Тигры с характером

14 тигров и один человек. Очередной выход на манеж известного российского дрессировщика Николая Павленко. На этот раз в Кемеровском цирке. «Тигровая» программа не оставила равнодушным, пожалуй, никого в зрительном зале. Даже пришлось понервничать, когда один из тигров, казалось, бросится на дрессировщика — так по-настоящему он зарычал и агрессивно вскочил на лапы.

14 тигров и один человек. Очередной выход на манеж известного российского дрессировщика Николая Павленко. На этот раз в Кемеровском цирке. «Тигровая» программа не оставила равнодушным, пожалуй, никого в зрительном зале. Даже пришлось понервничать, когда один из тигров, казалось, бросится на дрессировщика — так по-настоящему он зарычал и агрессивно вскочил на лапы.

'ТигрыНиколай Павленко, казалось, даже не вздрогнул. Лишь выставил перед собой недлинную металлическую палку и скомандовал что-то своему питомцу. И — огромная кошка послушно подчинилась артисту и заняла отведенное ей место.
После рискованного циркового шоу Николай Павленко рассказал читателям «МК в Кузбассе», сколько килограммов мяса в день съедает каждый из его тигров, и почему артист работает на манеже только один.

Взрывные южане

— Николай, вы выступаете с суматранскими тиграми. Это сознательный выбор? Почему именно суматранские?

— Сейчас уже трудно сказать, почему именно с ними работаю. Просто когда-то, еще лет сорок назад, я начинал именно с этими животными. Потом, правда, был опыт дрессуры амурских тигров, но со временем вновь вернулся к суматранским животным. Они — южане. Эти тигры более импульсивные, у них более взрывной характер. Так, наверное. Амурские же, наоборот, — более спокойные. Только с суматранскими работать и интереснее, и, лично мне, проще.

У суматранцев у каждого свой характер. Вот, например, сейчас в моей группе тигров есть один любопытный зверь. Вроде все делает как надо, как я от него требую. Но стоит только чуть отвлечься или оказаться подальше от него — норовит расслабиться. Тот же трюк, когда тигры один за другим несколько раз проходят перед зрителями. Мало того что старается оказаться последним, так еще и отстает от основной группы. Причем всегда выбирает такой момент, когда знает, что я не могу к нему быстро подойти. Ну и приходится на него прикрикнуть — чтобы не отставал. А бывает так, что какой-нибудь тигр работает уже давно, знает отлично, что и когда ему надо сделать, а однажды выходит на манеж — и будто впервые. Делает вид, что совершенно не понимает, что я от него хочу. Такой вот непростой характер у суматранцев.

— Насколько часто в работе с животными вам приходится применять силу, бить их?

— Нет у меня такой задачи — ударить тигра. В Америке, помню, общался с коллегами. Там они называются тайгер-тренеры. Так вот каждый из них, когда говорит о своей работе, произносит слово тайгер-тренер, в этот момент совершенно неосознанно взмахивает рукой, как будто бьет животное палкой.

Я по такому принципу не работаю. Конечно, у меня животные, что называется, неконтактные. То есть я не могу, например, близко подойти к тигру и потрепать его по спине. И кормлю я их с длинной металлической палки — вы, наверное, обратили на это внимание во время выступления. Но это такая школа.

'ТигрыТолько свежее мясо

— Вы работает в манеже один. Это принципиально, или так получилось случайно?

— Нет, с некоторых пор я предпочитаю выступать с тиграми только один на один. Дело в том, что на протяжении сорока лет со мной работал ассистент. И вот однажды один из тигров почти вышел из-под нашего контроля и пошел на моего помощника. Тот поступил совершенно по-человечески, то есть отступил в сторону, защищая себя. Но тем самым он подставил меня, и животное направилось в мою сторону. К счастью, в тот раз удалось восстановить контроль над тигром, но я сделал для себя определенные выводы. Лучше я буду работать изначально один на манеже, чем надеяться на кого-то еще, кроме себя. Но за пределами манежа помощники, разумеется, стоят. За металлической сеткой. И реквизит мне подают, да и так — на всякий случай. Мало ли что…

— У вас 18 тигров. Наверняка содержать такую ораву хищников — дело накладное?

