Вина установлена?

В Яшкино осуждена директор местного муниципального казенного предприятия «Сервис Плюс» Наталья Татаринова по «редкой» статье Уголовного кодекса — ст. 250 (загрязнение вод). Как установил суд, по ее вине произошел сброс неочищенных канализационных стоков, который продолжался в течение 75 минут, в соседний пруд.

В Яшкино осуждена директор местного муниципального казенного предприятия «Сервис Плюс» Наталья Татаринова по «редкой» статье Уголовного кодекса — ст. 250 (загрязнение вод). Как установил суд, по ее вине произошел сброс неочищенных канализационных стоков, который продолжался в течение 75 минут, в соседний пруд.

 

В результате сброса погибла рыба: около 8 тысяч особей водоплавающей живности на общую сумму более 160 тысяч рублей. Суд в качестве наказания оштрафовал Наталью Татаринову на 20 тысяч рублей.

Если встанут насосы

Можно, конечно, недоумевать, почему наказание столь мягкое. Ведь санкция статьи, по которой была осуждена директор казенного предприятия, предусматривает размер штрафа до 80 тысяч рублей. Но решение в каждом конкретном случае – исключительная прерогатива суда. Тем более что судебное заседание проходило в так называемом особом порядке, когда подсудимый полностью признает свою вину. Взамен чистосердечному признанию приговор суда не может превышать 2/3 максимальной санкции статьи УК РФ, по которой судят человека. Со своей стороны, суд получает более простой формат проведения заседания – из него устраняется момент состязательности, когда защита и обвинение поочередно доказывают свою точку зрения.

Однако главное, на что надеется любой здравомыслящий человек после подобного судебного процесса, так это на то, что рыба в пруду больше гибнуть не будет. Но, как выяснилось в ходе расследования, проведенного нашим корреспондентом, все далеко не так однозначно…

Канализационно-насосная станция №4 (КНС-4) – давняя головная боль сначала чиновников Яшкинского района, а теперь поселка Яшкино. Сооружение это старое и очень ветхое. Комплекс КНС-4, как рассказал глава поселка Петр Герасимов, был построен в начале 60-х годов прошлого столетия.

«Сначала очистные сооружения принадлежали цементно-шиферному комбинату, – говорит Петр Яковлевич. – Именно комбинат в свое время заказывал проектную документацию на их строительство. В начале 90-х комбинат передал очистные на баланс в Яшкинский район, а в 2008 году они перешли в поселок».

Для понимания того, как была устроена работа очистных, скажу лишь, что изначально комплекс включал в себя различные отстойники, биофильтры и прочее очистное оборудование. После прохождения через КНС канализационных стоков, которые приходили сюда из поселка Яшкино, дальнейший их путь лежал в небольшой водоем, расположенный в Васькином Логе. Тот, в свою очередь, находится на расстоянии нескольких километров от КНС и поселка. А в непосредственной близости к очистным сооружениям расположен другой пруд с непоэтичным названием «№ 6-22-3», который известен местным как «пруд ССК».

Устройство КНС предусматривает, что при заполнении специального резервуара включаются насосы, которые откачивают уже очищенные стоки в трубу, ведущую в Васькин Лог. Однако если происходит аварийная ситуация, то машинист очистных сооружений может закрыть заслонку в резервуар, и сточные воды направятся по аварийному пути – по трубе они попадут в то самый пруд № 6-22-3. Такой вот нештатно-штатный сброс.

Подобная возможность предусмотрена для того, чтобы избежать возможного вывода из строя насосного оборудования. Дело в том, что существует опасность затопления электронасосов, в том случае если резервуар окажется переполненным. Если встанут насосы, то сброс в тот же пруд № 6-22-3 будет практически неизбежен, вот только времени на ремонт электрооборудоавния может потребоваться намного больше, чем при устранении неисправности «насухую». А значит, все это время канализационные стоки будут идти в горемычный пруд, ущерб окажется кратно выше, а рыбы погибнет еще больше.

Без документов

Такова нехитрая схема работы очистных – если вкратце. Но тут существует несколько нюансов. Как выясняется, очистные сооружения уже много лет фактически… не работали. В том смысле что, как утверждает Наталья Татаринова, канализационные стоки они не очищали, поскольку ветхость станции ближе к полному ее разрушению. В качестве яркой иллюстрации к своим словам Наталья Васильевна показывает документ: постановление государственной инспекции труда, датированное далеким теперь уже 1994 годом. Согласно этому постановлению в связи с «обрушением строительной части здания биофильтров» приостановлена эксплуатация этого важнейшего участка очистных сооружений. Несмотря на то, что с момента появления документа на свет прошло 18 лет, разрушения, о которых шла речь, и ныне «радуют глаз» случайного прохожего.

Получается, что с 1994 года биофильтры не работают? «Да!» – подтверждают в один голос и Наталья Татаринова, и Петр Герасимов. Соответственно, в Васькин Лог (а в аварийном случае – в пруд № 6-22-3) течет не очищенный сток, а самая что ни на есть канализация? А что еще может туда течь?

Тогда в чем виновата Наталья Васильевна? Нет, сам факт вины установлен судом, а потому сомнению не подлежит. Тут интересует другое: в чем именно виноват руководитель «Сервис плюс»?

