Маньячная традиция

У нас в семье есть традиция. Вот уже который год под Хеллоуин мы все вместе ходим на очередную часть “Пилы”. Старшенький Эммануил нацепляет рожки и хвост, младшенький Вольдемар водружает на голову неизменную тыкву, после которой до самого Нового года подушка пахнет овощами. Жена, как обычно, становится ангелом. Жаль только, что всего лишь на время праздника. Честной дружной компанией мы занимаем в кинозале самые козырные места.

Ну кто знал шесть лет назад, что эта бодяга так затянет и сама растянется так надолго. Восторг от первой части был настолько сильный, что жена, сверкнув ангельским взглядом, попросила сделать наблюдение за злодеяниями Пилы доброй традицией, пообещав при этом литр тыквенного сока в качестве поощрения. Я по доброте душевной согласился, но сок все же запивал чем покрепче. Вторая и последующая части становились всё более кровавыми, делая упор на расчлененку и хитроумность смертоубийств. Дети пищали от восторга, я же с опаской поглядывал на них, когда замечал, с каким воодушевлением они копаются в ящике с инструментами. На третий год я вздохнул спокойно, узнав, что главный герой умер. Но ведь нет! Жадные до прибылей продюсеры запрягли сценаристов и выдали на-гора четвертую часть, довольно-таки грамотную при сложившихся сюжетных обстоятельствах. Всё превращалось в настоящий сериал, а жена так любит сериалы. Только каждая серия выходила раз в год. И я понял, что хеллоуинские просмотры никуда не денутся даже после двух-трёх плохих серий.

Пятая часть по сюжету и концепции сдала свои позиции и выглядела откровенно слабой на фоне предыдущих. Я аккуратно спросил у семьи: “Может, в следующий раз посмотрим на DVD, а в кино сходим на добрую детскую сказку?” Но дети, кидая на меня злобные взгляды, подоставали из карманов гвозди, а жена отхлестала меня крыльями. “Тогда на следующий год я требую литр тыквенного сока до просмотра заранее!” Благоверная согласилась, и мир в семье был восстановлен.

И вот 31 октября 2009 года мы отсмотрели шестую часть маньячной эпопеи, и я рад вам сообщить, что киносериал сдувается. Некоторые сценарные завороты выглядят не то чтобы высосанными из пальца, но притянутыми за уши точно. Создатели, как будто понимая, что зритель вряд ли пересмотрел перед походом в кино предыдущие части, грамотно напоминают, что происходило на экране ранее, год, а то и более лет назад. Завязка на прошлом осталась, только стала использоваться все чаще и чаще. Но цепляющее соответствующие зоны мозга ее применение закончилось на третьей части, ну, хорошо, дорогая, на четвертой. Мотивы героев стали еще более надуманными, и мне было непонятно, зачем некоторые герои совершают те или иные действия. Дети же сказали, что всё круто, главное, что никуда не делись подвалы и хитроумные калечащие механизмы.
Неожиданно очередная Пила стала иметь социальный подтекст, еще больше оправдывая мораль главного героя, пусть и давно умершего.

Сценаристы накинулись на бессовестных страховщиков, которые “дают процветать здоровым и губят больных”. Жена местами расчувствовалась, наблюдая за моральными метаниями главной жертвы, мне же всё это показалось наигранным и – правильно — притянутым за уши. Но самым главным разочарованием стала концовка. Как они могли сделать такую тусклую, местами полностью предсказуемую развязку. Запороть то, что было фирменным стилем всей серии, – к концу фильма выносить мозг зрителю, заставляя его выходить из зала с чувством: “Ох, круто завернули!” Даже семья со мной в этом согласилась. “Папа, папа, — старшенький виновато тычет меня своими рожками в бок, — но ведь были как минимум две отличные сцены”. Соглашаюсь, мысленно выставляя пять с плюсом за сцены со смертельной каруселькой и распознаванием голоса. Но ведь это же только сцены, а мы так любили «Пилу» за целостность. Жена отвлекает от печальных мыслей, говоря, что в следующих сериях они обязательно исправятся. Их заявлено еще две штуки. О господи, у меня появится аллергия на тыквенный сок!

Комментарии

Рекомендуем