Цели и средства: как пенсионные фонды борются за клиентов

Рынок негосударственных пенсионных фондов живёт по тем же правилам, что и любой другой. Конкуренция жестока, а цель оправдывает средства. Цель в данном случае – это мы с вами, а точнее – наши пенсионные накопления. Не сомневайтесь – это лакомый кусочек для любого НПФ. И за этот кусочек ведётся непрекращающаяся битва, даже если вы сами этого не замечаете. Журналисты Сибдепо изучили методы, которые применяют НПФ в борьбе за клиентов. Возможно, эта информация поможет вам избежать финансовых потерь и других неприятных моментов.

Очернение конкурентов

Мы не добивались встречи с представителями большого НПФ – они пришли к нам сами. Вежливая женщина позвонила и предложила рассказать сотрудникам о крайне важных изменениях в пенсионном законодательстве РФ; Мы, естественно, согласились, включили камеры с диктофонами и приготовились слушать. А позже попросили специалиста ПФР по Кемеровской области прокомментировать услышанное.

Пенсионно-просветительскую миссию в нашей редакции выполняла дама средних лет, вежливая, образованная, прекрасно выглядящая и приятная во всех отношениях. Мы ничуть не иронизируем, просто обращаем ваше внимание на то, что такой собеседник по умолчанию вызывает больше доверия, чем напористый и «борзый» молодой человек. Соблюдая закон о персональных данных, мы не покажем вам лицо нашей собеседницы, а также умолчим о том, как её зовут. Но она во всей красе продемонстрировала нам две самых эффективных тактических уловки в арсенале НПФ: очернение конкурентов и введение слушателей в заблуждение.

Представительница «Газфонда» «зашла с козырей», с первых же слов дав нам понять, какая крутая компания взялась за то, чтобы наша пенсионная грамотность повысилась.

Три ключевых фразы: «Газпром», «Администрация Кемеровской области» и «Областной пенсионный фонд» должны по умолчанию поднять доверие слушателей к оратору на небывалую высоту. Сотрудники большинства учреждений такую информацию не проверят, но для журналистов это – дело пяти минут. Итак, в пресс-службе областной администрации на наш запрос ответили следующее:

«Администрация Кемеровской области не давала полномочий НПФ «Газфонд» действовать от своего имени, равно как и любому другому пенсионному фонду»

Начальник отдела организации и учёта процесса инвестирования ПФР по Кемеровской области Юлия Куприянова в ответ на наш вопрос только улыбнулась и заверила, что нет, никакого «согласования» не было и в помине.

Так что из всех мощных стартовых аргументов представительницы «Газфонда» правдивым оказался лишь один – фонд действительно действует под эгидой холдинга «Газпром». Но и здесь есть нюанс: осенью 2016 года Forbes сообщил о том, что «Газпром» и его дочерние компании утратили контроль над фондом. «Некие бизнесмены» сделали солидный взнос и стали обладателями 58% доли учредителей. То есть «Газпром» в числе учредителей присутствует, но главный – не он, а структуры, принадлежащие Юрию Ковальчуку (АБ «Россия») и Алексею Мордашову («Северсталь»).

Но на тот момент нам некогда было вдаваться в детали: гостья перешла к рассказу об «очень серьёзных изменениях в пенсионном законодательстве».

Вот оно, самое главное: «с новогодним боем курантов ваши пенсионные накопления превратятся в тыкву». Такое сообщение должно вызывать гарантированный приступ паники у слушателей – времени почти не осталось! Вот только незадача: не принималось подобных законов в России в 2015 году. И в другие годы тоже. И Владимир Путин ничего подобного не издавал. Вот официальное заявление от ПФР по этому поводу, а вот – живой комментарий специалиста:

«Это было не более, чем предложение о возможности добровольного перевода средств будущей накопительной пенсии в страховую. Мне самой в 2015 году звонила представительница некоего фонда, которая утверждала, что до конца года закон будет принят, накопления сгорят и предлагала перевести их в указанный фонд. Но такого закона нет и по сей день. Другое дело, что по пенсионным накоплениям чуть ли не каждый день происходят изменения в законодательстве. Так что нужно внимательно следить за действиями правительства. Но говорить «сгорит» — это неправда. Такого нет и это нигде не прописано», — поясняет Юлия Куприянова.

Другими словами, в 2015-м году кто-то в Думе озвучил «страшилку», которой до сих пор пользуются представители НПФ. А нам даже не удалось найти информации о том, что подобный законопроект прошёл хотя бы первое чтение. Но ушлые сотрудники фондов придумали историю, что в два года назад нас просто пожалели, но теперь-то накопления уж точно сгорят.