Вина установлена?По мнению следствия, в том, что она отдала команду своим подчиненным закрыть задвижку, которая преградила стокам путь в резервуар, в результате чего воды пошли в соседний пруд и погибла рыба.

Что же могло произойти, если бы Наталья Татаринова не отдала такой приказ?

По мнению руководителя следственного отдела Тайги областного следственного комитета Александра Колесникова, действия Татариновой были неоправданны реальными рисками. Как рассказал Александр Алексеевич, емкость резервуара на КНС-4 составляет 90 кубических метров. Если учесть, что, по оценкам следствия, в пруд во время аварийного сброса попало не менее 75 кубометров стоков, а сам сброс продолжался 75 минут, то действительно, работники станции вполне могли успеть запустить насосы до того момента, пока резервуар переполнится и вода затопит электронасосы.

Учитывая, что Татаринова признала свою вину в суде, все доводы следствия абсолютно верны. Только вот уже после суда, когда Наталья Васильевна показывала корреспонденту редакции тот самый резервуар, она рассказала следующее: «На самом деле его емкость составляет только 45 кубометров. Еще 45 – те, что посчитало следствие за часть резервуара, – на самом деле таковой не является. Дело в том, что стена, разделяющая верхнюю часть резервуара и помещение с насосами, исполнена кирпичной кладкой в один кирпич. А значит, затопи вода вторую часть емкости, стена просто могла не выдержать. Соответственно, опять же возникала опасность затопления электрооборудования станции и вывода его из строя на долгое время».

Почему же возникли такие разночтения между версией следствия и версией Татариновой? Возможно, потому, что на КНС-4 полностью отсутствует… какая-либо техническая или проектная документация. То есть получается, объект – причем очень важный для всей инфраструктуры поселка и окружающей его природы, – работает, эксплуатируется, а документации, определяющей правила его эксплуатации – нет.

«Мы пытались восстановить документы, – рассказывает Петр Герасимов, – но все бесполезно. Обращались даже в проектный институт в Новосибирске, а там сказали, что документы уже утрачены, поскольку хранятся только 30 лет».

Получается, что очистные сооружения в Яшкино не просто фактически ничего не очищают, но на них и документов нет. По сути, они бесхозяйные. В этой связи стоит привести один небезынтересный факт.

Как рассказал следователю главный инженер одного из предприятий, работающих на территории поселка, его организация эксплуатирует собственные очистные сооружения. Поэтому чтобы не платить дополнительные деньги «Сервис плюс» за «очистку» своих стоков, представители предприятия обратились в Росприроднадзор за разрешением самостоятельно осуществлять сброс канализационных вод. Реакция надзорного ведомства не может не удивлять. Предприятию с работающими очистными сооружениями было сообщено, что в Яшкино есть очистные сооружения (те самые. – Прим. автора), так что «будьте добры» как все: обеспечивать доставку стоков, куда положено.

Только один вопрос остается задать: неужто природоохранники не знали, что яшкинские очистные – это, возможно, гордое, но мало чем подкрепленное название.

И еще. А знали ли представители природоохранной прокуратуры о том, что очистные сбрасывают неочищенные стоки? А если знали, то почему не реагировали? По крайней мере Петр Герасимов утверждает, что за несколько лет не получал прокурорских предупреждений.

Вина установлена?Бесхозяйные очистные?

Если коснуться документальной стороны работы поселковых очистных, то и тут больше вопросов, чем ответов. Например, районные власти передали очистные сооружения поселку, не имея… правоустанавливающих документов. Более того, администрация поселка создала казенное предприятие «Сервис плюс», по сути, не имея на это право, поскольку «Сервис плюс» должен управлять муниципальным имуществом, а очистные таковыми не являются – право собственности на них до сих пор не оформлено.

«Не сделано это по одной причине, – говорит Петр Яковлевич, – в бюджете поселка нет денег. А на то, чтобы документы оформить, нужно 5 (!) миллионов рублей».

На вопрос, мол, как вы же эксплуатируете имущество, на которое нет документов? Которое вам не принадлежит? Которое не работает, а чтобы оно заработало, необходимы значительные инвестиции, а у вас нет денег даже на оформление права собственности? – Петр Герасимов только пожимает плечами: «А что нам остается делать? Район передал, потому что очистные на территории поселка, вот и все».

По словам яшкинского главы, на месте старых очистных сооружений когда-то должны появиться новые, но когда? Якобы и проект уже готов. Более того, готов он был, по словам Герасимова, еще в 2008 году, но никто из местных этот проект в готовом виде так и не видел. Только отдельные документы, входящие в его состав. Вроде как в Кемерове проект где-то «осел». У местных чиновников была надежда несколько лет назад, что Яшкино может попасть в программу «Чистая вода», но не случилось.

…Вот так и живет Яшкино. Вроде и не тонет в… канализационных стоках, но рыба дохнет. Вроде и сброс аварийный, а виноватого следственный комитет нашел. Вроде и штраф присудили, а ситуация не изменилась. И запах в районе КНС-4, куда должны поступать очищенные стоки, уж очень специфический.

Комментарии

Рекомендуем