В деле: солдат-контрактник из Кузбасса в Таджикистане

На условиях полной анонимности отставной солдат-контрактник из Кузбасса рассказал Сибдепо о разных сторонах службы в российской армии. Об особенностях жизни и службы в братской республике, а также о том, почему солдаты гибнут без войны, спиваются, сбегают в Россию или возвращаются домой инвалидами – читайте в очередном выпуске рубрики «В деле».

Я четыре года отслужил в Курган-Тюбе в 201-й российской военной базе. Сначала срочная служба, а после контракт. Ещё бы! Это одно из немногих мест, где один год службы идёт за три года выслуги. Грубо говоря, чтобы стать 30-летним пенсионером, нужно отслужить всего-то девять лет. Думал, это легко. Да и зарплата мотивировала. Она даже у срочников значительно выше, чем на территории России. Но раем это место всё равно не назвать. Суровый климат, почти спартанские условия жизни вне казармы и постоянные учебные тревоги, сборы в полях, да особые режимы из-за террористов просто изматывают. Дедовщины в моей части не было, но коллективно мы «отхватывали» от начальства регулярно. За пьянки, за нарушение правил безопасности вовремя «учебки», (а это, в числе прочего, оторванные руки и ноги) да за побеги из части домой в Россию, наказывали не только виновных, а вообще всех солдат — круговая порука и римский счёт, как они есть.

О смерти в мирное время и побегах на Родину

Сама служба – как и везде: наряды, учения, полигоны, обычная армейская суета. Периодически  учебная тревога. Но усложняло жизнь не это, а жара. В Таджикистане временами днём воздух прогревается до +45℃, дожди бывают крайне редко, а воздух сухой. Когда ты родился и вырос в Кузбассе, где -45℃ тебе роднее, чем жара, привыкнуть к новым условиям сложно. В то время, когда несли службу на полигонах, мы жили в палатках, где почти не спали, потому что просто невозможно из-за жары. В лучшем случае уснуть удавалось на пару часов. Мы мочили простыни в холодной воде, накрывали ими себя и так спали, пытаясь охладиться.

Днём солдаты обязаны ходить в майке, кителе и берцах, а во время учений и стрельб ещё и в полной экипировке. Но стоит отметить, что на лето нам выдавали специальную облегчённую одежду песочного цвета и облегчённые берцы. В отличие от простой полевой формы, в которой ходят в России, эта одежда дышит. Но, как ни крути, всё равно жарко.

Во время стрельб мы находились в машинах. Я служил на 2С1 она же самоходная гаубица «Гвоздика». Только представьте, за бортом +45℃ и в машине так же, а то и побольше. Сидишь как в бане, только выйти из неё и нырнуть в сугроб можешь разве что в мыслях. Вроде бы и войны нет, а погибшие были. Не все ребята выдерживали условий, многие падали в обморок из-за перегрева. В нашей части один парень прилёг поспать, а во сне впал в кому. Врачи ничего не смогли сделать, он перегрелся и от этого умер. Случаи с таким финалом бывают не часто, но всё же солдаты гибнут в мирное время просто от солнца. Есть и такие, кто морально не выдерживает. Они пытаются разорвать контракт. У контрактников есть такое право, но по факту добиться этого сложно — начальство придумает миллион препятствий и сильно усложнит тебе дальнейшую жизнь. Когда у солдат не получается официально «свалить» домой – сбегают. Например, в этом году в день выборов президента РФ, нам раздали загранпаспорта, чтобы мы могли проголосовать. А паспорта, кстати, мы обязаны сдать по прибытии в Таджикистан на службу. Так вот, несколько человек воспользовались этим и укатили на Родину. Конечно, их быстро нашли, но легче от этого, как понимаете, никому не стало.

О солдатах-инвалидах

Есть у контрактной службы в Таджикистане один большой минус – деньги платят хорошие, а тратить их не на что. Ни развлечений, ни еды, ни одежды. В Кургане развлечений как таковых вообще нет, а еда и тряпьё низкого качества. Есть вещи из Турции, но носить ты их всё равно сможешь только на Родине. Сначала кажется, что это к лучшему. Удастся накопить состояние перед возвращением в Россию, а спустя какое-то время становится скучно. Солдаты делятся на две группы: одни начинают заниматься спортом и так отвлекаться, а другие —  выбирают алкоголь. Сначала выпивают по выходным, потом чаще, а после и в часть умудряются пронести «запрещёнку». Напьются, набедокурят, а отвечаем потом все вместе. Нередко такие попойки заканчиваются вполне себе реальными травмами. Но чаще всё же травмируются в полях.

Однажды во время учений молодой солдат, недавно пришедший на службу, баловался со взрывателем от снаряда, пока начальников не было рядом. Его предупреждали, что до добра это не доведёт. В итоге одно неловкое движение лишило его руки. Пришёл служить нормальным здоровым парнем, а домой вернулся уже инвалидом.

Помню, были масштабные учения на полигоне Харбмайдон, что находится  в 15 км от границы с Афганистаном. Из-за сухого климата летом там долго стоит пыль от проезжающих машин, поэтому видимость плохая. Двое солдат находились в окопе рядом с дорогой по которой ехал грузовик «Урал». Водитель не видел, куда едет и так вышло, что угодил как раз в этот окоп. Одному парню серьёзно повредило позвоночник. Его срочно госпитализировали в Екатеринбург, а вот о дальнейшей его судьбе я ничего не знаю. Подобные случаи часто происходят на учениях. Солдаты травмируются, то по своей вине, то по вине сослуживцев.

