Сладкие ягоды винограда…

В областном конкурсе «Мы живем семьей единой» участники армянского национального ансамбля «Урарту» завоевали 5 первых мест. Яркие танцы, мелодичные песни – все это не могло оставить равнодушной конкурсную комиссию.

В областном конкурсе «Мы живем семьей единой» участники армянского национального ансамбля «Урарту» завоевали 5 первых мест. Яркие танцы, мелодичные песни – все это не могло оставить равнодушной конкурсную комиссию.

 

Армянская диаспора — одна из самых многочисленных в Кемеровской области. По словам руководителя культурного центра, а также совета армянской диаспоры «Урарту» Аргишти Симоняна, только официально в нашем регионе зарегистрировано около 12 тысяч армян. «В реальности, я думаю, эта цифра раз в пять больше», – говорит Аргишти Булоевич.

Армяне – строители

Большинство этнических диаспор, кроме случаев, когда представители той или иной нации не ассимилировались в значительной мере с местным населением, по сути, вещь в себе. Своя культура, свои традиции, свои нравы, свои, зачастую непростые взаимоотношения внутри сообщества. Чтобы преодолеть эти барьеры, необходимо идти навстречу друг другу. Пожалуй, одним из эффективных способов узнать своих соседей ближе является знакомство с культурой. В данном случае армянской. А кто из современников задумается сегодня о том, что, например, знаменитый и, как принято считать, русский художник Иван Айвазовский, а точнее, Ованнес Айвазян – это этнический армянин. Или популярная эстрадная певица Ирина Аллегрова. Или известный путешественник Артур Чилингаров. Или любимый многими певец Игорь Суруханов.

«Армяне – это в первую очередь строители, – говорит Аргишти Симонян. – Поэтому мы и решили несколько лет назад построить собственный центр национальной культуры. Чтобы не только армяне, но и все наши друзья, представители других наций могли прийти к нам в гости».

Армянский центр напоминает небольшую крепость. Высокий кирпичный забор опоясывает комплекс зданий, где хватило места даже для небольшой церкви. Все постройки возведены из кирпича, и труда в каждую вложено много.

«Здесь трудились и армяне, и русские… Очень много людей нам помогало, – вспоминает Аргишти Симонян. – В этом смысле наш центр является, по сути, интернациональным».

Яркий тому пример – та самая церковь, обустройство которой ведется до сих пор. Несмотря на то, что армяне православные, армянская апостольная церковь формально не зависит от русского православия. А потому есть некоторые отличия и в отправлении религиозных обрядов. Однако в часовне на территории Центра вполне мирно соседствуют две библии: привычная православная и «армянская». Так же и с иконами.

В целом же, подчеркивает Аргишти Булоевич, служба здесь, скорее всего, будет вестись русским православным священником.

Еще одно весьма интересное место на территории Центра: нечто вроде мемориала памяти. Изображение на стене, являющееся ключевым в композиции мемориала, изображает символы четырех наиболее крупных религий: христианства, мусульманства, иудаизма и буддизма.

Адаптация

По словам Аргишти Симоняна, чуть ли не каждую неделю в Центр приходят армяне, приезжающие в Кузбасс. Часто людям просто некуда больше податься. Немного личных вещей, что поместились в дорожную сумку, и немного денег, как говорится, «на первое время». Армяне едут в Кузбасс по разным причинам. Кто – на постоянное место жительства, кто – на заработки.

«Если наш земляк нуждается в помощи, – говорит Аргишти Булоевич, – то здесь, в «Урарту» мы обязательно постараемся помочь. Вот, например, буквально на прошлой неделе приехал человек из Армении, бывший военный. Вышел на пенсию и решил пожить в России. Пришел к нам. Ни жилья, ни денег, ни знакомых или родственников в Кемерове у него нет. На первое время поселили его в дом, где уже жил такой же недавно приехавший из Армении человек, помогли с работой. Сейчас он работает на стройке, и у него все складывается нормально».

