Mr. Parker: «Не матерюсь, а цитирую!»

Недавно в Кемерове побывал российский блогер Максим Кононенко, известный более как мистер Паркер. Автор популярных в Сети ироничного проекта Владимир Владимирович™ и благотворительного – Китайский летчик, человек, который по праву считается одним из отцов-основателей российского Интернета, рассказал кемеровским журналистам про искренность и о том, как на ней зарабатывать.  

Недавно в Кемерове побывал российский блогер Максим Кононенко, известный более как мистер Паркер. Автор популярных в Сети ироничного проекта Владимир Владимирович™ и благотворительного – Китайский летчик, человек, который по праву считается одним из отцов-основателей российского Интернета, рассказал кемеровским журналистам про искренность и о том, как на ней зарабатывать.

Mr. Parker: "Не матерюсь, а цитирую!"Про ОМОН и Навального

– Максим, вы, с одной стороны, блогер. С другой – журналист, ведущий программ на телевидении и радио. Но что ближе лично вам?

– Вообще-то по специальности я программист с высшим образованием. Потом был еще опыт поступления в литературный институт, но я его бросил, потому что стало неинтересно. Поступал, наверное, для того чтобы себе доказать. А потом стало неинтересно. Да и научить меня там особенно никто не мог. Если же говорить о себе нынешнем, то я и журналист, и блогер. Это в принципе разводить неправильно. Тем более если речь идет о журналисте «бумажном». По сути, все то, что газетчик не смог уложить в отведенные ему редактором строки, он может и должен высказать в Интернете, в блоге.

– Как в принципе человек, который, казалось бы, далек от какого бы то ни было написания текстов, стал блогером?

– Это почти случайно произошло. Попробовал написать что-то про нашу попсу. Мне однажды позвонили, пригласили. Мол, ваши тексты понравились, хотите пописать еще? И как-то случилось, что я стал писать потом больше, больше. И однажды вышло так, что мои тексты приносят больше денег, чем программирование.

– Что, на ваш взгляд, наиболее важно для любого блогера?

– Наверное, эмоции. Главное, чтобы твой текст находил отклик у читателей блога. В этом смысле жерналисткий текст изначально может быть иным. Вот журналист взял одно мнение, другое, сравнил их, получил в результате что-то среднее, объективное – и выдал это в газете. В блоге все иначе. Можно и нужно быть эмоциональным. Причем неважно, положительные это эмоции или отрицательные. Вот, например, модные сейчас оппозиционные настроения. Если я напишу «Все на митинг! ОМОН козлы!» – у меня тут же масса народу появится в подписчиках. И все будут меня нахваливать и говорить, что я молодец.

С другой стороны, если напишу в блоге что-нибудь неприятное про того же Лешу Навального, которого я знаю много лет и потому известно про него разное, его адепты меня проклянут. Но если ты пошел в политику, то должен быть готов ко всему, в том числе и к тому, что твое грязное белье выставят на всеобщее обозрение. А оно, поверьте, у каждого есть.

В свое время просто неожиданно большую реакцию вызвало мое высказывание относительно матерей Беслана. Я тогда высказался в том духе, что не стоит им искать убийц своих детей, надо родить других. Ну ведь это же правда так и есть. Погибших детей не вернуть ничем. А жизнь, как это ни банально звучит, продолжается. И, насколько я знаю, многие бесланские матери в итоге так и поступили – у них после той трагедии родились дети…

Подарок Кремлю

– Вы заговорили о политике. Наверное, ни один публичный человек, в том числе и вы, не может быть полностью свободен от политики. Тем более что несколько лет назад вы входили в состав партии «Гражданская сила». А что сейчас?

– А сейчас ничего. Мне того опыта хватило, чтобы понять, что политика – это абсолютно не мое. Это особый дар нужно иметь – политический. Постоянно сидеть на каких-то заседаниях, скучных, нудных, никому не нужных. Потом еще обязательно общаться с большим количеством людей. Словом, все это не мое, не для меня, не интересно. После «Гражданской силы» я недвусмысленно дал понять окружающим, что в политику я больше не пойду. Так что мне сейчас даже никто не предлагает этим заниматься.

