Поуехавший: из России в Германию, из Германии в Топки

В комментариях к рубрике популярно мнение, что поуехавшие уже никогда не вернутся обратно. А вот и нет, дорогие читатели, бывают и те, кто возвращается. Да, не по своей воле, но все-таки. Позвольте представить – Себастьян Бах, сын российских эмигрантов, которые семь лет назад решили вернуться из Германии на Родину. Своими впечатлениями о жизни в России, русском языке, образовании и самих русских Себастьян поделился с редакцией Сибдепо.

Моя Родина – Германия

Россия – Родина моих родителей. Мама родом из Кубани, а папа «русский немец» (этнический немец, прим. Сибдепо) с Поволжья. Во время Великой Отечественной войны всех поволжских немцев сослали в Сибирь. Однако нашей семье удалось сохранить свою немецкую фамилию, что смогли сделать немногие. В 90-ые годы отец решил восстановить ту землю, которая когда-то принадлежала нашей семье. Но в отличие от фамилии, землю сохранить не удалось, и родителям предложили переехать в Германию. Там они прожили порядка пятнадцати лет.

Своей Родиной я всегда буду считать Германию. Я родился в Бранденбурге, какое-то время мы жили в Берлине, потом переехали в южные земли. В общем, из-за работы отца наша семья часто переезжала, поэтому какого-то одного города выделить не могу.  Когда мне было пятнадцать, родители решили вернуться в Россию. И я скажу, как так вышло. Дело в том, что если ты живешь в Германии, и подключил российское телевидение, то  обязательно получишь дозу пропаганды. Телевизор обещал высокую зарплату, дешёвое жилье и продукты. Несмотря на то, что в Германии мы ни в чем не нуждались, мои родители всё равно решили вернуться. Как оказалось, таким образом СМИ заманивают эмигрантов обратно в Россию. Бабушка с дедушкой родом из Кемеровской области и мы решили перебраться сюда. Родители купили землю в селе Топки, там я прожил до совершеннолетия, а сейчас снимаю квартиру в Кемерове и учусь в КемГУ.

Про уровень жизни

Как оказалось, благополучно в России живут не все, а только пара городов в её европейской части. В Кемерове цены несопоставимы с зарплатами. Здесь человеку помимо основной работы нужно ещё чем-то заниматься, чтобы обеспечивать не только себя, но и семью. Даже если ты живёшь один, средней зарплаты не всегда хватает. Потому что кроме еды и жилья нужно ещё как-то одеваться. В Германии я с таким не сталкивался, мы всегда жили в достатке. У отца была рабочая профессия, и это не считалось чем-то зазорным. Он работал на заводе, и его зарплаты в 2000 евро нам вполне хватало. В России отец успел побыть рабочим на шахте, сейчас он дворник. Маме тоже пришлось найти работу, и денег нам в принципе хватает. Будучи студентом, я трачусь не только на жилье, питание или одежду; часть моих средств уходит на канцелярию. Но я не хочу просить деньги у родителей, мне хочется быть самостоятельным и зарабатывать самому. Поэтому я живу отдельно и подрабатываю репетитором немецкого в лингвистической школе.

Европа отличается от России не только уровнем дохода. У европейцев совершенно другое отношение к благоустройству. В Германии я ни разу не видел однокомнатных квартир, разбитых дорог (в таком количестве), или феномена, когда с дороги дом выглядит нормально, а со стороны двора, мягко говоря, не очень. Ещё у европейцев есть привычка забирать с собою мусор, а не оставлять его там, где отдыхаешь или живёшь. Мне нравится в Кемерове, особенно по ночам город очень красивый, но, скажем так, почти все деревни в Германии выглядят более ухоженно. К слову о том, что еще в Германии выглядит ухоженно. Общежития студентов. Представьте себе двух соседей в одной большой комнате с залом, душем и туалетом. Так выглядят общежития в Германии. Студенты обычно живут вдвоём, иногда селят по одному, но никогда не вчетвером. Стипендия около 300 евро, но бывает и больше. Аренда двухкомнатной квартиры стоит примерно столько же, поэтому студенты часто скидываются и живут в съёмном жилье.

Мне доводилось лечиться в российских больницах. Часто, сравнивая Россию и запад, люди приводят бесплатную медицину как достоинство, в то время как в Европе существует платная страховка. Во-первых, 20 евро в месяц не такая большая сумма, во-вторых, я думаю, что российские врачи работали бы охотнее, если бы им платили больше. Здесь врачи не стимулированы высокой зарплатой, и приходится надеяться на добропорядочность каждого доктора в отдельности. Несмотря на то, что в межвузовской поликлинике есть хорошие врачи, с некоторыми проблемами я пойду только в частную клинику. Лучше переплатить, но зато знать, что хуже тебе не будет.

Про образование

На самом деле, перед переездом отец хотел переоформить опекунство на друзей семьи, чтобы я продолжал учиться в Германии, но мама была категорически против. Иногда я думаю, как бы сложилась моя жизнь, если бы отец настоял на своём. С одной стороны, я бы не встретил своих друзей, но с другой, я всегда помню о том, что по возвращению на Родину с российским образованием мне придется еще два года переучиваться. Кроме того, учитывая российское гражданство, мне придется сдавать международный экзамен по немецкому. Оттого мне иногда кажется, что я теряю тут время.  Дело не в том, что образование в России какое-то плохое. В вузе мне доводилось учить зоологию, и могу сказать, что у России с остальным миром в науке большая несостыковка. Тут используются классификации, которые в Европе считаются устаревшими, они не плохие, но европейский подход куда проще. У нас разный взгляд на научное знание, и даже его преподавание. Если ты хочешь работать в Европе, тебе придется переучиваться, не столько чтобы заполнить какие-то пробелы, а чтобы систематизировать знания и подвести их под европейский стандарт. Насколько я знаю, в Европе котируется образование московских и питерских вузов, но с дипломом провинциального университета переучиваться придется в любом случае. В образовании Россия сейчас пытается переориентироваться на Европу,  но Европа пока не доверяет.

