«Плазма» мечтает о роке

За этим российским эстрадным коллективом давно закрепилось неформальное название «фабрика хитов». И действительно, «Плазма» исполняет «очень популярную музыку», которая не оставляет равнодушной многомиллионную армию поклонников творчества этой команды. 12 июня кемеровчане смогли услышать песни группы на праздничном концерте, посвященном 3-летию радиостанции «Хит FM в Кузбассе».

'«Плазма»За этим российским эстрадным коллективом давно закрепилось неформальное название «фабрика хитов». И действительно, «Плазма» исполняет «очень популярную музыку», которая не оставляет равнодушной многомиллионную армию поклонников творчества этой команды. 12 июня кемеровчане смогли услышать песни группы на праздничном концерте, посвященном 3-летию радиостанции «Хит FM в Кузбассе».

Для многотысячной аудитории, собравшейся на концерт на площади Советов, «Плазма» исполнила уже раскрученные и абсолютные новые хиты. Перед кемеровским концертом музыканты-основатели коллектива Роман Черницын и Максим Постельный рассказали корреспонденту «МК в Кузбассе» о том, почему они поют на английском, как россиян встречали вьетнамские «пионеры» и зачем «Плазме» нужен «Телеграм».

Сами себе продюсеры

Ваше появление на российской эстраде было очень ярким: песни «Плазмы», казалось, звучали на каждой радиостанции, из каждого приемника. А спустя какое-то время ажиотаж вокруг коллектива незаметно поутих. И вот снова: «Mystery» на вершинах отечественных хит-парадов.

— Действительно, было некоторое затишье. Наверное, оно связано с тем, что любое творчество имеет волнообразный характер. Сегодня пишутся одни песни, завтра – другие. Они более или менее успешные. Отсюда и внимание публики к ним.

'«Плазма»Стоит отметить, что это ни в коем случае не связано с какими-то коммерческими делами. Например, с наличием или отсутствием продюсера у коллектива. Единственным, кто занимался продюсированием группы «Плазма» с момента ее основания, был Дмитрий Маликов. Когда наш контракт закончился, мы решили стать сами себе продюсерами.
Что примечательно: хотя публичный интерес к нашему творчеству немного поутих, а на радиостанциях и телеканалах мы стали мелькать гораздо реже, гастрольный график, а значит и реальный интерес публики к «Плазме» оставался очень насыщенным. Были и гастроли по России, и за ее пределами, причем как в страны ближнего, так и дальнего зарубежья.

Ура-патриоты, корпоративы и «пионеры»

Кстати, о зарубежных гастролях. Многие музыканты говорят, что вот, мол, были там-то, нас хорошо встречали. Насколько успешными оказались ваши выступления за пределами России?

— Если говорить честно, то абсолютное большинство «заграничных» гастролей для российских музыкантов – это выступления либо на различного рода корпоративах, которые устраивают российские же компании, либо перед местной русскоязычной аудиторией. И у нас было то же самое. Хотя мы поем на английском языке. Но об этом чуть позже.

Кроме русскоязычной публики, пришлось нам выступать и перед англоязычной. Таким, например, был наш концерт в одном из финских клубов в Хельсинки. Правда, хозяин этого заведения был человек из России, но публика, собравшаяся в ту ночь в клубе, была разношерстной. Были и русские. Наверное, процентов 25, не больше. Так что смело можно говорить, что мы выступали перед англоязычной аудиторией.

А теперь собственно о том, почему мы пишем и исполняем на английском языке. Наверное, иначе быть и не могло. Как-то само собой сложилось. Коллективы, которыми мы увлекались с юности, например, A-ha и Depeche Mode, пели именно на этом языке.

В России же наш английский порой создавал и создает нам много проблем. Это связано с тем, что некоторые радиостанции и телеканалы, настроенные слишком патриотично, точнее ура-патриотично, считают, что они должны транслировать только «русские» песни. К счастью, многие наши коллеги на тех же радиостанциях понимают: главное не то, на каком языке написана песня, а качество самой песни.

