Пирсинг, тату и яркие пряди: 8 неформальных красавиц из Кузбасса

Помните, ещё несколько лет назад среди подростков были очень популярны различные субкультуры? Пугающие готы, многострадальные эмо, безгранично романтичные ванильки – каждые со своими правилами и дресс-кодом. Сейчас необычным внешним видом мало кого удивишь. Однако онлайн-журнал Сибдепо постарался найти в Кузбассе неформальных красавиц, которые действительно заставят разинуть рот от удивления.

Перед вами 8 девушек, которые от прочих отличаются яркими прядями, любовью к пирсингу, татуировкам и экспериментам с внешностью. Увидев их на улице, некоторые прохожие начинают креститься, ну а мы считаем, что каждый имеет право выглядеть так, как ему нравится.

Никакой конкурсной составляющей в материале нет. Всех красавиц мы расположили в строго алфавитном порядке. Однако в конце материала вы можете выразить симпатию понравившейся девушке.

Аксинья Бачурина

Аксинья Бачурина переехала в Кемерово из Норильска. Сейчас девушке 22 года, она учится в КемГУ на журналиста и подрабатывает вокалисткой в заведениях города. На этом круг её занятий не ограничивается. Она также увлекается поэзией, театром, музыкой и визажем.

«Я очень люблю макияж! Для меня это как рисование. Могу нарисовать себе новые брови, новый разрез глаз. Вчера я была леди на каблуках, сегодня — в кроссовках, завтра – ведьма в чёрном, а через неделю обрету Будду и оденусь в этническом стиле. Жизнь – театр, вот я и играю, как могу», – считает Аксинья.

На макияж и причёску девушка тратит от нескольких минут до 2-3 часов в день. Всё зависит от настроения и образа, который она выбрала для нового дня. Аксинья притягивает внимание не только ярким макияжем, но и совершенно очаровательной внешностью и розовыми волосами. Однако из-за работы с последними недавно пришлось попрощаться.

«Я меняла цвет волос от чёрного до розового. В Москве на это почти не обращали внимания, а в Кемерове не брали на работу, постоянно пытались убедить быть обычнее, нейтральнее, быть, как все. «У нас так не ходят», – сказали мне однажды, предлагая хорошую работу в сфере рекламы в другом городе. Одним из условий устройства было то, что я должна перекраситься. Перекрасилась. Теперь скучаю. Но скоро снова сделаю сумасшедший цвет», – рассказала Аксинья.

Тело красавицы украшает татуировка кита. В течение четырёх лет Аксинья выбирала эскиз, место на теле для тату, но в последний момент сделала всё совершенно по-другому. Пирсинг у девушки тоже был: в девятом классе она решила самовыразиться и проколола нижнюю губу, затем – язык и уши. Однажды и бровь пыталась проколоть самостоятельно. Сейчас Аксинья сняла все серёжки с лица, но в будущем планирует сделать микродермалы.

Анжелика Ерёмина

Возникало ли у вас когда-нибудь ощущение, что вы родились не в свою эпоху? Именно так чувствует себя 18-летняя Анжелика Ерёмина из Кемерова, которую из угольной столицы тянет к пышным платьям, корсетам и званым ужинам. Машину времени, кажется, ещё не изобрели – или нам с вами об этом не рассказали. Поэтому девушке остаётся погружаться в эпоху с помощью книг, фильмов и внешнего вида.

«Я никогда не относила себя к неформалам, но тут уж от правды не убежать – образ соответствует. С детства жила в Бодлеровском мире, всегда мечтала ходить в пышных платьях, носить фонтанж, посещать балы, а спустя некоторое время я поняла, что могу себе такое устроить», – рассказывает Анжелика.

В 14 лет Анжелика проколола бровь, затем последовали другие эксперименты с пирсингом. Но в итоге прижились только проколы брови и сосков. Год назад на плече кемеровчанки появилась первая татуировка, но в своих мечтах красавица уже «забила» почти 70% своего тела другими тату.

За свои 18 лет девушка успела попробовать всевозможные цвета волос. Локоны перекрашивала в бордовый, синий, красный, розовый, зелёный, фиолетовый, чёрный, пепельный, рыжий, голубой. Новый цвет всегда сказывался на настроении, отмечает девушка.