Это уже не попытка придать больше веса своему визиту, а прямое введение слушателей в заблуждение. И не просто так, а ссылаясь на несуществующие положения российского законодательства (и лично на президента РФ). Но «на ходу», во время беседы, эту информацию почти невозможно проверить. Так что перепуганные слушатели продолжают внимать, а специалист переходит к основной части просветительской беседы: пришло время понять, в какой именно фонд нужно переводить свои накопления.

Вывод: конкуренты показывают низкую доходность, а «Газфонд» — однозначно лучший. Больше всех досталось от нашей гостьи Пенсионному фонду России – ему она приписала доходность менее 3% годовых.

«Из года в год доходность, конечно, меняется. В 2008-м, во время кризиса, она ушла в минус, в 2014-м – тоже. Но по прошлому году доходность составила более 10%, разнесённая по счетам», — у Юлии Куприяновой совсем иные данные.

Проверить справедливость утверждения о том, что «Газфонд» — «впереди планеты всей», несложно. Открываем онлайн-навигатор пенсионного рынка, например – Pensia Market. Смотрим. Самые высокие позиции «Газфонда» — вторые места по общему объёму накоплений и доле общего рынка. Среднегодовая доходность – 10 место и 8,48% (наша собеседница говорила о 13% и абсолютном лидерстве). А вот рейтинг надёжности фонда действительно столь же высокий, как и у 17-ти других лидеров пенсионного рынка – «А++» (исключительно высокая надёжность). То есть, позиции вызывают уважение, но отнюдь не так высоки, как нам попытались их представить. При этом дела конкурентов идут намного лучше, чем нам пытались обрисовать. Но многие ли смогут проверить такую информацию на месте? Это довольно сложно. А вот подписать договор с «Газфондом» — наоборот, очень просто. Ведь дама пришла не с пустыми руками — у неё имелись готовые бланки договоров, заявлений на перевод средств в НПФ и согласия на обработку персональных данных (пришла просто проинформировать об изменениях в пенсионном законодательстве).

 

Описанный подход к делу, на наш взгляд, вызывает некоторое отторжение и даже неприязнь – как ни крути, а тебя пытались обмануть. Кто захочет сотрудничать с организацией, которая откровенно шельмует с самого начала? Оставалось только узнать: введение потенциальных клиентов в заблуждение — это официальная политика «Газфонда», либо просто «творческий подход» к работе со стороны отдельного специалиста? В пресс-службу фонда был направлен запрос, а ответ на него нас несколько озадачил. Никого не хотим обидеть, но в документе есть слова «сотрудник в рамках встречи использовал утверждённые в Фонде материалы» и «у Фонда нет оснований сомневаться в правильности действий своего сотрудника». Публикуем текст письма полностью, выводы делайте сами.

В защиту сотрудницы скажем, что жест fair play с её стороны всё же последовал. Она честно рассказала нам о том, что переходить из одного НПФ в другой можно не чаще одного раза в 5 лет, иначе будет потерян накопленный доход. И посоветовала сотрудникам Сибдепо, уже переведшим накопления в какой-либо фонд, не спешить с переходом до истечения этого срока.

Также, справедливости ради, отметим, что настойчивых попыток взглянуть на наши СНИЛСы тоже не предпринималось. Гостья один раз предложила «посмотреть СНИЛС, чтобы проверить, где сейчас ваши накопления». Желающих не нашлось, а настаивать она не стала. Подлая охота за «зелёными карточками» — это удел самых беспринципных представителей НПФ. О них – в следующем блоке.

«Отжим» клиентов у конкурентов

Иными словами этот методический раздел не опишешь – клиентов очень часто не переманивают, а именно «отжимают», зачастую – без их ведома. Все перечисленные ниже методы – крайне подлые, потому что люди очень часто становятся клиентами НПФ без своего ведома. И, естественно, теряют доход, накопленный в предыдущем фонде. Эти «методики» важно знать и быть начеку.

Метод №1, «Домашний»

Самый известный способ, с которым наверняка сталкивались многие наши читатели – визит агента или «агента» на дом. «Наши представители никогда не ходят по квартирам. Мы так не работаем», — примерно такой ответ мы получили во всех крупных НПФ, до которых смогли дозвониться. И это – главное, что нужно помнить, открывая дверь «человеку из пенсионного фонда». Он наверняка представится сотрудником чего-нибудь очень солидного – «НПФ Сбербанка», «Лукойл-Гаранта», того же «Газфонда», а то и вовсе ПФР. Скажет, что время пришло и вы обязаны «до конца недели» подписать договор о переводе накопительных средств. Вы что-нибудь подпишете, либо просто дадите ему номер своего СНИЛСа. А позже вы обнаружите, что ваши накопительные средства переведены в какой-нибудь НПФ «Взморье», который как раз недавно был лишён лицензии. Но ваша подпись на документе имеется, а потерянные средства – расплата за доверчивость.

