Кукловоды уйдут в тень

В следующем сезоне в Кемеровском областном театре кукол появится варьете. Главный же проект театра на сегодня, получивший грантовую поддержку из фонда Михаила Прохорова, – «Василиса Прекрасная». Спектакль, в котором древнекитайские традиции сочетаются со славянской мифологией, а кропотливый ручной труд художника – с цифровой светотехникой.

В следующем сезоне в Кемеровском областном театре кукол появится варьете. Главный же проект театра на сегодня, получивший грантовую поддержку из фонда Михаила Прохорова, – «Василиса Прекрасная». Спектакль, в котором древнекитайские традиции сочетаются со славянской мифологией, а кропотливый ручной труд художника – с цифровой светотехникой.

Как продвигается проект-эксперимент, куда пропали сказочные герои с фасада театра и почему актеров-кукловодов призывают на альтернативную гражданскую службу – об этом мы поговорили с главным режиссером театра Дмитрием Вихрецким.

В «Василисе Прекрасной» двухмерные теневые куклы приводятся в движение при помощи бамбуковых тросточек. Театр готовит этот спектакль уже 3 года. И мог бы готовить еще столько же, если бы не победа в конкурсе «Новый театр» (Фонд Михаила Прохорова) и не грант в 400 тысяч рублей как результат.

Высокобюджетная «Василиса»

– Почему вы взялись за этот достаточно сложный в реализации спектакль?

– Потому что интересно. Потому что задевает. Есть даже такое понятие – режиссерская боль: эта тема актуальна для меня, и мне хочется ее выразить. В данном случае это миф о Царевне-лягушке, который очень интересно интерпретировал красноярский драматург Александр Хромов. Там весь славянский пантеон присутствует – есть Макош, Вий, Доля и Недоля. Есть тема судьбы и достаточно сложный витиеватый сюжет, который до конца поймут только взрослые.

С Александром Хромовым мы сотрудничаем давно. Это мой друг, очень интересный неординарный человек – инженер-робототехник по образованию. Своим теневым спектаклем «Иван-царевич и Серый Волк» он ввел в театр кукол новые технологи и новый язык. Когда-то мы заключили пари, и он поставил у нас спектакль «Тедди» – первый в театре кибер-панк. Затем был «Повелитель крыс» и «Три медведя-3».

«Василису» он делал тоже специально для нас. Мы предложили: давай что-нибудь славянское – у нас в репертуаре такого не было. Стали думать, как это сделать. Александр усовершенствовал свою предыдущую технологию, развил ее художественно. В спектакле «Иван-царевич» куклы выглядят как витраж, а у нас как будто бы сотканы. Как кружево.

– В самом начале было понятно, что это будет достаточно дорого?

– Сначала мы не подумали, что нам понадобится такой сложный свет. Мы берем круг диаметром метр двадцать. Это небольшое пространство, которое должно быть абсолютно равномерно освещено, и актеров не должно быть видно. Мы также добиваемся того, чтобы не было видно тростей. И все это в маленьком пространстве, что усложняет задачу. Больше экран сделать было можно, но нам как раз хотелось, чтобы получилось блюдечко, по которому вращается яблочко, и внутри происходит история.

Чтобы все получилось, мы поняли, что нужно технологически управлять светом. Поэтому нужен дорогой цифровой пульт. Все хорошие пульты стоят не меньше 200 тысяч рублей.

Декорация проецируется на экран – для этого нужен оверхед-проектор, который используется для презентаций. Можно было поступить проще и взять видеопроектор, но он не дает черного цвета и засвечивает актеров.

Если бы не грант, то мы бы купили проектор в этом году, потом бы в течение нескольких лет остальное докупали. Естественно, постановки финансируют. Но эта работа – экспериментальная. Мы не можем бросить резервы театра на нее. Вдруг не получится? Тем более цена этого спектакля находится за рамками рядовой постановки. А гранты как раз направлены на эксперименты. Мы экспериментировали бы еще года 3-4, а тут появилось такое подспорье, и мы можем воплотить задуманное быстро.

– Из 48 заявок от театров Сибири, Урала и Дальнего Востока на конкурс «Новый театр» одобрили только четверть. Как вам удалось убедить экспертную комиссию, что эти 400 тысяч нужны именно вам?

– По правилам, для конкурса составлялась большая заявка. Одним из пунктов ее было обоснование важности спектакля. И мы написали, что важно внести новую технологию в театр кукол и попытаться реконструировать старинное искусство современными способами. Запросить можно было до миллиона, но нам лишнего не нужно.

Кружева в цифре

Сейчас театр закупает оборудование. Куклы будут изготовлены к сентябрю. Тогда же начнутся репетиции. Премьера «Василисы Прекрасной» намечена на ноябрь.

