Сергей Михайлов: штукатур, банкир, энергетик…

Генеральный директор «Кузбассэнерго» Сергей Михайлов — человек насколько известный в нашем регионе, настолько же и нетривиальный. Он успел попробовать свои силы и в авиации, и в движении МЖК, получившем широкое распространение на заре перестройки, и в банковском бизнесе. Сейчас Сергей Николаевич возглавляет крупный региональный энергохолдинг.

Генеральный директор «Кузбассэнерго» Сергей Михайлов — человек насколько известный в нашем регионе, настолько же и нетривиальный. Он успел попробовать свои силы и в авиации, и в движении МЖК, получившем широкое распространение на заре перестройки, и в банковском бизнесе. Сейчас Сергей Николаевич возглавляет крупный региональный энергохолдинг.

'СергейКогда Сергей Михайлов пришел в «Кузбассэнерго», эта компания переживала далеко не лучшие времена — здесь длилась процедура финансовой несостоятельности. Михайлов был назначен внешним управляющим. За короткое время новому топ-менеджеру вместе с командой единомышленников удалось успешно решить накопившиеся проблемы энергохолдинга и спасти его от банкротства. После этого внешний управляющий стал генеральным директором «Кузбассэнерго».

В этом году Сергей Николаевич отмечает две важные для себя даты: 10 лет руководства кузбасской энергокомпанией и… собственный юбилей. Накануне своего дня рождения главный энергетик Кемеровской области рассказал читателям «МК в Кузбассе» о том, почему он не остался в авиации, где водится таймень, и как управлять большой компанией.

Из авиации в строители…

— Сергей Николаевич, вы родились и выросли в Кузбассе, в Тайге, а вот получать высшее образование отправились в Новосибирск. Почему?

— Это связано с тем, что специальность, которая меня заинтересовала, можно было получить в Новосибирском электротехническом институте. После его окончания (кстати, с красным дипломом. — Ред.) в 1981 году я «распределился» в Сибирский институт авиации на должность инженера. Занимался разработкой математических моделей по расчету динамических характеристик летательных аппаратов, руководил выездными экспедициями по сбору экспериментальных данных.
Однако моя специальность имела более широкое применение, чем только авиация, поэтому, возможно, я не остался в «воздушном деле» надолго…
Тогда — в начале 90-х — было такое бурное время. Все менялось. Когда движение молодежно-жилищных кооперативов только начало зарождаться, многие мои знакомые, сверстники подались в него. Это был отличный способ и денег заработать — в то время я уже был женат, — и решить жилищную проблему. В МЖК я начал работать с 1985 года. По сути именно МЖК я обязан тем, что произошло в моей жизни дальше.

В новосибирской организации, которая называлась МЖК-1, я занимался различными финансовыми вопросами, согласованиями со сторонними организациями и прочей оргработой. Однако и на стройке бывал. Например, мне лично приходилось заниматься внутренней отделкой помещений. Говоря проще — штукатурил стены.

— После МЖК вы попали в банковскую сферу — еще один неожиданный разворот в судьбе?

— Ну почему неожиданный? Вовсе нет. Ведь в МЖК я занимался как раз экономикой предприятий, налаживал контакты с различными организациями, короче, набирался опыта. И вот в 1991 году мне предложили попробовать свои силы в качестве заместителя председателя правления коммерческого банка «Аурум». К тому времени я уже осознал, что прежнего образования для дальнейшей работы мне явно недостаточно, и поступил на заочное отделение Новосибирской академии народного хозяйства. Работая в банке, я занимался самыми разными вопросами. Осваивал и внедрял новые формы банковских услуг, которые могли оказаться интересными для клиентов, занимался операциями с ценными бумагами, изучал документальное сопровождение банковской деятельности и создания новых банков. Думаю, стоит напомнить, что в начале 90-х банковский сектор в России переживал эпоху становления, так что многое приходилось открывать заново, а иногда — «изобретать велосипед».

За время работы в банке я успел получить второе высшее образование и стать депутатом Новосибирского областного Совета народных депутатов. А в 1993 года мне предложили работать в должности вице-президента в коммерческом банке «Алемар».

Борьба с банкротством

— И все-таки интересно, как из успешного банкира вы вдруг решили переквалифицироваться в кризисного менеджера, решившего возглавить вывод из банкротства «Кузбассэнерго»?

