Почему затягивается расследование дела о ДТП с Мовшиным

Почти девять месяцев прошло с момента ДТП с экс-главой ГИБДД Кузбасса Юрием Мовшиным. Напомним, ему предъявили обвинение после аварии в Кемеровском районе около села Верхотомское, в которой погибли четыре человека. 11 января стало известно, что вторая экспертиза по уголовному делу о ДТП признала виновным второго участника аварии – водителя Toyota Premio. Потерпевшая сторона и их защитник, известный московский адвокат Евгений Черноусов, в эксклюзивном интервью Сибдепо рассказали о своей позиции относительно расследования громкого дела.

О второй экспертизе

5 января жителю Красноярска Евгению Пермякову, мужу погибшей в аварии Светланы Пермяковой, пришло письмо о том, что он может ознакомиться с результатами второй экспертизы. Отпросившись с работы, он приехал в Кемерово и ознакомился с документом.

«Когда я увидел результаты экспертизы, то, мягко говоря, встревожился. Насколько я знаю, после ДТП в течение 1,5 месяцев была собрана хорошая доказательная база. Кроме того, были проведены все необходимые экспертизы в Кемерове, на основании которых, я считаю, было видно, кто всё-таки виноват. Всё было досконально описано, дело можно было передавать в суд», – рассказал Сибдепо Евгений Пермяков.

Евгений Пермяков

По словам Евгения, первая кемеровская экспертиза показала, что в действиях Юрия Мовшина «усматриваются несоответствия требованиям ПДД РФ в отношении дорожной разметки 1.1 (сплошная линия, — прим. Сибдепо), которые с технической точки зрения состоят в причинной связи с ДТП».

«Тогда эксперты написали в заключении, что автомобиля Юрия Мовшина априори не должно было быть на встречной полосе. Он просто не имел права там находиться. Ведь это явное нарушение правил дорожного движения, когда машина находится слева от сплошной разделительной полосы. Соответственно, водитель, который вёз девушек, не должен был даже смотреть в ту сторону. Никто не утверждает, что Мовшин начинал обгон через сплошную. Да, он начал обгонять через прерывистую линию, однако когда началась сплошная, он обязан был вернуться со «встречки» на свою полосу движения», – сообщил Евгений Пермяков.

Собеседник издания добавил, что в июле вместо передачи дела в суд по требованию прокуратуры была проведена дополнительная комплексная автовидеотехническая экспертиза, уже в Москве.

«Столичные эксперты пришли к парадоксальным выводам: нахождение автомобиля Мовшина слева от сплошной не противоречит ПДД. В итоге, его действия были полностью обоснованы. Он со своим автомобилем не представлял угрозы окружающим. Виноват, по мнению московских экспертов, водитель Premio, – пояснил Евгений Пермяков. – Такими темпами, я боюсь, что к годовщине аварии погибшие девушки просто уже окажутся обвиняемыми».

Отметим, что, согласно заключению экспертов, скорость Land Cruiser Мовшина в момент ДТП была более 110 км/ч. При этом во второй экспертизе говорится, что превышение скорости не явилось причинной связью ДТП.

«Водитель Premio сейчас проходит как свидетель с нашей стороны — со стороны потерпевших. Если дело передадут в суд вместе с результатами второй экспертизы, то сначала придётся доказать, что водитель Premio невиновен, потом – что в качестве виновного нужно привлечь Мовшина, и только после этого начнётся суд над обвиняемым», – добавил Евгений Пермяков.

После смерти Светланы Пермяковой без матери остались трое детей – сын и две дочери. Сейчас Евгений Пермяков воспитывает их один. Напомним, что также в результате аварии погибли жительницы Красноярска Дарья БашуроваГалина Гаврилова и кемеровчанка Наталья Лосева.

О затягивании расследования дела о ДТП

Напомним, как прокомментировал ситуацию депутат Госдумы от Кузбасса Евгений Косяненко, который возглавляет комиссию по контролю расследования этого ДТП. Он не сомневается в том, что «дело передадут в суд, и Мовшин будет там фигурировать». Тем не менее, родственники погибших в аварии всё равно опасаются, что в итоге дело «замнут».

«Почти через неделю будет девять месяцев, как произошло ДТП. При этом следствие не только не продвинулось вперёд, но вернулось, можно сказать, к поиску виновных. По сути, этой экспертизой плюнули в погибших», – считает Евгений Пермяков.

По мнению Семёна Гаврилова, сына погибшей в аварии Галины Гавриловой, в этом деле возникает вопрос к специалистам, которые коллегиально сделали выводы.

«При этом они дали подписку, что экспертиза будет проведена профессионально и непредвзято», – отметил Семён Гаврилов.

Семён Гаврилов

О переводе дела в другой регион

Как сообщил Евгений Пермяков, сторона потерпевших готовит просьбу о переводе расследования аварии в другой регион. Кроме этого, родственники погибших также попросили об изъятии второй экспертизы из материалов дела как недопустимого доказательства.

Защитником потерпевших выступает известный московский адвокат, кандидат юридических наук, полковник милиции в отставке Евгений Черноусов. В августе за помощью к нему обратилась мать погибшей Натальи Лосевой.

«Мы будем ходатайствовать, чтобы дело по этому ДТП забрал в свои руки следственный комитет. В целом, мы видим предвзятое отношение к этому делу», – пояснил корреспонденту Сибдепо Евгений Черноусов.

По его словам, понять, кто виноват в этой аварии, можно, прочитав решение Верховного суда РФ от 19 сентября 2013 года. Тогда суд решил, что запрещено двигаться слева от разметки 1.1 (сплошная линия), даже если водитель начал обгон через прерывистые линии. О том же говорится в Венской конвенции, которая легла в основу составления правил дорожного движения в России.

Евгений Черноусов

«Единственный вопрос, который здесь возникает: почему простые водители знают это решение Верховного суда, почему его знают адвокаты, но не знают следователи, прокуроры и эксперты? Я уже направил следствию это решение суда. Потом я буду пользоваться этим решением так, что мало не покажется. Может быть, если бы я начал заниматься этим делом раньше, то новую экспертизу уже никто бы не назначил», – добавил адвокат.

Евгений Черноусов считает, что само дело об этой аварии является достаточно простым. Однако у него сразу возник вопрос, почему настолько затянуто расследование произошедшего ДТП.

«Интересно, что подписку о неразглашении обстоятельств дела у меня взяли вовремя, однако я спросил: «Почему же вы вовремя дело не передали в суд?». Я имею достаточный опыт в сопровождении подобных дел. На данный момент общей позицией потерпевших является то, что надо передавать дело в другой регион. Оно не должно расследоваться местными следователями, ведь Мовшин там работал. На передачу дела в другой регион у нас есть законные права. В моей практике такое уже было», – сказал адвокат.

Чтобы реализовать этот план, потерпевшие обратятся в Генеральную прокуратуру или Следственный комитет, возможно, через депутатов Госдумы.

«Передача уголовного дела в Красноярский край будет обоснованной. Ведь именно там проживают родственники троих погибших в аварии. Впоследствии мы будем требовать, чтобы суд тоже прошёл там. Это объективно», – сообщил Евгений Черноусов.

По мнению адвоката, дело сразу должны были передать в Следственный комитет для объективности расследования, и в этой ситуации «вопрос стоит только о правилах дорожного движения, которые определяет следователь».

Текст: Тимофей Шикер.
Фото: Сибдепо, vk.com, Михаил Носков.

Комментарии

Рекомендуем