Право голоса

Участие в выборах, возможность принимать участие в формировании власти — одно из неотъемлемых прав человека, живущего в цивилизованной стране. Причем права этого можно лишиться – это происходит в том случае, если человек отбывает наказание. Но не все те, кто находится в настоящее время за решеткой, автоматически лишаются свободы волеизъявления на выборах. Речь идет о тех, кто содержится в следственном изоляторе. То бишь человек по факту – за решеткой, но приговор еще не вынесен. Значит, право отдать свой голос за кандидата у него сохраняется. За процессом проведения выборов в СИЗО наблюдал корреспондент «МК в Кузбассе».

Участие в выборах, возможность принимать участие в формировании власти — одно из неотъемлемых прав человека, живущего в цивилизованной стране. Причем права этого можно лишиться – это происходит в том случае, если человек отбывает наказание. Но не все те, кто находится в настоящее время за решеткой, автоматически лишаются свободы волеизъявления на выборах. Речь идет о тех, кто содержится в следственном изоляторе. То бишь человек по факту – за решеткой, но приговор еще не вынесен. Значит, право отдать свой голос за кандидата у него сохраняется. За процессом проведения выборов в СИЗО наблюдал корреспондент «МК в Кузбассе».

 

…Из около пятисот заключенных, содержащихся в кемеровском следственном изоляторе №1, один проголосовал впервые – «жителю» СИЗО недавно исполнилось 18 лет. Всего же в учреждениях главного управления федеральной службы исполнения наказаний по Кемеровской области сегодня имеют право проголосовать более 2-х тысяч человек.

Об этом сообщил начальник отдела по воспитательной работе с осужденными областного ГУФСИН Валентин Корбань. «Принимать участие в выборах имеют право заключенные, которые находятся в СИЗО до суда, а также те осужденные, в отношении которых приговор суда еще не вступил в законную силу, – сказал Валентин Корбань. – Для того чтобы спецконтингент мог проголосовать, в следственных изоляторах Кемерова, Новокузнецка и Мариинска созданы избирательные участки».

6 лет… в колонии

По словам заместителя начальника СИЗО №1 по воспитательной работе Константина Мамаева, обычно в выборах из числа спецконтингента участвуют все, кто имеет на это право. «Работа по ознакомлению заключенных с агитационными материалами началась месяца за полтора до дня выборов, – рассказал Константин Мамаев. – Это делалось по местному радио, а также с помощью специально сформированной папки, в которой содержались все необходимые материалы. Наши сотрудники отдавали ее сначала в одну камеру – на ознакомление. Затем в другую, в третью – пока все, кому это нужно, смогли ознакомиться с информацией о кандидатах на выборах в президенты России».

Сергей (фамилии обитателей СИЗО называть нельзя. – Прим. автора) уже осужден. Он совершил преступление, которое квалифицировано судом по статье 111, часть 4 Уголовного кодекса РФ (тяжкие телесные повреждения, по неосторожности повлекшие смерть потерпевшего). Срок лишения свободы 7,5 лет. 1,5 года Сергей уже отбыл в СИЗО в ожидании суда. Так что ему осталось ровно 6 лет в колонии. Столько же, сколько будет по закону у власти избранный сегодня президент России.

«Получается, что я вроде как должен быть безразличен к тому, кто будет править страной, пока я отбываю срок, – говорит Сергей. – Но это на самом деле не так. Наверное, все равно это важно, поэтому я и сделал свой выбор».

Как утверждает Сергей, в камерах СИЗО, где содержатся следственно арестованные, шло активное обсуждение предстоящих выборов. «А о чем еще говорить? – восклицает осужденный. – Остается только о жизни, да о политике».

Его слова подтверждает другая обитательница следственного изолятора Наталья, которой инкриминируются преступные деяния, которые квалифицируются по «наркоманской» 228-й статье УК РФ. «Пусть сегодня я в неволе, но у меня есть дети, – говорит Наталья. – Они остались на свободе, и мне не все равно, как они там будут жить. Поэтому я тоже пришла проголосовать».

Видео по запросу

Кстати, сам процесс голосования в неволе внешне похож на свободные выборы. Вот только избиратель подходит к столу, где выдают бюллетени для голосования, с руками за спину и не показывает представителю избирательной комиссии – он же сотрудник СИЗО – своего паспорта. Потому как паспорта в наличии нет.

«Для того чтобы наши подопечные смогли проголосовать в СИЗО, предусмотрен определенный порядок, – говорит Константин Мамаев. – Конечно, речи о получении заключенным открепительного удостоверения не идет. Просто мы делаем специальный запрос, на основании которого на избирательном участке человека вычеркивают в связи с тем, что он будет голосовать в СИЗО».

Что касается общероссийских выборных новшеств – таких, как прозрачные урны для бюллетеней и видеокамеры на избирательном участке, – они тут тоже есть. Частично.

Из четырех урн – всего одна прозрачная. Остальные три – обычные картонные ящики. Но для того чтобы ни у кого не возникло сомнений в честности «тюремных» выборов, представители СИЗО в присутствии других сотрудников учреждения, а также независимых наблюдателей и представителей средств массовой информации опломбировали эти ящики, и под непрерывную видеосъемку, которую вел представитель следственного изолятора, доставили их в помещение, где находятся камеры с заключенными.

А вот что касается видеотрансляции в сети Интернет, то таковой здесь не велось. Как указывают сотрудники СИЗО – не положено. Видеосъемка тем не менее велась. Но штатными камерами местного видеонаблюдения. Как сообщил Константин Мамаев, все видеоматериалы с выборов будут храниться. А значит, в случае необходимости могут быть затребованы представителями избирательной комиссии. «Если потребуется, представители избиркома сделают соответствующий запрос, и к нам поступит распоряжение начальника ГУФСИН, – подчеркнул Константин Сергеевич. – Мы готовы предоставить все необходимые видеоматериалы». Однако прежде, по словам представителя СИЗО, такой ситуации не возникало.

Комментарии

Рекомендуем