И еще о политике. Сейчас действительно в обществе очень сильны оппозиционные настроения. И, наверное, это правильно. Тут происходит постоянный процесс, который можно свести примерно к следующему: государство хочет все зарегулировать до уровня Севреной Кореи, а общество, с другой стороны, в идеале хочет получить анархию. Ну и, само собой, в результате две эти противоборствующие силы встречаются и получается реальное государство.

Сейчас все активно обсуждают закон о митингах, который Госдума недавно приняла. Что он, мол, драконовский. Так что этот закон на самом деле еще достаточно либеральный, если сравнивать с аналогичным в других странах. Просто сейчас наше достаточно инфантильное общество переживает сейчас то, что западные общества проходили уже тысячу раз.

– Один из самых известных ваших авторских проектов – это Владимир Владимирович™. Как возникла эта идея?

– Ой, спрашивать меня о Владимире Владимировиче™ – это примерно тоже самое, что спросить Криса Кельми о песне «Замыкая круг». В этом году моему проекту исполняется 10 лет. Я уж и не помню, как это получилось. Сейчас я им почти не занимаюсь. Просто устал, скучно стало. Пишу новые истории иногда, но крайне редко. И то только потому, что людям нравится. Кстати, проект нашел неожиданное продолжение – я издал по нему книгу. Ее захотели видеть даже в Кремле. Я штук восемь отнес туда. Меня даже попросили их подписать.

– Возможно, именно из-за этого проекта вас называют то современным Салтыковым-Щедриным, то Сергеем Михалковым. А лично вам кто ближе?

– Наверное, Михалков. По крайней мере сыновья у него талантливые. Я бы хотел, чтобы у меня были такие же талант-ливые дети. В любом случае и тот и другой говорили о морали в обществе. А это мне близко. Например, я не скрываю, что занимаюсь своей деятельностью для того, чтобы зарабатывать деньги. Но ведь есть же какие-то моральные принципы, которые лично я не готов переступить. Например, очень выгодный бизнес по производству и распространению порнографии – не секрет, что он самый доходный в Интернете. Я им заниматься не стану. Не стану торговать

наркотиками. Да и незаконно это.

Вот, кстати, еще одна тема – алкоголь. Я очень рад, что сейчас введен закон об ограничении продажи алкоголя вечером. В Москве, кажется, даже строже, чем в других российских городах. У нас после 21.00 можно купить только пиво. А вскоре и его будет запрещено продавать.

Кто-то скажет, что ущемляются права человека, желающего приобрести алкогольные напитки в любое время суток. Лично я не против, что это мое право кто-то ограничит. Вот захочу я вечером выпить, а магазины не продают. Ну не в таксопарк же мне ехать! Получается, буду трезвый. Тем более что лично для меня алкоголь представляет определенную проблему. Я бы хотел отказаться от него вовсе, однако пока это не получается.

– Максим, скажите, вам, как блогеру, есть необходимость общаться с вашими коллегами, объединяться, например, в какие-то профессиональные организации?

– Однозначно нет. Вы вспомните. Для чего были нужны всякие там Союзы. Тот же Союз писателей. Да только для одной вещи: путевки в Переделкино распределять. Я вообще против подобных профессиональных объединений. Потому отчасти и из литинститута ушел, что было неинтересно смот-реть на то, что делают другие. Был у нас учитель из средней школы, который 8 раз поступал, но так и не мог поступить в литинститут. В девятый раз его взяли, наверное, из жалости. Он писать совсем не мог. Плохо писал. За два года его более или менее научили. Хотя ну как можно научить писать «правильно». Просто показывали, как нельзя писать, в чем его ошибки, а он их старался впредь не допускать. Вот и все. Ну и толку от такого профессионального обучения?

– В своих высказываниях вы можете быть достаточно грубы, например, использовать ненормативную лексику, маты. Это, как говорится, здоровый цинизм, необходимый для того, чтобы читатель вас мог выделить среди других блогеров?

– Вовсе нет. Я не циник и никогда им не был. Более того, я очень легко смущаюсь и, например, могу переживать и стесняться вместе с героем фильма. Вот любовник с любовницей, а у нее неожиданно муж из командировки раньше срока вернулся. Как только вижу такое, сразу переключаю канал, чтобы не испытывать чувства неловкости вместе с героем фильма. Так что нет, я не циник. Просто я стараюсь быть искренним. И если матерюсь, то только в качестве цитирования других авторов…

Комментарии

Рекомендуем