаклях принимала участие. Короче, занималась творчеством по полной программе. А потом совершенно отчаянно решила поехать в Москву. И тут уж совсем повезло: встретила ребят. Теперь мы выступаем вместе.
Я знаю многих людей, которые не могут пробиться, что-то не получается, просто не везет. Приезжают в столицу и – никому не нужны. Значит, удача отвернулась, наверное.
Хотя тот, кому повезло найти себе какое-то серьезное дело, тоже не может позволить себе расслабиться. Постоянные репетиции, гастроли, концерты, необходимость держать себя в форме. В первую очередь в физической.

Грин:
— Ну да, Аня к нам примкнула не так давно. Изначально заниматься творчеством мы начинали с Гошей. Песни разные сочиняли, читать (рэп. – Прим. ред.) пробовали. Потом нам тоже немного повезло: встретили продюсера, который заинтересовался нашим творчеством, который готов был вкладывать в нас. Он и привел в коллектив Аню. Создание нашего проекта – это сама по себе удача.

Некоторые критики предрекали вам судьбу «коллектива одной песни». Имеется в виду, разумеется, ваша «малышка» — «Я буду». Как вы считаете, так и случилось?

Гоша:

— Однозначно, нет. Мы работаем вместе с Грином начиная с 2006 года. За это время песен написали, поверьте, достаточно. Просто многие из них не были до сих пор обнародованы. Смысла все творчество разом вываливать нет. Это же шоу-бизнес. Но я уверен, что у нас есть нимало достойных песен, которые вполне могут повторить судьбу и «малышки», и «Зачем».

Грин:
— Кстати, говоря о нашем творчестве, лично я затрудняюсь, как его определить. Вроде бы исполняем популярную музыку, но не махровую попсу — однозначно. К R&B нас тоже не отнесешь. В целом сейчас во всем мире есть тенденция к постоянному «миксту», или смешение стилей. Фьюжн, короче.

'КазачьяВода с лимонным соком

Как у вас в коллективе распределяются роли при исполнении песен?

Аня:

— Тут, по-моему, все очень просто. Я пою – ребята больше читают рэп.

— Ну да, точно. Мы читаем. И лично мне рэп нравится. Именно с него мы начинали. А еще он очень искренний. Яркий пример с Noice MC. Он очень искреннюю вещь прочитал про аварию с «мерседесом», в котором погибли две женщины в «ситроене». Это была настоящая бомба. Мы, конечно, таким не занимаемся. Мы делаем легкую популярную музыку.

— Аня, твой голос в 3,5 октавы – нетипичен для русской попсы. Его вполне достаточно, чтобы выступать в более «тяжелых» певческих жанрах. Ты как-то поддерживаешь свою голосовую форму?

Аня:

— Ну… не стану интриговать. Никаких особых диет. Просто я и ребята стараемся вести здоровый образ жизни. Из нас, например, никто не курит в принципе. Еще очень важно правильное питание. Лично я люблю воду с лимоном. Не знаю, полезна она или нет. Но могу пить ее стаканами – один за одним.
Но главное – это генетика. А у меня почти «Тихий Дон». В моих венах течет казачья кровь, а моя бабушка Аксинья здорово пела. Потому, наверное, люблю народные песни. Даже хочу когда-нибудь спеть с кем-то из исполнителей фольклора. Может быть, с Пелагеей.

Певица-официантка

— Вы уже прошли испытание славой?

Аня:

'КазачьяГрин:— Ой… Наверное, да. Вы знаете, я поначалу очень стеснялась того, чем я занимаюсь. В том смысле, что старалась не афишировать свою работу в группе, поскольку люди начинали резко менять отношение. Мол, «Вау, ты поешь, ты снимаешься в клипах!» Так что даже говорила, что работаю официанткой, чтобы люди меньше напрягались и ко мне не приставали.

Грин:

— Слава не слава, но известность определенная есть. Приезжаем куда-нибудь на концерт, а там люди, причем даже достаточно взрослые, кричат, например, «Аня, Аня, это ты! Распишись в моем паспорте». А меня тут одна девушка попросила сфотографироваться с ней, как будто я ее парень. Я даже растерялся. Говорю: «А это как? Взасос что ли поцеловать или за грудь взять?»

— А поклонники у ваших подъездов не дежурят, не преследуют вас?

Аня:

— Точно! Меня кто-то давно уже преследует, только по телефону. Звонит и… не дышит. Очень тихо, почти не слышно ничего. Но какие-то помехи есть. То есть связь какая-то есть, кто-то на том конце существует. Но молчит. Очень тихо молчит.
Не знаю, зачем звонит человек. Не жалко ему денег? Я много езжу по стране, так что этому неизвестному приходится раскошеливаться на роуминг.

Гоша:

Во-во, раскошеливается. Слушайте, а может, этот кто-то потом собирается сделать из ответов Ани крутой ремикс, записывая их. Типа «Алло, алло, Кто это? Это кто? Алло». Смотри, Анька, потом комиссионные с него требуй…

Комментарии

Рекомендуем