Сергей Дробатенко: «По дороге в Кемерово сочинял куплеты»

Одним из молодых юмористов, которого успел полюбить российский зритель, стал Сергей Дробатенко. Многие его эстрадные номера принимают на ура по всей стране. А «хара-мамбуру» как лекарство от головной боли стала признанным хитом на концертных площадках. Специально для читателей «МК в Кузбассе» Сергей Дробатенко дал интервью перед своим недавним концертом в Кемерове.

Одним из молодых юмористов, которого успел полюбить российский зритель, стал Сергей Дробатенко. Многие его эстрадные номера принимают на ура по всей стране. А «хара-мамбуру» как лекарство от головной боли стала признанным хитом на концертных площадках. Специально для читателей «МК в Кузбассе» Сергей Дробатенко дал интервью перед своим недавним концертом в Кемерове.

Гастроли — дело сезонное

— Сергей, Вы сами пишете большинство своих монологов. Поделитесь секретом: как Вы придумываете шутки?
— Да нет никакого секрета. Думаю — и придумываю. Часто жизнь что-то подсказывает. Короче, как у всех моих коллег. Другое дело, понять, что смешно, а что нет, — это всегда достаточно сложно. Вроде придумал номер — и что дальше? А дальше нужно его «обкатать», то есть опробовать его на зрителе. Для этого очень хорошо подходит гастрольная обстановка, концерты в разных регионах нашей страны. С одной стороны, есть давно известные «смешные» номера, которые так затасканы на телевидении, что уже вызывают отторжение, так что их и читать не хочется. С другой — новые номера, которым публика всегда рада. Ну или почти всегда. Вот на гастрольных концертах и выясняется, что смешно, а что нет. Если номер публикой не принимается, хоть тресни, его приходится снимать с программы. Пусть даже мне кажется, что он вполне хорош, но против зала не пойдешь. Ведь это понятно. Я же не себя смешу, а зрителя. Так что мой зритель поневоле нередко выступает в роли главного экзаменатора моего творчества.
— У Вас достаточно плотный гастрольный график. Даже в Кузбассе Вы посетили с концертами один за другим сразу четыре города. Как же в таких жестких условиях Вам удается писать?
— Ну вот, например, по дороге в Кемерово, сидя в самолете, придумал куплеты. Так что кемеровские зрители услышали их первыми. Правда, особых вокальных данных у меня нет. Если честно, вообще никаких склонностей к пению я никогда не проявлял. Так что куплеты не пел, а, скорее, читал под музыку речитативом. Тема вполне актуальная — взаимоотношения России и Украины вокруг газа.
Если номер с куплетами понравится и в других городах, то стоит задуматься: может быть, запишу его для телевидения.
А по поводу гастрольного графика, то он у меня не такой уж и напряженный. Скорее, сезонный. Январь традиционно новогодний месяц — вся страна отдыхает и ей не до концертов. Причем с середины декабря. То же самое летом. Опять же в майские праздники зрителя в концертный зал трудно собрать, будь то в Москве, Питере или в провинции. Так что остается осень (сентябрь — ноябрь) и конец зимы — начало весны.

КВН, театр, мюзикл…

— Вы окончили Омский железнодорожный институт, а сразу после него увлеклись сценой, эстрадой, так и не поработав по специальности. Скажите, а был такой момент, когда Вам все-таки хотелось стать железнодорожником?
— Нет, не было. А в институт я поступил, скорее всего, из-за того, что не знал, чем хочу в жизни заниматься. Хотел сразу в Москву поехать — куда-нибудь поступать. Но, к счастью, родители смогли отговорить меня тогда. Надо было получить высшее образование — вот и поступил в первый попавшийся в моем городе вуз.
А после окончания института в 1992 году мои однокурсники, кто как мог, пытались устраиваться в жизни. Кто-то уехал за границу, кто-то поехал торговать китайскими пуховиками, а мне вот выпало работать на радио диджеем. А в свободное от эфира время я пытался сначала заниматься КВН, а потом собственным театром.