Как мы убедились, ребята, действующие от имени больших НПФ, прекрасно знают, как нужно реагировать на камеру в руках «клиента». К одному из сотрудников нашей редакции на дом пришли молодой человек и девушка, представившиеся сотрудниками фонда «Согласие». Сначала они завели знакомую песню про «закон 2015 года» и необходимость поскорее перевести накопления. Но стоило хозяину квартиры включить камеру, как девушка ретировалась, а её спутник моментально «развернул пулемёт» и поменял концепцию.

То есть, всё-таки «Согласие», но не сотрудник. И уже не намерен никого ни в чём убеждать, а просто информирует. Как видите, включать камеру всё-таки имеет смысл – визитёр сразу становится намного скромнее и теряет запал.

Метод №2, «Мобильный»

Более «продвинутый», позволяющий не ходить ни по каким квартирам. Эта схема прямо сейчас активно применяется на Урале. Всё просто: с вами ведут беседу по телефону и всеми силами стараются убедить, чтобы вы ответили «да» на примерно такие вопросы: «Вы Иванов Иван Иванович?»; «Вы заключали договор?»; «Договор у вас на руках?». Троекратный утвердительный ответ открывает звонящим юридическую лазейку: фонд получает право перевести в своё распоряжение накопительную часть вашей пенсии. И подпись не нужна, только тройное «да». Нашим коллегам с портала E1.ru  читатели назвали и  фонд, от имени которого получали подобные звонки. Это снова «Согласие», крупный и солидный НПФ, обладатель 10-й места по общему объёму накоплений на российском пенсионном рынке. Впрочем, в самом «Согласии» утверждают, что какие-то мошенники действуют от имени фонда.

«От имени фонда приносим извинения гражданам за неудобства при поступлении таких звонков. Однако ответственно заявляем, что мошенничество со стороны АО «НПФ Согласие» исключено. Фонд не имеет никакого отношения к этим звонкам – сотрудники НПФ не предлагают и не навязывают услуг по телефону, не агитируют стать клиентом. Все номера телефонов АО «НПФ Согласие» представлены на официальном сайте фонда и только на нем. В свою очередь, мы видим необходимость информировать граждан о том, что каждый желающий может позвонить по единому бесплатному номеру контакт-центра Фонда и уточнить, является ли он нашим клиентом», — ответили в пресс-службе фонда нашим екатеринбургским коллегам.

Метод №3, «Кредитный»

Помните, как оформляются краткосрочные кредиты в супермаркетах бытовой техники, например? Тогда вы помните и то, что в числе прочего, там снимали копию вашего паспорта, а вы давали согласие на обработку персональных данных. Получили вы в итоге кредит или нет, но процесс может пойти дальше, уже без вашего ведома. Журнал «Собеседник» рассказывает историю мужчины, незаметно для себя ставшего счастливым клиентом НПФ «Русский стандарт».

«Мне в конце 2013-го пришло два письма. Одно – от ПФР, другое – от НПФ «Русский стандарт». В первом – о том, что перевели мою накопительную часть в НПФ «Русский стандарт» якобы по моему заявлению. Во втором – спасибо, что перевел ее к ним. А я ничего никуда не переводил! Но в договоре стояли мои подписи! Как так? Стал вспоминать: 4 года назад пытался у брокеров трех банков получить краткосрочный кредит. Мне все отказали, но «Русский стандарт» всучил-таки карту. Я ею даже не пользовался. Думаю, мою подпись подделали – они же снимали копию паспорта, когда я просил денег», — цитирует мужчину «Собеседник».

Метод №4, «Банковский»

Банки, даже самые уважаемые, зачастую не чураются обыкновенного жульничества. Подписываете какие-то бумаги в банке? Будьте настороже – среди них запросто может оказаться последний листок договора о переводе накопительной части пенсии. Его просто подложили в стопку бумаг – вдруг вы не обратите внимания и подпишете?

«Если у кого-то на руках оказываются ваши персональные данные, можно оформить договор. А иногда даже заявление. Документы поступают в Пенсионный фонд России, на федеральном уровне принимается решение и средства передаются новому страховщику.

Если произошёл неправомерный перевод пенсионных накоплений, если вы уверены, что ничего не подписывали, договор можно признать заключенным ненадлежащими сторонами. То есть, установить в судебном порядке факт подделки подписи. Тогда все накопления вместе с инвестиционным доходом будут переданы предыдущему страховщику», — призывает не отчаиваться Юлия Куприянова.

