Рецензия на фильм “Август. Восьмого”

Если честно, за “Август. Восьмого” как-то неудобно. Его моментами неудобно смотреть, неудобно осмысливать, неудобно писать о нём. Неловко как-то.

Если честно, за “Август. Восьмого” как-то неудобно. Его моментами неудобно смотреть, неудобно осмысливать, неудобно писать о нём. Неловко как-то.

Рецензия на фильм “Август. Восьмого”

А суть вся в том, что добротное масштабное военное кино размешали с агитацией-в-лоб, мелкими сценарными нестыковками, сценарными же брёвнами, лезущими в глаза, попыткой давить на чувства и навязываемыми деталями. Не говоря уже о гигантских роботах из мира детских фантазий и завязке фильма, напоминающей нелепые отечественные романтические комедии, которые вроде как и должны в итоге сделать крепкое единое целое, чтобы зритель связал всё в один пучок, прочувствовал всё от начала до конца! … но не получается. Либо надо делать такие усилия, чтобы картина выглядела гладкой, не замечать сучков и задоринок, что никаких сил просто наслаждаться и воспринимать не останется.

Комедийная ситуативность начала фильма, берущая на себя роль показать, кто есть кто в истории, никак не играет на противопоставление мирной и военной жизни. Какая-то несуразная получается мирная жизнь. Даже пасторальные кавказские обеды на свежем воздухе яркого контраста не делают. Разведенная молодая женщина с ребёнком ждёт предложения от нового ухажера, который настолько неприятен, что и непонятно, по какой глупости они сошлись. Мальчик Тёма, окунувшийся в мир своих фантазий про роботов, похлеще героя фильма “Там, где живут чудовища”. А в это время в Южной Осетии папа мальчика просит, чтобы сына отправили погостить в деревню к бабушке, успокаивая, что войны не будет. В этой незатейливой завязке даже нашлось место дани уважения фильму “Когда Гарри встретил Салли”. Только вот стоны Мэг Райан гораздо убедительнее, чем Светланы Ивановой. Простите уж.

Рецензия на фильм “Август. Восьмого”

Фантазии мальчика Тёмы о мире роботов дают авторам хороший художественный приём ухода от страшной реальности войны. Но они настолько навязчивы, что мешают ребёнку делать осознанные действия, что возникают мысли, а не болен ли он? Конечно, подобное отсутствие действий можно оправдать ранением, кровопотерей, контузией и шоком, но для этого требуются усилия со стороны зрителя, о которых уже говорилось. Потому что прочувствовать в полной мере то, что пережил мальчик, не получается. Хотя это, без сомнения, ужасно, мерзко и страшно.

Безликие грузинские солдаты не жалеют пассажирские автобусы, стариков, женщин и детей, убивают журналистов, устраивают подлые засады для вооруженных сил Российской Федерации, при возможности бегут, как крысы. А наши солдатики в меньшинстве совершают подвиг, спасая гражданское население. И вот здесь начинается самая удачная часть фильма. Потому что действия российских военных показаны так, что любо-дорого смотреть. Камера, несмотря на то, что это модно, не трясется, действия отлажены, и во всем этом (удивительно приятно!) видны характеры героев и нормальные люди, а не простые статисты. Но и здесь то тут, то там проступает ложка дёгтя, как, например, в символичной тяге к одиноко лежащему яблоку. Попытка внести природное в войну тоже, наверное, поклон старшим собратьям типа “Тонкой красной линии”, но сделан он как-то нарочито и грубо, как колотые голыми руками грецкие орехи.

Практически в финале появляется чувство, что режиссер Джаник Файзиев извиняется за прямоту фильма во многих вопросах. Появляется человечный грузинский солдат, у которого, кстати, лицо не спрятано под маской. И сын отказывается от своих убеждений по поводу роботов. И настоящая романтика появляется. Эх! Побольше бы фильму “Август. Восьмого” режиссёрского!

Рецензия на фильм “Август. Восьмого”Рецензия на фильм “Август. Восьмого”

Комментарии

Рекомендуем