Куклы из плотного полиэтилена будут двигать руками, ногами и головой. Все эскизы в кружевной технике разработала и нарисовала главный художник театра Елена Наполова. Готовых шаблонов подобных орнаментов не существует в принципе – художнику пришлось черпать вдохновение в книгах по вологодскому кружеву. «Было задание сделать все в кружевах – вот и кружевим, – говорит Елега Георгиевна. – Все приходится делать в «Корале». Каждую ниточку буквально тянуть вручную».

40 кукол, на отрисовку каждой уходит 1-1,5 месяца плюс 17-18 декораций – каждый, кто хоть немного знаком с дизайном, скажет, что это титанический труд. Рассмотреть каждую петельку на 47-сантиметровой фигурке едва ли удастся даже с первого ряда. Но эффект воздушности, а главное, вложенная энергетика – никуда не денутся, говорят режиссер и художник.

Куклы-тени неожиданно оказываются цветными и яркими. Цветными они были и в Китае – там их изготовляли из крашеной кожи, а монохромный театр теней придумали уже европейцы. В наше время краску на пленку наносят струйным принтером. Тут тоже особая технология, разработанная драматургом-робототехником. «При таком методе кукла даже воды не боится, – говорит Дмитрий Вихрецкий. – В воду макать не собираемся, но долговечными будут точно».

Без марионеток и без слов

В этом году кемеровскому театру кукол исполнилось 70 лет. К юбилею отремонтировали историческое лицо здания – фасад с металлическими сказочными персонажами. Художник Рудольф Корягин, изготовивший фигуры в 1974 году, дал 10 лет гарантии на свою работу. Каждые 2-3 года фигуры красили серебрянкой – это продлило жизнь фигуркам как минимум в 3 раза.

Внимательные кемеровчане могут назвать число сказочных сюжетов на фасаде, а самые зоркие заметят отсутствие фигуры напротив Карабаса-Барабаса. Какой герой стоял рядом с ним, сейчас уже никто не вспомнит – может, Буратино, а может, и Черепаха Тортилла. Когда Дмитрий Вихрецкий в 2001 году приехал в Кемерово и пришел работать в театр, рядом с Барабасом уже зияла пустота. Поговаривают, что фигуру могли украсть. Еще одного ныне забытого персонажа сбила глыба льда: восстановить не удалось.

Во время ремонта с фасада пришлось убрать раму, обрамляющую картинки: фриз проржавел настолько, что вешать назад его было опасно. В следующем году планируется сделать вывеску, козырек и придумать какой-нибудь элемент взамен фриза, который бы связал все элементы фасада.

Принципиально новое ожидается и в репертуаре театра. Помимо теневой «Василисы» зрители увидят спектакль без кукол и без слов. Постановка «Любовь. Не только танцы» родилась из экзаменационной работы студентов. Спектакль проверили на фокус-группе – оказалось, востребовано. Действие постановки происходит в кафе, в котором люди встречаются и расстаются. Новые кресла позволяют убрать в зале 5 рядов, поставить столики для зрителей и превратить театр в варьете.

Все окукливается

В этом году второй выпуск актеров-кукольников из КемГУКИ придет работать в театр. Вернее, многие студенты и так работают здесь с 3 курса. Долгое время в театре практически не было квалифицированных кукловодов, говорит Дмитрий Вихрецкий. Приходили режиссеры любительского театра, режиссеры праздников; и уже здесь долго обучались кукловождению. Первый набор на курс актеров театра кукол в Кемерове был сделан 15 лет назад. Затем был большой перерыв. И вот четыре года назад набор

возобновился. В этом году студентов набирают опять. Профессиональные кукольники очень востребованы – говорит Вихрецкий, сам выпускник Санкт-Петербурской академии театрального искусства. Этой профессии учат мало где, а в Сибирь из-за Урала выпускники точно не поедут. Так что есть необходимость готовить их у себя. «Профессия очень интересная, но у нас работает стереотип, что это все детское и мужику не престало в куколки играть. А так – это удивительное искусство. Внук Чарли Чаплина Джеймс Тьерри – цирковой артист – делает потрясающие спектакли с элементами театра кукол. Современный театр вообще имеет тенденцию к синтезу. Последний спектакль Андрея Могучего «Счастье» получил «Золотую маску». Там просто ходят огромные актеры-куклы – пластилиновые человечки. Кукла – это же сверхсимвол. Все окукливается».

С этого года квалификация «актер театра кукол» вошла в список профессий для прохождения альтернативной гражданской службы. Дмитрий Вихрецкий связывет это опять же с востребованностью профессии и ее небольшой популярностью среди молодых людей.

Комментарии

Рекомендуем