Люди и куклы

Люди тянутся к куклам, потому что они «так похожи на людей». Еще в неживых куклах есть какая-то магия… «Кукломагия» — называние областного фестиваля, во время которого Кемеровский и Новокузнецкий театры кукол едут друг к другу в гости — со своим репертуаром.

'Люди Люди тянутся к куклам, потому что они «так похожи на людей». Еще в неживых куклах есть какая-то магия… «Кукломагия» — называние областного фестиваля, во время которого Кемеровский и Новокузнецкий театры кукол едут друг к другу в гости — со своим репертуаром.

Дмитрий Вихрецкий, главный режиссер и директор Кемеровского театра кукол, архангелогородец, который предпочел питерским подмосткам кемеровскую сцену, рассказал «МК» о взаимоотношении кукольного театра и людей.

Два города – один театр

– Дмитрий Сергеевич, в чем смысл фестиваля, который проходит третий год подряд?
– Два кукольных театра – Кемеровский и Новокузнецкий органически связаны. По сути, они вместе начали свою жизнь. В 1942 в Новокузнецке был образован театр кукол. В это время в городе находился театр «Красный факел» из Новосибирска. В их родное помещение был эвакуирован Пушкинский театр из Ленинграда, ныне Александринка. То есть столичный театр перенесли в провинцию, а провинциальный – в еще более глубокую провинцию. И вот актеры «Красного факела» (почему — история умалчивает) решили поставить кукольный спектакль. Он назывался «Волк и семеро козлят». Известна даже фамилия режиссера – Крамской. Дело это всем понравилось – его захотели продолжить. И буквально 9 июля 1942 года было подписано постановление о создании Кузбасского театра кукол. Когда область образовалась, появился областной центр – Кемерово – в нем не было театра. И в 1962 году часть труппы и руководства Новокузнецкого театра временно перевели сюда, именно в это помещение. И это «временно» длится уже 48 лет.

— То есть изначально это место театром быть не должно?

— В принципе, помещение приспособлено – сколько сил было вложено в создание уюта! Театры в жилых домах на самом деле очень распространенное явление – в Новокузнецке, Красноярске, Омске, Томске… Но по современным нормам никаких развлекательных учреждений в жилом доме быть не может. Половина театров существовали в таком виде, но постепенно они вышли из него. Сейчас театры кукол по пальцам можно пересчитать. Ну что же… Королевство маловато – разгуляться негде, как сказала Мачеха Золушке во всеми любимом старом кино.

— Разве камерность – не для кукольных театров?

— Из-за специфики помещения театр узкий и длинный, это создает определенные неудобства. Оно могло быть пошире или повыше. Как в театре драмы нам сцена не нужна, но вот, как в театре для детей и молодежи – эти параметры вполне наши. Здесь же слишком тесно. Мы в какой-то степени ограничены в выборе выразительных средств. И у нас были определенные трудности, когда шли вечерние спектакли с достаточно громкой музыкой. Этот дом – элитный. В нем живут пожилые люди, бывшие номенклатурные работники. Они и жаловались на шум. Сейчас этого «громкого» спектакля нет. Вообще при большем месте можно было бы сделать еще интереснее, и зрителю было бы еще комфортнее…

— «Южный» театр чем-то отличается от нашего?

— Как и любой театр отличается от другого. Есть художественное руководство, есть режиссер, который имеет свое видение и строит свой театр по-своему. Мы разные. Если бы были одинаковыми, смысла бы не было обмениваться спектаклями. Но мы все же часть единого целого, обменные гастроли между нами происходили и до этого. А 3 года назад мы праздновали общий юбилей – 65 лет. Решили, почему бы нам не сделать общий праздник — шумный, яркий – и показать последние премьеры, самые лучшие спектакли, которые у нас есть. В рамках фестиваля мы это и делаем. Новокузнецк приехал с «Коньком-Горбунком» и «Иваном – царским сыном». Весь сезон их смотрели новокузнечане, а теперь увидят – кемеровчане. И наоборот, мы поедем туда со своей премьерой прошлого сезона — с «Заколдованным лесом». Это спектакль по мотивам сибирских сказок о казаках, отмеченный критиками и призами фестивалей.

Куклы играют, а люди помогают

— Кстати, куклы в транспортировке сложны?

— Никаких сложностей: специальные чехлы, специальные ящики. Все легкое и компактное. Но есть спектакли, которые очень сложно вывезти. Наш «Евгений Онегин» полтонны весит. Из-за декораций в том числе. И при этом во время просмотра вы не заметите «тяжести», а в спектакле между тем задействовано боле 150 кукол.