«Учёбе мой стиль никогда не мешал, а вот на работе однажды сказали, что цвет волос отталкивает посетителей, и назвали это сатанизмом. Я тогда работала официанткой в одном из заведений города. Из других реакций – обычно умиляет реакция детей. Они никогда не называли меня доброй феей, я была их любимицей-злодейкой. А ещё один мой сосед около двух лет считал, что красный – мой натуральный цвет волос», – делится Анжелика.

Кемеровчанка удивляет не только внешним видом, но и необычными увлечениями. Девушка учится в колледже искусств, в свободное время иллюстрирует сказки, пишет книгу, играет на флейте, изучает норвежский язык.

Ульяна Иванова

Посостязаться в неординарности с кемеровскими красавицами могут и жительницы южной столицы Кузбасса. 24-летняя Ульяна Иванова из Новокузнецка не считает, что сегодня чем-то выделяется из толпы. Однако когда девушка приезжает к родителям в родную деревню, соседи почти всегда провожают её косыми взглядами. Иногда едкие комментарии по поводу внешнего вида дочки выслушивает и мама. Хотя, казалось бы, кого сегодня удивишь дредами, пирсингом и татуировками?

«Слово «неформал» я впервые узнала лет в 13, когда из деревни поехала в городской санаторий. Интернета тогда не было, поэтому у меня сложилось мнение, что если у человека есть татуировки, пирсинг и дреды, то он – неформал. Из-за внешнего вида меня, конечно, на собеседованиях не воспринимают всерьёз. А некоторые даже спрашивают, крещёная ли я, а то, оказывается, татуировка – это грех!» – делится Ульяна.

Тем не менее с работой у девушки не было проблем. Новокузнечанка успела поработать официанткой, барменом, кассиром, отучилась на диджея, а последние два года трудилась администратором в мужском клубе. Сейчас девушка в декрете, и всё её время занимает любимая дочка.

На теле Ульяны красуются четыре татуировки: снегирь, кот с розами, горы в честь любви к природе и походам и небольшая надпись «Saint». Также есть микродермалы и другие проколы.

Ксения Королёва

22-летняя Ксения Королёва из Новокузнецка никогда не относила себя к какой-либо субкультуре, а просто делала так, как нравится. Поэтому в 12 лет, стоя дома перед зеркалом, самостоятельно проколола вторую дырку в ухе. После этого, как говорится, понеслось.

За второй серёжкой последовали ещё пять. В 13 лет появился первый пирсинг, в 16 – первый «партак». Сейчас за плечами девушки 7 проколов и 7 татуировок.

Родители Ксении поначалу были против таких преображений. Ругались, заставляли всё с себя снять, но постепенно привыкли. А теперь и вовсе не удивляются новому рисунку на теле дочери.

«В одно время я решила поменяться и убрать всё это с себя, стать более классической девушкой, так сказать. Но потом поняла, что без этого я не могу. Мне нравится пирсинг, и мне он идёт. В ограниченном количестве, конечно. Поэтому вернула несколько проколов. Так я ощущаю себя гораздо комфортнее», – рассказала Ксения Королёва.

Общую картину дополняют яркие пряди, которые у людей вызывают разную реакцию. Взрослые люди не всегда адекватно и тактично реагируют на Ксению. А вот дети полны искреннего интереса и удивления. За ярко-бирюзовые локоны они называют Ксению русалкой.

Такой стиль и внешний вид в работе Ксении не мешает. Ведь она – парикмахер, поэтому сама делает клиентам необычные причёски и красит их в яркие цвета.

Анастасия Кочукова

Анастасия Кочукова с детства заглядывалась на людей, которые внешне отличались от других. Юной кемеровчанке они казались необычными и притягательными. Потому, по классике жанра, в 14 лет она сделала первый прокол сама.

«Мне всегда нравились люди с необычной внешностью. Они казались мне очень интересными и творческими личностями, которые так или иначе притягивают к себе», – говорит Анастасия.

Сейчас девушке 21 год, и работает она, наверное, в самом соответствующем стилю месте – магазине по продаже разнообразных серёжек для пирсинга, ярких красок для волос и цветных линз.

Клиенты четырём тоннелям в ушах, пирсингу, татуировкам и сплиту языка не удивляются. Кто-то даже вдохновляется на модификации тела и проколы и восхищается внешним видом. А вот вне стен рабочего места окружающие не всегда реагируют спокойно.