И еще о зарубежных гастролях. Нам довелось побывать в разных странах. И бывшего СССР, и Европы. Особенно хорошо было музыкантам, которым приходилось выступать на корпоративах – в плане оплаты их труда. Например, разнообразные московские банки любили устраивать этакие помпезные мероприятия где-нибудь за границей. К слову, многие из этих банков долго не протянули.

Веселые гастроли получились во Вьетнаме. Очень поразил местный колорит. Доллар там – это очень большие деньги. А потому, наверное, нас встречали как самых дорогих гостей. Чуть ли не с венками, какие-то шапки дарили и так далее. Мы даже не понимали иногда, что именно происходит. Но было понятно одно — местные жители очень нам радовались. Стояли возле трапа самолета и чуть ли не салют, как пионеры, отдавали.

'«Плазма»Мобильный «видеоклип»

Вы уже много лет работаете в одном формате – популярная музыка. Никогда не возникало желания попробовать свои силы в чем-то еще?

— Разумеется, возникало. И мы даже попробовали. В настоящее время у нас есть кроме «Плазмы» еще один проект, который называется «Телеграм». Это что-то вроде классического бэнда. Из инструментов: вокал-гитара, труба, скрипка, гитара, барабаны и клавиши.

В этом коллективе играем мы – Роман и Максим, другие участники «Плазмы», а также специально привлеченные для участия в проекте музыканты. Репертуар «Телеграма» — это и песни «Плазмы», и написанные для него вещи. В целом музыкальное направление коллектива можно охарактеризовать как рок. Здесь и музыка более сложная, и в целом она… более жесткая, что ли. Одно осталось неизменным: тексты пишем только на английском.

А почему «Телеграм» никак до сих пор не засветился на публичной сцене?

— Выступления есть. Но это, в основном, различные клубные концерты. Даже видеоклипов или записей песен толком нет. Из видео, не поверите, только съемка на телефон в каком-то ночном клубе Москвы. Но это дело времени. Главное, есть желание заниматься этим проектом. Думаем, и треки запишем, и ролики – если получится.
А желание действительно есть. Делать настоящий современный рок. Не просто более жесткую поп-музыку, а именно рок. Сегодня, к сожалению, эти понятия как-то размылись. Например, в массовом сознании рок – это то, что на гитарах. А ведь на самом деле это не так. Вот, например, при всем уважении к коллективу «Звери» — это не рок. Это качественная популярная музыка.

Наш проект заметно отличается от такого рока. Но это тоже создает дополнительные проблемы. На тех же радиостанциях, которые сегодня жестко отформатированы, подобные «Телеграму» песни поставить просто нереально. Все говорят одно – неформат. «Мол, ребята, зачем вам это нужно, делайте «Плазму» и все».
Короче, поглядим, что получится. Но «Телеграм» — это в любом случае для души.

Справка «МК»:
PLAZMA — это Роман Черницын (вокал, музыка, тексты) и Максим Постельный (бэк-вокал, клавиши, музыка, аранжировки). Стиль, в котором играет группа, варьируется от мягкого синти-попа до полного драйва поп-рока, но по большей части это мелодичная танцевальная музыка для неисправимых романтиков.
PLAZMA – первая российская поп-группа, отважившаяся петь на английском языке для русскоговорящей аудитории и завоевавшая признание и любовь слушателей по всей стране. Первые два альбома группы были проданы тиражом более 1 млн копий, песни регулярно занимали верхние строчки всевозможных хит-парадов. С выхода в 2000 году дебютного альбома PLAZMA завоевала практически все возможные национальные музыкальные награды и была удостоена премии Попова за наибольшее количество радиоэфиров.
В конце 2007 года PLAZMA записала свой первый трек на русском языке «Бумажное небо» совместно с Аленой Водонаевой. В начале 2009 года PLAZMA проходит в финальный тур «Евровидения-2009» с песней «Never Ending story». Несмотря на то что победа досталась другому участнику, «Never Ending story» с успехом ротируется на крупнейших радиостанциях России и СНГ. Сейчас в планах группы выпуск нового альбома.

Комментарии

Рекомендуем