— Пожалуй, что да. Каждый из них съедает по 3-4 килограмма мяса в день. Итого почти сто килограммов. Плюс к этому мы даем животным яйца, молоко и много чего еще. Но на питании тигров мы никогда не экономили. Даже в голодные перестроечные годы мои звери всегда были обеспечены мясом. Правда, раньше им во время гастролей полагалось так называемое «фондированное» мясо. Существовали определенные фонды, из которых нам, после приезда в очередной город, выделялось мясо. Разумеется, сколько это мясо хранилось на складе — сказать трудно. Но то, что оно было не очень свежим — однозначно. В настоящее время ситуация заметно изменилась. Причем в лучшую сторону. Теперь наши специалисты, отвечающие за питание животных, имеют возможность напрямую договариваться с поставщиками сырого мяса, даже цену немного скидывать от первоначально запрошенной — ведь мы берем много мяса. Главный результат — наши тигры сейчас питаются только свежим качественным мясом. Питание животных далеко не самая большая часть расходов, которые нам приходится нести. Самое дорогое — это перевозка тигров. Особенно в железнодорожных вагонах. Железнодорожники дерут с нас три шкуры. Но — деваться некуда. Платим — сколько требуют.

'ТигрыСмена поколений

— Во время премьерного выступления в Кемерове некоторые тигры казались неспокойными. Даже конфликт произошел между двумя из них…

— Это мать с сыном повздорили. Сын начинает права качать, но мать еще очень даже может постоять за себя. Так что ничего страшного. Я предпочитаю не вмешиваться в незначительные конфликты между тиграми. Сами разберутся. Ну, повздорят немного, подерут шкуру чуть-чуть. На то они и хищники. Тем более что в труппе примерно поровну самцов и самок. Например, у самки гон начинается, а мне что делать? Не оставлять же ее в клетке во время выступления. Все равно приходится выводить на манеж. Конечно, самцов эта ситуация немного отвлекает, но ничего страшного, к счастью, до сих пор не случалось. Работе в номере это не мешает.

— Как часто вы пытаетесь обновлять свой номер и вообще, насколько это возможно?

— Обычно какие-то изменения в программе выступления связаны с заменой животных. Работает один тигр. У него свой характер, свои повадки. Приходит другой — все вроде желает так же, но по-своему. Вот и приходится что-то менять. Вот и сейчас у меня грядет небольшая смена поколений. На подходе двое молодых тигров, которых я пока еще не выпускал на манеж, но скоро покажу их зрителям.

Справка «МК»:

Николай ПАВЛЕНКО, дрессировщик. Народный артист Российской Федерации. С 17 лет в зооцирке. Начинал рабочим по уходу за животными, позднее — дрессировщиком.
Выступал с собаками динго, волками, бурыми и белым медведями, ламами, верблюдом, слоном, ягуарами. В 1963 окончил зоотехникум. Был лектором-экскурсоводом, затем — директором зооцирка (1969-1972).

Решением Союзгосцирка в 1972 переведён в качестве стажёра в аттракцион под руководством А. Александрова-Федотова, которого Павленко считает своим учителем. В рекордный срок — за 40 репетиций — Николай Павленко овладел приёмами работы со взрослыми тиграми. Дебютировал в 1973 в львовском цирке. В середине 1980-х годов стал работать с тиграми двух видов — амурскими и суматранскими, позднее — только с суматранскими. Павленко показал себя даровитым дрессировщиком-исследователем; ему свойственна мягкая, сдержанная манера общения со своими питомцами. Вместе с тем он не признаёт в дрессуре тесных контактов с хищниками, так называемого «ласкового обращения», заигрывания с ними.

В начале 90-х годов Николай Павленко подготовил выдающийся аттракцион с самой крупной в отечественном цирке группой, в которой 18 суматранских тигров, один из эффектных трюков — «нападение двух разъярённых хищников на дрессировщика». Артист пресекает агрессию животных, волевой командой заставляет их подняться на задние лапы и в таком положении пятиться, как бы отступая, до самой ограды. Его работа — новый шаг в развитии жанра дрессуры хищных животных.

Комментарии

Рекомендуем