«Часто задают типичные вопросы: «Не больно ли было делать проколы?», «Как ты вообще с этим живёшь?». Но самое неприятное, что случалось, – когда я ходила с дредами, какой-то неприятный незнакомый человек начал трогать их без разрешения», – рассказывает кемеровчанка.

Но для Анастасии чужие комментарии не имеют никакого значения. Ведь девушка уверена, совсем не важно, как выглядит человек. Главное – кто он есть на самом деле.

Софья Сазонова

Софья Сазонова – мама чудесной дочки и настоящая рукодельница. 24-летняя кемеровчанка занимается скрапбукингом, создаёт собственными руками обложки для паспорта, ежедневники и фотоальбомы. Но иногда на передний план в жизни выходят фотосессии, благодаря которым возникают невероятные образы.

«Съёмки помогли мне поверить в себя, поднять самооценку. Благодаря им я нашла много новых знакомых. Мне нравится постоянно меняться, вносить интересные детали во внешний вид. Ещё весной у меня были длинные розовые волосы. А сейчас короткая стрижка и выбритый затылок. И я от этого кайфую! Через месяц могу покраситься в бирюзовый и буду самой счастливой», – рассказала девушка.

Сейчас Софья оставила на теле минимум проколов и тоннели в ушах на 30 миллиметров. А раньше, в подростковые годы, по закону жанра обвешивалась бесчисленным количеством значков, носила арафатку и скрепки в ушах.

Тоннели в ушах незнакомых людей обычно шокируют. Прохожие позволяют себе отпускать комментарии, маты в адрес девушки и даже тыкать пальцем.

«С некой предвзятостью я сталкивалась и во время учёбы во втором учебном заведении. Там не было места для творчества, а преподаватели отпускали шуточки о моём внешнем виде. Тоннели и пирсинг – это как стереотип про блондинок, которые обязательно должны быть глупыми. Но ведь всегда можно доказать обратное», – отмечает Софья.

Ярослава Сова

Если предыдущие героини материала от своего желания необычно выглядеть практически не страдали, то 23-летняя Ярослава Сова оказалась перед выбором: продолжить обучение в училище и попрощаться с дредами или остаться верной своему стилю.

«Я училась на художника-живописца. У меня был пирсинг, несколько татуировок и дреды, с которыми очень удобно жить. Но однажды меня вызвали к директору училища и попросили поменять свой внешний вид. Потом была ещё парочка походов к директору. Затем я ушла. Но, скорее, это было взаимное желание. Это был единственный раз, когда пришлось выбирать», – делится Ярослава.

Сейчас девушка работает бариста и выполняет на заказ разные художественные работы: портреты, эскизы татуировок, расписывает стены и иллюстрирует книги.

Но окружающие продолжают бессовестно разглядывать Ярославу, а некоторые молодые люди пытаются познакомиться, сопровождая «подкат» вопросами: «А как ты голову моешь?». Предполагаем, что такая «оригинальность» не вызывает ответного желания продолжить знакомство.

Диана Элиас

Кемеровчанка Диана Элиас настоящих татуировок на теле не имеет, пирсинг не носит, а в последнее время и эксперименты над волосами прекратила. Тем не менее, рядовым образ девушки не назовёшь.

«Я могу примерять на себя разные образы, нарисовать тату на лице, надевать фейковый пирсинг, парики и ходить так весь день. Но на постоянной основе мне это не нужно, ибо быстро надоедает. Я человек с переменчивым настроением», – рассказывает Диана.

На учёбу девушка особо не красится, чтобы не привлекать лишнего внимания. Ведь его и так достаточно: Диана ведёт видеоблог, на который меньше, чем за год, подписались уже 52 тысячи пользователей. В блоге девушка рассказывает о своей жизни, мыслях и отвечает на вопросы подписчиков.

«Люблю высказывать свои мысли, и очень приятно, что ко мне прислушиваются. Это приносит мне удовольствие и даже позволяет немного зарабатывать», – говорит Диана.

Девушка рассказывает, что благодаря видеоблогу её часто узнают на улице. Но Диана понимает, что ведение блога на YouTube – явление временное. На получение дохода с канала на протяжении всей жизни она не рассчитывает.

Читайте также: На эту и на ту: 9 татуированных красавиц из Кузбасса

Текст: Екатерина Фоменко.
Фото: Google Images, личный архив героинь.

Комментарии

Рекомендуем