Кстати, в студенческий КВН я попал совершенно случайно — прочитал в деканате объявление о наборе команды. Подошел к назначенному сроку. Кроме меня на объявление откликнулись еще трое незнакомых мне тогда студентов. Это уже позднее мы сдружились. Ну вот, создали мы команду нашего вуза, благополучно дошли до городского финала и… проиграли его. Потом на обломках КВНовской команды создали театр. А поскольку писать сценарии к спектаклям получалось только у меня, то я волей-неволей и стал руководителем.
Кстати, творческие амбиции в этом плане я не оставил до сих пор. Хочу когда-нибудь написать сценарий кинокомедии. А не так давно пробовали сделать с одним композитором мюзикл. Написали даже либретто и процентов восемьдесят музыки, но, увы, на этом пока остановились. Дело в том, что я отлично понимаю, что на мюзикл мне сейчас продюсера не найти ни за что. Это безумно дорогое дело (постановка, костюмы, декорации) и при этом совершенно убыточное. По крайней мере, сегодня. Все до одного мюзикла в России провалились. Это были настоящие трагедии, когда люди вложили огромные деньги в постановку мюзиклов и потеряли их…

Когда падают рейтинги…

— Во время кемеровского концерта Вы представили на суд зрителей несколько номеров на армейскую тематику. Это как-то связано с приближающимся 23 февраля?
— Вряд ли. Просто армия, разумеется, занимает какое-то место в жизни всего общества. А еще — моя совесть в этом плане чиста: я не «косил» и отслужил честно два года. Хотя считаю, что российская армия как можно скорее должна перейти на профессиональную основу. Закалка мужского характера — это, конечно, здорово, но для девяноста процентов молодых ребят два года в армии — безнадежно упущенные время и силы. Причем в лучшие годы жизни… По себе знаю. Два курса в институте перед уходом в армию были безнадежно для меня потеряны. Я вернулся со службы откинутым в интеллектуальном развитии лет на десять назад. Это честно.
Поэтому, я считаю, у каждого своя дорога. Если ты занимаешься наукой — занимайся только ей. Если решил идти в армию — служи в ней всю жизнь. Будь профессионалом в своем деле.
— Сегодня многие Ваши коллеги делают собственные телевизионные проекты: «Смехопанорама», «Аншлаг», недавно Геннадий Ветров и Юрий Гальцев попробовали силы в самостоятельной юмористической передаче. А у вас не возникает подобного желания?
— Боже упаси! Сегодня на отечественном телевидении столько юмора, что уже перебор начался. Зрители, наверное, думают, что мы, юмористы, платим телевизионщикам за каждый показ. Да вовсе нет. Я бы даже приплатил, чтобы показывали пореже. Ведь до того порой номер затаскают, что уже в концерте его стыдно показывать — люди не принимают ни в какую. То же самое, что анекдот в пятый раз рассказывать. Ну не смешно…
Вот с той же «Уморой», например. Записали номера разных актеров и крутят их сейчас по кругу. То так «нарежут», то по-другому. Ничего, кроме раздражения, причем и у зрителей тоже, это, на мой взгляд, не вызывает. Но вот считается, что сейчас юмористические передачи рейтинговые, и все тут. Но это пока.
Тут, скорее всего, получится, как с модными недавно телевизионными концертами по любому поводу. С одним и тем же «суповым набором»: Газманов, Долина, Басков… До того «достали» зрителей, что рейтинги в один миг — раз! — и рухнули. Думаю, то же получится и с юмористическими передачами. Тогда, разумеется, найдут что-нибудь другое: сериалы какие-нибудь, игры…
— В «Аншлаге» вы все весело общаетесь перед камерой. Скажите, а как в жизни? Есть ли среди Ваших коллег такие, с кем бы Вы, будь Ваша воля, ни за что не стали выступать на одной сцене?
— Ну, конечно, бывают какие-то взаимные обиды или просто человек тебе неприятен, но так, чтобы не выступать на одной сцене, — это, наверное, человека ненавидеть надо. А у меня вроде такого не случалось. С другой стороны, с кем-то я могу не выступать в дуэте — это вполне возможно. А в одном концерте — точно нет. Да и выступаю-то я не для коллег, а для тех, кто сидит в зале, для своего зрителя…

 

Справка «МК»: 
Сергей Дробатенко родился 14 сентября 1969 года в Днепропетровске. В трехлетнем возрасте переехал с родителями в Омск. В школе, как признается сам, был круглым отличником, поэтому любовью среди одноклассников не пользовался.
Понимая, что в Советском Союзе писателей-сатириков готовят только технические вузы, Сергей поступил в Омский институт инженеров железнодорожного транспорта, который окончил в 1992 году.
В 1993 году организовал студенческий театр эстрадных миниатюр «БИС». Один из вариантов расшифровки аббревиатуры — «Бездарности и Сергей».
В 1994 году на первом фестивале театров эстрадных миниатюр «БУМ» получает Гран-при в номинации «Лучший автор» за спектакль «Любовь и сало». С 1995 по 1997 год получает массу призов на фестивалях в Омске и Томске, параллельно Сергей оканчивает курсы актерского мастерства.
14.01.1998 года совершает «героический переход» из Омска в Москву, через несколько дней дебютирует на московской сцене в ГЦКЗ «Россия» в программе «Ах, анекдот, анекдот».

Комментарии

Рекомендуем