По сути, уверен Симонян, главное, помочь человеку освоиться на новом месте в первое время. Потом, если будет желание, наладится и быт, и знакомства появятся. Одним словом, человек адаптируется. «Тем более что для армян, как и для представителей других стран, некогда входивших в состав Советского Союза, предусмотрена упрощенная схема получения российского гражданства, – говорит Аргишти Симонян. – Действует программа, в рамках которой каждый армянин, приехавший в Россию, может получить помощь, в том числе финансовую в виде подъемных.

Большинство армян рано или поздно приходят в Центр. Кто-то за помощью, другие – для того, чтобы пообщаться с соплеменниками. Хорошим поводом для встреч служат различные праздники. А одной из самых важных и одновременно трагических дат является День памяти жертв геноцида армян, который отмечается 24 апреля.

Несмотря на то, что армяне, живущие в регионе, стали, кажется, теми, кого можно смело назвать «кузбассовцами», высокий кирпичный забор все так же отделяет центр «Урарту» от внешнего мира. Это, конечно, символ, но некоторая обособленность, наверное, свойственна любой нации, тем более живущей в другой стране.

Однако с кирпичным забором связана, например, и нисколько не символичная, а вполне реальная история, когда это архитектурное сооружение штурмовала милиция. Причем штурмовала в прямом смысле. Доподлинно причины проведения той силовой операции неизвестны, однако представители правоохранительного ведомства, возможно, искали на территории Центра человека, которого якобы удерживали там силой. Вроде как человека не нашли, а вот у хозяев «Урарту» неприятный осадок остался. И моральный, да и материальный тоже.

«Я не держу зла на тех ребят, что ворвались к нам, – говорит Аргишти Симонян. – Они исполняли приказ. Мне непонятно до сих пор, почему кто-то решил, что на территории нашего Центра находится заложник. Разумеется, никого не нашли…»

Вдалеке от родины

Кстати, упоминания об этнических преступных группировках, в том числе и армянских, то и дело появляются в средствах массовой информации. Однако Аргишти Симонян наотрез отрицает существование подобной в армянской диаспоре: «Мне кажется, что если наша молодежь и идет на какие-то правонарушения, то обычно в компании, где есть представители разных национальностей. И национальный признак здесь является далеко не определяющим. А если нам становится известно, что кто-то из армян поступил неправильно, то его, например, могут вызвать на Совет, в который входит 33 наиболее уважаемых нами человека». Предполагается, что на Совете происходит что-то вроде «разбора полетов».

Симонян, как лидер диаспоры, подчеркивает изначальную миролюбивость по отношению ко всем окружающим, в том числе, если так можно сказать, к титульному населению региона, а также к представителям других наций.

«Вот приходят ко мне как-то молодые армяне, – вспоминает Аргишти Булоевич. – Они услышали, что нашу музыку играют представители другой национальной диаспоры. Не буду называть, какой именно. Возможно, постороннему человеку этого не понять, но для нас подобное – вещь очень тонкая и с этим нужно быть аккуратным. Лично я расценил инцидент как досадную неприятность, а может быть даже своего рода провокацию со стороны этих людей, но смог убедить армян никак не реагировать на эту ситуацию».

По словам Симоняна, подобное случается достаточно редко. В повседневной жизни армяне, как и все остальные, заняты ежедневными делами, работой. И еще: сохранением и развитием собственной культуры – здесь, в далеком от Армении Кузбассе. И достигают в этом значительных успехов. Не случайно «Кузбасские армяне» получают 5 первых мест в конкурсе для взрослых участников творческих коллективов, а их дети – 3 золота в конкурсе «Родники Кузбасса».

Кстати, для армянских детей, растущих вдалеке от исторической родины, в центре «Урарту» работает воскресная школа, где ребятишки получают возможность изучать армянский язык. А еще об Армении напоминает виноградная лоза, которую Аргишти Симонян посадил на территории центра. И эта лоза уже принесла первые сладкие ягоды…

Комментарии

Рекомендуем