О жизни в шаге от войны

Думаю, вы слышали об истории, которая случилась в июле в Хатлонской области. Там автомобилист сбил иностранных туристов на велосипедах, четверо погибли, ещё несколько человек пострадали. Тогда об этом писали многие СМИ. Это был теракт. Так вот, незадолго до этого времени мы месяц жили в режиме, когда ты в шаге от военных действий. 201-я Гатчинская ордена Жукова дважды Краснознамённая военная база сформирована с целью защиты независимости Таджикистана и обеспечения стабильности военно-политической обстановки и укрепления национальных интересов России в центрально-азиатском регионе. А находится она в 60 километрах от границы с Афганистаном. Периодически из Афганистана в Таджикистан пытаются прорваться террористы. Мы уже знали, что в Таджикистане хотят устроить ещё один теракт. Через реку Пяндж пробрались боевики, если не ошибаюсь, их было семеро. Из-за них мы начали нести службу в усиленном режиме, ещё тщательнее патрулировали свою территорию. Во время усиленного режима жён офицеров и солдат без сопровождения из части не отпускали. В итоге боевиков нашли. Несколько человек задержали, а несколько нейтрализовал комитет Госбезопасности Таджикистана, в последнем мы не участвовали. И, само собой, жить и понимать, что в любую минуту можешь получить такой приказ, который будет противоречить всем твоим принципам и убеждениям, не очень-то просто, а порой и страшно. Я не видел войн, не участвовал в них, но и на самом деле не хочу, чтобы такая возможность появилась у меня или у ребят, с которыми я служил бок о бок.

Об отношении к русским

Когда я приехал в Таджикистан, само собой, местного языка не знал вообще. Но со временем начал привыкать, что-то учить и в итоге понимать, что говорят таджики. Тут-то и стало понятно, что русских солдат уважает только старшее поколение. Они помнят, что наши солдаты помогли им во время гражданской войны в 1992 году. А молодые смотрят на русских, как на мешки с деньгами, не меньше. Да, зарплаты у нас действительно хорошие. Контрактник в этой стране в среднем получает до 60 000 рублей, а офицеры от 80 000 рублей в зависимости от звания, но это совсем не значит, что даже в условиях «скуки смертной» всем нравится быть обманутыми. Для солдат поднимают цены на всё. Особенно на товары из России и на такси. Поэтому многие хитрят и при общении с местными просто врут о зарплатах, на словах её сокращают минимум вдвое, чтобы люди не смотрели волчьими глазами. Дети промышляют попрошайничеством, само собой не все, просто есть такие, которые бегают за солдатами и выпрашивают монетки под любым предлогом, лишь бы дали. А если и получат своё, то всё равно не отстанут. Но в целом ребятня там воспитанная, ко взрослым относится с уважением.

О быте в Таджикистане и возвращении домой

Мне удалось пожить и в казарме с солдатами, и с женой в съёмной квартире. Так вот, жизнь в казарме оказалась комфортнее и проще. В казарме есть отопление. Стиральная машина, туалет и душ общие. Мы жили в кубриках по 20 человек, но в базе были подразделения и с лучшими условиями: солдаты жили впятером, одним туалетом и душем пользовались лишь 10 человек. Правда, есть и минус — личные вещи хранятся строго в каптёрке, а не там, где тебе удобно, как дома. В прикроватных тумбочках тоже ничего лишнего хранить нельзя, всё строго по уставу, а это, если честно, неудобно. И кровать тоже должна быть заправлена по уставу.

С женой мы снимали квартиру в Кургане, не сильно далеко от базы. В доме, где мы жили, да и в целом в домах в Кургане нет отопления и горячей воды. Уверен, сейчас спросите, а зачем там отопление, если итак жарко? Жарко на улице, а в домах тепло не держится, да и всё равно сезоны меняются. В общем, ночами бывает очень холодно, горная же местность. Приходилось пользоваться обогревателями и водонагревателями. Вы же помните, что испытываете в те «прекрасные» дни, когда ЖКХ отключает воду и все начинают дружить с тазиком и кипятильником? Только в России это максимум на три недели, а тут на всю жизнь… Есть, кстати, ещё и странная особенность у этого народа – люди, живущие на верхних этажах, без каких-либо колебаний выливают помои прямо из окна своего жилья. Идёшь по улице, а под окнами домов непонятная жижа благоухает. Искренне не понимаю, зачем они так делают.

Как бы парадоксально это не звучало, но главным достоинством этой страны можно назвать почти вечное лето. Зима, конечно, бывает, и даже снег выпадает, но не на полгода, как у нас. Примерно на две недели в феврале. Весна наступает рано, всё оживает и цветёт. Я такой красоты никогда не видел, если честно. Зелень вокруг, чистое синее небо и высокие горы. Качество продуктов, конечно, сильно хромает, но вот фрукты-овощи тут отменные и дешёвые. Попробуйте найдите в Кузбасса абрикосы по 35 рублей за килограмм или черешню по 70 рублей. Правда, с мясом тут беда в любое время года. На рынке есть только говядина и баранина, а свинину можно купить только на заказ у фермеров. И выйдет это очень дорого. Чаще всего свинину закупает наше начальство, свиней привозят прям к части, там и разделывают. Вообще страна, конечно, бедная и со своими особенностями. Так сложились обстоятельства, что мне пришлось вернуться домой. Не знаю, буду ли я ещё служить, но если вдруг, то я бы вернулся…

Текст: Елена Семёнова.
Фото: архив героя.

Комментарии

Рекомендуем