— В этот раз еще и троллейбус с куклами по Кемерово ездил…

— Тоже опыт давнишний. В Европейской части страны театральный троллейбус – в порядке вещей. В Оренбурге он даже пассажиров перевозит. У нас в нем просто ехали актеры в костюмах с куклами, двери на остановках открывались, и они приветствовали людей. Мы специально подгадали время – конец рабочего дня. Кемеровчане стоят понурые, ждут свой транспорт. И вдруг что-то подходит, они делают шаг… Там-тадам! Театр кукол, всем привет! По-разному реагировали: наши люди суровые. Но многие улыбались, а значит, и домой в другом настроении пришли. Мы проехали по довольно длинному маршруту – из центра города до «кольца» на бульваре Строителей и обратно. Сотни людей увидели нас.

— Сегодня в кукольных спектаклях люди-актеры выходят на сцену?

— Да, они там есть. Сейчас чистого кукольного театра нет. Люди уже давно вышли из-за ширмы. Уже лет 40 как. По ряду причин. Искусствоведы называют среди них попытки освоения новых просторов, выяснение взаимоотношений живого человека с неживой природой. В общем, это тема для целой диссертации. Сейчас есть масса систем кукол, где людей видно или не видно… Но это и не так важно. Самое главное – интересно или неинтересно. А в спектакле про казаков наши актеры поют на четыре голоса – с плясками, с присвистом, как положено.

— В одном из отзывов, оставленном ребенком в вашем театре, написано, что в кукольном театре «куклы играют, а люди им помогают». Не в этом ли заключается кукломагия?

— Люди оживляют кукол, и куклы оживляют нас тоже. Это метафизика. Для меня-то это в первую очередь инструмент, но инструмент, который пространство изменяет вместе со временем. Ты перелетаешь в другой мир, если действительно настроен на этот инструмент.

от автора:Инструмент инструментом, но когда я прошу режиссера рассказать о кукле, которую он выбрал для снимка, то Дмитрий Сергеевич говорит о ней как о настоящем человеке:
«Петрушка, потому что он классический персонаж кукольного театра… Он матершинник – острый, неспокойный парень, в общем, наш человек. Он и не хороший и не плохой, он трикстер – он просто есть».

Театр взрослеет

— В театр кукол взрослые ходят, наверное, чтобы снова побыть детьми. Могу я увидеть сейчас спектакль своего детства, который видела лет 15 назад?

— Вполне возможно. «Тайна волшебной горы» идет уже 20 лет. «Кошкин дом» сегодня приостановлен. История ушла, потому что нет старых кукол. В один из «потопов», лет 10 назад (теплоцентрали в районе театра имеют обыкновение прорываться весной), многое «уплыло». Сейчас мы уже приспособились, купили насосы. Творим новую историю: каждый сезон по четыре новых спектакля.

— Насколько часто к Вам приходит взрослый зритель?

— Театр кукол никогда не был предназначен для детей. Изначально. То, что он детский, это идея известного советского режиссера – Сергея Образцова. Но и он ставил универсальные спектакли. «Божественная комедия» разве детская? Или «Дон Жуан»?
Мы сейчас стараемся сохранить баланс силы. Сила уходит на темную сторону, когда взрослые перестают интересоваться кукольным театром. У нас всегда хорошо со зрителем – я говорю, конечно, о детях. Мы не пытаемся преодолеть стереотип. Но взрослые, те, кто вообще интересуется театром, приходят. Битком набитые залы нам не нужны. Пусть приходят те, кому это действительно интересно.

— Что порекомендуете посмотреть?

— Да любой спектакль. Если не хотите смотреть детский, есть «Евгений Онегин», есть «Пер Гюнт».

Кстати, спектакль «Пер Гюнт» — пластическая сюита на музыку Грига для актеров с куклами — стал неординарным культурным событием для Кузбасса. В режиме реального времени, через Интернет, его посмотрели зарубежные зрители. «Пер Гюнт» и «Евгений Онегин» — постановки последних лет. «Взросление» театра налицо.

— Этот вопрос Вам, наверное, задавали много раз. Но все-таки. Вы родом из Архангельска, учились в Петербурге… Почему приехали работать в Кузбасс?

— Здесь много работы просто. Петербург переполнен режиссерами: все театры забиты, все ниши – заняты. И тратить часть своей жизни на то, чтобы попасть туда… Зачем? Сибирь — потому что это экзотика и романтика. Я до окончания института никогда не был в Сибири. Поэтому и решил ехать сюда – тут колоссальный простор для работы и еще больше творческой самостоятельности. Я успел поработать в Нижневартовске и Абакане. Затем меня пригласили в Кемерово.

Комментарии

Рекомендуем