Новогодняя сказка

5-метрового питона на арену цирка выносят 5 мужчин. Уникальный альбинос, вызывающий у многих зрителей наверняка смешанные чувства. Кто-то змей недолюбливает, но кто-то научился ими управлять. Как, например, известный дрессировщик экзотических животных Сергей Тарантин.

5-метрового питона на арену цирка выносят 5 мужчин. Уникальный альбинос, вызывающий у многих зрителей наверняка смешанные чувства. Кто-то змей недолюбливает, но кто-то научился ими управлять. Как, например, известный дрессировщик экзотических животных Сергей Тарантин.


Праздничная цирковая программа «Новогодние приключения капитана Джека Воробья» собрала достаточно интересный творческий цирковой коллектив. Точнее, несколько коллективов. Ярким украшением кемеровской цирковой новогодней сказки можно считать и акробатический ансамбль на встречных качелях Сергея Дидыка; и крокодилов, страусов, павлинов, а также других экзотических животных Сергея Тарантина; и уникальный аттракцион, объединивший людей и медведей в рамках сложнейшего циркового жанра – хождение по канату.

В пасть крокодилу…

«В моей программе работают не просто редкие, экзотические, но и порой действительно уникальные  животные, — рассказывает Сергей Тарантин. — Например, питон-альбинос. Это редчайший экземпляр. Мой питон достиг в длину пяти метров. При этом его вес составляет около 80 килограммов. Получается, весит столько же, сколько я. И тем не менее мне приходится таскать его на своих плечах во время выступления».

Зрителю, даже совершенно неискушенному, бросается в глаза, что дрессировщику удалось сделать, казалось бы, невозможное: объединить в рамках одного манежа совершенно разных животных. Таких, что в естественной природной среде являются злейшими врагами либо образуют пары «охотник-жертва». В номере Тарантина совершенно иная ситуация. Беспечно гуляют страусы, а рядом с ними крокодилы. Между птицами и земноводными притаились питоны. А по периметру манежа, обрамляя цирковое действо, чинно расхаживают павлины, таская за собою длиннющие перья-хвосты.

Конечно, иногда, кажется, возникает некая тревожность. Вот, например, страус неожиданно для зрителей резко подпрыгнул и отскочил в сторону. Но внешних причин такого испуга заметить почти нельзя.

«Приходится слышать разные легенды и слухи, что дрессировщики с животными вытворяют что-то невообразимое, — продолжает Сергей Тарантин. – И все для того, чтобы они были вялыми и неагрессивными на манеже. На самом деле это миф. По крайней мере могу сказать про себя: я, наоборот, всячески приветствую любую активность своих животных. Ведь те же крокодилы должны быть подвижными, чтобы зрителям было интересно смотреть на их выступления».

Странная смесь ужаса и восхищения, кажется, охватывает зрителей, когда Сергей Тарантин кладет на плечи себе 80 килограммов пятиметровой змеиной туши. Но еще больший шок вызывает трюк с головой дрессировщика в пасти крокодила. Который, кстати, за время выступления Сергей Тарантин проделывает не один раз. Зал сначала замирает, а потом взрывается от восторга. И, конечно же, громче всех хлопают дети.

Полеты и их разбор

Однако какая новогодняя сказка без умопомрачительных полетов – столь ярких и запоминающихся. Воздушная часть программы легла на плечи артистов, которые работают под управлением Сергея Дидыка. «Мы делаем действительно уникальные номера, которые даже в мировом цирке считаются очень сложными, — говорит Сергей Дидык. – Отдельные номера и вовсе никто не может повторить. Причем исполняем мы их без страховки. По большому счету наш жанр относится к так называемому партерному. То есть здесь страховка в принципе необязательна. При определенных условиях, конечно. Зато из-за отсутствия лонжи у артистов зрителям кажется, что номер становится более рискованным. И это очень хорошо, потому что люди начинают остро сопереживать нам, тем, кто работает в этот момент на арене цирка».

Несмотря на чрезвычайную сложность трюков артистов Сергея Дидыка, в его программе давно сложившийся коллектив. За более чем 20 лет работы в настоящий момент работает всего лишь третий состав. Кто-то ушел в другие программы, с кем-то развела судьба по иным причинам. Но в целом для такого номера, как акробатический ансамбль на встречных качелях, предъявляющего высочайшие требования к физической форме артистов, такие показатели можно считать очень хорошими.

«Случается, что кто-то не задерживается, — продолжает Сергей Дидык. – Но это чаще всего происходит в первое время работы. Человек либо уходит сразу, понимая, что его что-то не устраивает, либо остается надолго. Тут дело в том, что жизнь в манеже и жизнь за его пределами нельзя разделять. Все потому, что от каждого из нас зависит не только успех номера, но и безопасность и, в конце концов, здоровье того артиста, что должен тебе полностью доверять».

Причем авторитет руководителя программы должен быть неоспоримым. Именно он отвечает за каждого своего артиста и за всю программу в целом. «Это только из зрительного зала кажется, что все хорошо, легко и гладко, – говорит Сергей Дидык. – На самом деле каждое наше выступление отличается от предыдущего. А какие-то недочеты возникают тоже всегда. И моя обязанность пресечь их в самом начале, чтобы потом не случилось серьезных неприятностей. Так что после каждого выступления мы устраиваем разбор полетов.

 

Соревнование в ловкости

Аттракцион канатоходцев – людей и медведей – это действительно мистерия, апогей классического цирка. Но то, что люди делают под руководством Александра Иванова, с творчеством которого многие кемеровчане уже знакомы, — это, наверное, удивительно куда менее, чем «медвежий канат». Только представьте: туша в килограммов 300 ловко перебирается от стойки к стойке по канату. Как дрессировщику удалось даже просто затащить медведей на такаю высоту, не говоря о том, чтобы убедить их пройтись по канату?! – остается только удивляться.

«Работа с животным начинается на земле, — рассказывает Александр Иванов. – Точнее, примерно на высоте одного метра. Мои помощницы чуть ли не за лапу ведут медведя по канату, чтобы он почувствовал движение. Этот период может длиться до двух лет. Так что работа и долгосрочная, и очень кропотливая. Как только животное освоится на этой высоте, только тогда мы начинаем поднимать его выше. В конце концов медведь работает на высоте в 10 метров».

Как отмечает дрессировщик, несмотря на большую массу и кажущуюся неуклюжесть, которая стала неотъемлемой ассоциацией с медведями, эти животные чрезвычайно ловки. А потому, например, с каната упасть практически не может. «Если одна лапа сорвется, — продолжает Александр Иванов, — то медведь схватится за канат всеми четырьмя и не упадет ни в коем случае. Понемногу доползет до опоры и либо сам спустится, либо мои ассистенты поймают его в батут наподобие того, что используют пожарные под окнами горящих квартир, когда ловят прыгающих из окон людей. Так что для животных канат практически безопасен».

Зато зрители получают уникальное цирковое шоу, в котором люди и животные соревнуются в ловкости.

Комментарии

Рекомендуем