Практика показывает, что с недобросовестными НПФ можно бороться и, даже прищемить им хвост. В любом случае следует обратиться в Роскомнадзор – ведь кто-то использовал ваши персональные данные. Жалоба в Пенсионный фонд России поможет вернуть ваши деньги предыдущему страховщику. Ну, а если есть подозрения в том, что вашу подпись подделали (или обошлись без неё) – нужно обращаться в полицию. Впрочем, бывают и такие ситуации, когда указанные организации окажутся бессильны вам помочь.

Пенсионное «рабство»

Что делать, если босс говорит «надо», а тебе самому это совсем не надо? Более того, если закон на твоей стороне, но твоя дальнейшая карьера на предприятии в руках начальства? Вот представьте себе: вы – сотрудник компании, входящей в часть большого холдинга. А у холдинга имеется свой НПФ. Как вы думаете, из кого, в первую очередь, будет формироваться пул клиентов данного фонда?

Работники одной из таких компаний в Кузбассе рассказали о том, как реализуется политика привлечения пенсионных накоплений на их предприятии. Рассказали на правах полной анонимности, даже название компании раскрывать не захотели – слишком мало там осталось «несогласных», вычислят моментально.

«Меня отстранили от работы из-за того, что я отказывался переводиться в корпоративный пенсионный фонд. Сказали – если не переведёшь накопления, мы найдём любой способ, чтобы тебя уволить. Пришлось дать предварительное согласие, потому что меня не допускали на рабочее место. А терять рабочие смены – не вариант. Сами понимаете – кредиты, семья, деньги терять нельзя», — рассказывает сотрудник.

«Условия в корпоративном фонде намного хуже, чем в том, где я держу свои накопления сейчас. Я всё изучил – получается, меня не будут извещать о состоянии накоплений и я не буду участвовать в софинансировании. Фактически, у меня не будет контроля над своими накоплениями. Годовой процент доходности у меня сейчас тоже ощутимо выше. Но самое страшное – если я переведусь сейчас, то потеряю накопления за 4 года – это 200 тысяч рублей. Я попытался это объяснить. Но мне ответили так: «компания даёт тебе премию, 13-ю зарплату, соцпакет – значит и ты обязан проявить лояльность, поддержать наш пенсионный фонд. А твои накопления – это твои проблемы», — вторит его коллега.

Самое интересное, что любые действия по защите своих накоплений выйдут данным конкретным работникам боком. Юристы, к которым мы обращались за комментарием, заявили прямо: куда не обращайся в такой ситуации, будет только хуже.

Для начала, будет довольно проблемно собрать доказательную базу если вас действительно к чему-то принуждают. Допустим, разговор с начальством можно записать на диктофон либо камеру смартфона, но суд такие доказательства либо не примет, либо, в лучшем случае, учтёт как косвенные. Но в любом случае, для работника сам факт обращения в прокуратуру будет означать начало открытого конфликта с начальством. А чем заканчиваются подобные противостояния, уточнять не имеет смысла.

«Я бодался до посинения, в прокуратуру обратился. Там сказали прямо: «мы поможем, но ты пойми, что тебе тогда точно придётся другую работу искать», — подтверждает собеседник Сибдепо.

Вывод напрашивается крайне печальный: сохранить работу и пенсионные накопления в «своём» НПФ в ситуации, когда начальство требует и «давит», сегодня практически невозможно. Либо увольняемся, либо терпим.

Что касается остальных перечисленных случаев, достаточно быть просто внимательным и, по заветам Булгакова, не вступать в доверительные беседы с незнакомцами. Вот что нужно запомнить, чтобы не нарваться на пенсионные неприятности:

  • Никакого закона о возможном «сгорании пенсионных накоплений» в России никогда не принималось.
  • Нельзя показывать незваным гостям, представляющимся сотрудниками НПФ (или любой другой организации), свои документы. Ни паспорт, ни СНИЛС, вообще ничего. Лучше просто не открывайте им дверь.
  • Даже если сотрудник НПФ – настоящий, не принимайте все его слова на веру, потрудитесь их проверить, хотя бы с помощью интернет-навигатора по НПФ. Агентам нужны клиенты – от их количества зависит зарплата. В таком случае не грех и немного приврать, верно?
  • Необходимо регулярно проверять, где размещены ваши пенсионные накопления и в каком они состоянии. Эту информацию можно получить на портале Госуслуг либо обратившись в Пенсионный фонд России.
  • Как бы банально это не звучало, нельзя подписывать документы, содержание которых вам не о конца понятно, не говоря уже о бумагах, которые вы не прочитали. Уверение «это формальность, для галочки» — в 100% случаев наглая ложь.
  • Неправомерный перевод накопительной части вашей пенсии в любой НПФ — процесс обратимый. Его всегда можно оспорить.
Текст: Аркадий Кимеев.
Видео: Сибдепо
Фото: Сибдепо, google images

Комментарии

Рекомендуем