Когда я переехал, мне было почти шестнадцать, так что, какое-то время я учился в российской школе. В России школы не пытаются развить индивидуальность, а скорее наоборот – превращают в серую массу. Мне это по большей части не нравится, потому что все люди уникальны, у каждого есть сильные и слабые стороны. В Германии учителя развивают твои лучшие качества, пытаясь сделать ребенка не просто добрым и адекватным, а еще и уникальным. На родине мы могли выбирать часть предметов, вы назвали бы это факультативами, но в европейских школах из этих «факультативов» состояла половина расписания. Притом, школа не спрашивает родителей, что будет хорошо для их ребенка, школа спрашивает тебя самого – ты сам решаешь в каком направлении тебе развиваться, будь то искусство или техника. В российских школах сейчас тоже появляется вариативность, но в Германии выбор был всегда и куда гибче.

Про русский язык

«Поуехавший»: Из России в Германию, из Германии в Топки

Русский я начал учить после переезда. В Россию я приехал с нулевым уровнем. Самым сложным было выучить склонения и падежи, кроме того, у вас слишком много исключений из правил. Я пытался их учить, но мне так и не удалось. Вы говорите, что английский тяжёлый, но нет. Ваш родной язык – он тяжёлый. Русский язык очень сложный, его часто сопоставляют с китайским. В русскоязычной стране, с нулевым знанием языка, меня как будто кинули в холодную воду. Но желание с кем-то общаться заставило меня научиться выражать свои мысли. В итоге, через месяц я уже мог говорить на ломаном русском.

До меня часто докапывались, из-за того, что я не говорил на русском. Взрослые говорили – почему ваш ребенок не знает свой второй родной язык? Но я родился и рос в Германии. Мой второй язык – английский, его я учил с детства. А русский только с пятнадцати.
Хуже того – дети подражали своим родителям, поэтому претензии я получал и от них. С подростками дела обстояли лучше. Они сами решали что хорошо, а что плохо, и при общении с ними вопрос незнания языка никогда так остро не стоял.

Если честно, я думал, что маты в речи мне ни к чему. Я их не использовал и даже старался не слушать. Но с приходом зимы материться я научился очень быстро. Когда в Берлине плюс двадцать и дождь, а в Топках под минус пятьдесят, а вы живёте у реки, только мат может максимально точно и лаконично передать твое состояние.

Про русских

Мне бы не хотелось говорить за всех русских, но в России идеи национализма я вижу чаще, чем в других странах. Часто приходиться слышать о превосходстве русской нации, хотя особой исключительности я не вижу. Я вижу тут таких же людей, как и в Европе, только с куда большими проблемами. Нет исключительной нации, никто из нас не супергерой, мы все обычные люди и, в конечном счете, смертны.

Когда я переехал, до меня начали докапываться из-за моей внешности. Просто потому что люди думают, что я странный. В Европе я с таким не сталкивался. Там людям абсолютно все ровно как ты выглядишь. В России, между прочем, тоже, но только в европейской её части. На Западе же существует повсеместное безразличие – на тебя просто не обращают внимания. Люди не смотрят на внешность, на то, как ты одеваешься, татуировки, пирсинг, цвет волос, ориентация – без разницы. Главное чтобы человек был хорошим, и выполнял обязанности возложенные на него обществом. В России мне уже несколько раз пытались сломать челюсть, потому что, по их мнению, я выгляжу как-то не правильно. Я не понимаю, если мне комфортно, то почему я не могу выглядеть так как хочу. Но, опять же, это относится не ко всем русским, я просто говорю о том, что подметил.

Тем не менее, есть одна неоднозначная вещь, которая мне нравится в россиянах. Это то, как они веселятся. Правда, в такие моменты обычно рядом всегда есть пиво. Но зато это весело. Мне нравится общаться с людьми и культурно выпивать. Неоднозначность в том, что когда культурные посиделки превращаются в попойку, то мне уже не весело. Новое поколение подростков вообще очень хорошее. Они очень открытые. Когда слушаю их, я ностальгирую по Германии. Их мнения, взгляды на жизнь и традиции – то же самое, что я видел в Европе.

Про то, как переехать в Европу

«Поуехавший»: Из России в Германию, из Германии в Топки

Я часто слышу, что люди получают гринкарту, а потом просят убежища. Это не самый плохой план, но чтобы работать в другой стране всё равно придется сдавать международный экзамен на знание национального языка. Его вообще в любом случае сдавать придется. Если только ты не хочешь переехать в Южную Корею, там достаточно знать английский. Честно сказать, студентам переехать легче. Есть программы позволяющие поступить на магистратуру в европейские страны. Как следствие жить и работать там же.

Когда ты уже не студент, переехать становится сложнее. После языкового экзамена, лучше обратиться в специальную организацию, предоставляющую помощь в трудоустройстве за рубежом. Советую искать такие организации не только на российских, но и на иностранных ресурсах. Главное, чтобы было желание, а профессионалы найдут тебе работу и помогут с адаптацией.

Текст: Кирилл Антонов.
Фото: Максим Серков/Сибдепо.

Комментарии

Рекомендуем