— Сам до сих пор удивляюсь. Казалось бы, работая в «Алемаре», чего-то достиг. Банк заметно улучшил финансовые показатели своей деятельности, я был избран президентом банка. В общем-то, все складывалось нормально. Пережили дефолт 1998-года, если так можно сказать, без особых проблем. Нам удалось сохранить основных клиентов банка. Потом переехали в новое здание, справили новоселье. И вот, причем совершенно неожиданно, мне поступает предложение от руководства РАО «ЕЭС России» возглавить «Кузбассэнерго» в качестве внешнего управляющего.

Если учесть, что в то время у «Кузбассэнерго» проблем было с избытком, что компания эта очень большая, что я никогда не работал в энергетике — думаю, станет понятно, насколько трудно мне было решиться прийти сюда внешним управляющим. Тем не менее решил попробовать.

По сути от меня требовалось не уголь в котел кидать и не гайки на турбоагрегатах закручивать. Для этого в компании были и есть отличные специалисты, способные организовать весь технологический процесс. Я должен был урегулировать именно финансовые взаимоотношения «Кузбассэнерго» с кредиторами, с другими сторонними организациями, внедрить жесткую финансовую дисциплину, обеспечить четкое финансовое планирование на всех предприятиях холдинга. А подобная работа была мне уже знакома.

В результате компанию удалось успешно вывести из процедуры банкротства. Для выхода на мировое соглашение пришлось скрупулезно «отработать» несколько сот кредиторов «Кузбассэнерго», договариваться с каждым, «торговаться» по отсрочкам на возврат долгов, спорить по графикам выплат долгов, доказывать, что предприятие вышло на режим самоокупаемости.

Ну и, конечно, многое приходилось менять на предприятиях, входящих в состав «Кузбассэнерго». В качестве примера могу вспомнить, как пришлось менять работу наших снабженцев. Тогда работники этой службы ставили перед собой задачу купить подешевле — все, что нужно в текущем году и может понадобиться когда-нибудь, причем точно неизвестно когда. Как следствие, приобреталось различное оборудование с запасом на несколько лет вперед, не было планового принципа закупок, затоваривались склады и так далее. От такого принципа работы пришлось отказаться. Деятельность службы снабжения перешла на четкое планирование, что позволило в том числе значительно сократить и упорядочить затраты.

Однако мне пришлось столкнуться не только с организацией финансовой стороны деятельности компании. Разумеется, я стал вникать и в особенности технологической работы предприятий. Тем более что мое первое техническое образование позволило сделать это довольно безболезненно.

Одной из самых важных составляющих деятельности «Кузбассэнерго», с которой мне прежде не приходилось сталкиваться, работая в менее крупных организациях, стала большая социальная значимость работы энергохолдинга. Ведь от надежности энергоснабжения зависит нормальная жизнь целого региона. Соответственно, пришлось решать многие вопросы впервые: осваивать азы дипломатии, выстраивая взаимоотношения с властью и общественными организациями.

Рыболовный экстрим

— Вы уже 10 лет возглавляете кузбасский энергохолдинг. Как у любого руководителя, у вас хватает и забот, и проблем. Большое производство требует постоянного контроля. Однако и у вас бывают минуты отдыха. Как предпочитает «расслабляться» генеральный директор «Кузбассэнерго»?

— Разумеется, у меня есть отпуск и выходные — как и у любого человека. Лично я являюсь поклонником горных лыж, так что по мере возможности я вместе со своей семьей езжу на горнолыжные трассы. Причем без лишней скромности скажу, что катаюсь я довольно хорошо, так что выбираю трассы посложнее.

А совсем недавно появилось у меня еще одно увлечение — рыбалка. Недавно, например, летал в Заполярье. Признаться, положительных эмоций — масса. Поймал там даже тайменя. Вообще, рыбы было столько, что первые два дня мы вместе с другими участниками нашей «экспедиции» просто ловили ее и отпускали. Уже в последние дни стали немного оставлять для себя — чтобы домой привезти. А по большому счету для меня рыбалка — вовсе не желание наловить побольше рыбы, а возможность переключиться, сменить вид деятельности, что ли.

Причем для этого не обязательно лететь за полярный круг. Как выдается несколько свободных дней, мы с друзьями можем отправиться на рыбалку и где-нибудь в Кузбассе или соседних областях. Единственное мое требование к таким «мероприятиям» — это хорошее оборудование. Чтобы палатка была, рыболовные снасти и так далее. А вот к отсутствию комфорта на природе я отношусь совершенно спокойно. Этакий экстрим после спокойной городской жизни…

Комментарии

Рекомендуем