Возмещение

Редкое дело: в Кузбассе не только осуждены мошенники, которые обманным путем завладевали квартирами доверчивых граждан и попросту «кидали», оставляя без денег и жилья, но и есть арестованное имущество осужденных, которое можно реализовать и выплатить пострадавшим деньги. Только вот, оказывается, и это сделать не так-то просто.

Редкое дело: в Кузбассе не только осуждены мошенники, которые обманным путем завладевали квартирами доверчивых граждан и попросту «кидали», оставляя без денег и жилья, но и есть арестованное имущество осужденных, которое можно реализовать и выплатить пострадавшим деньги. Только вот, оказывается, и это сделать не так-то просто.

ВозмещениеВ сентябре 2011 года мы рассказывали читателям об этой истории. Напомним, тогда в Киселевске расследовалось дело против группы мошенников, которые на протяжении двух лет минимум (мы говорим «минимум», так как речь идет лишь о доказанных следствием эпизодах). Сколько же еще доверчивых граждан было обмануто за эти годы – неведомо. Предприимчивый гражданин Игорь Чупахин вместе со своими подельниками Андреем Данько и Андреем Безрядиным «совершили на территории г. Киселёвска в период с 2007 года по 09.04.2009 ряд хищений чужого имущества, завладевая квартирами граждан…» – так гласит текст судебного приговора от 22 марта 2011 года. Схема была предельно проста: господин Чупахин разы-скивал в Киселёвске людей, имеющих задолженность по квартире. Конечно, это были люди, скажем так, небогатые и не всегда социально адаптированные. У кого-то имелись проблемы с алкоголем. Посему Чупахин попросту втирался к ним в доверие, некоторых – банально спаивал и уговаривал совершить сделку купли-продажи квартиры. Мол, долги за вас заплатим, перевезем в отличный дом в частном секторе и так далее. А потом люди оставались ни с чем. Мы подробно описывали мошенническую схему Чупахина, да она и не отличается практически ничем от тех примеров, что мы видим в России. Тем не менее можно отметить деятельность правоохранительных органов, которые провели колоссальный объем работы, столкнулись с массой проблем, но все-таки довели это дело до конца. А отдельное им спасибо за то, что в отличие от аналогичных историй они успели арестовать имущество г-на Чупахина. Так что у потерпевших оказался шанс хоть что-то вернуть. Но и тут оказалось не все просто.

Имущество расползается…

Следствие и самом деле сработало хорошо. «Было арестовано двухэтажное здание, собственником которого в том числе являлся Чупахин, автомобили «Фольксваген-Пассат СС» и «жигули» 10-й модели, два килограмма золота. Также в ходе следствия потерпевшим перешла квартира, собственность на которую в то время оформлял Чупахин. Одним словом, было что делить, – рассказывает Любовь Горобей, которая в этом процессе представляет интересы своего потерпевшего сына Владимира. Отметим, что согласно решению суда Чупахин и компания должны ей выплатить 794 820 руб-лей, плюс 5 000 рублей в качестве компенсации морального вреда должен выплатить г-н Данько. – И мы уже было надеялись на то, что наши страдания наконец-то закончатся. Но тут стали происходить странные вещи. Например, то здание, которым в том числе владел и Чупахин, почему-то было снесено. Якобы как незаконная постройка. Золото было продано, но нам были возвращены сущие копейки. С арестованной квартирой тоже ясности нет никакой…»

Итак, получается, что единственным внятным ликвидом является автомобиль «Фольксваген Пассат СС». Но и тут выходит весьма странная история. Какого года выпуска и какова комплектация данного автомобиля, автору этих строк узнать не представилось возможным. Пристав Татьяна Мастерова, которой и было поручено вести исполнительное производство в Киселевске, от комментариев по этому вопросу отказалась, а в объявлении о проведении торгов по продаже арестованного имущества, опубликованном в одной из местных газет, даже информация о годе выпуска авто также не содержится. Мы можем лишь предположить, что, поскольку данная модель автомобиля стала продаваться на территории России лишь в конце 2008 года, скорее всего, купленное авто не старше 2009 года. И если верить Любови Горобей, которая также располагает лишь устной информацией, машина эта практически без пробега – ведь вскоре Чупахин был арестован и содержался под следствием. Тем не менее ни пристав Мастерова, ни УФССП России по Кемеровской области эту информацию журналистам сообщить отказались. Почему – вопрос остается без ответа. Официальный ответ УФСПП России по Кемеровской области звучит так: «В соответствии с ч. 2 ст. 85 ФЗ от 02.10.2007 №229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее Закон) судебным приставом-исполнителем привлечен специалист-оценщик ООО «Сибирское бюро Оценки и Экспертизы» для определения рыночной стоимости автомобиля. Специалист назначен в соответствии с ч. 2 п. 4 ст. 85 Закона на основании Государственного контракта на оказание услуг по оценке арестованного имущества, заключенного УФССП России по Кемеровской области. Согласно заключению специалиста, рыночная стоимость автомобиля составила 789 027 руб. В соответствии с совместным приказом ФССП России и Росимущества от 25.07.2008 №347/149 «Об утверждении Порядка взаимодействия ФССП и ФАУГИ по вопросам организации продажи имущества, арестованного во исполнение судебных решений или актов органов, которым предоставлено право принимать решения об обращении взыскания на имущество» реализацию арестованного имущества осуществляет Федеральное агенство по Управлению государственным имуществом (Росимущество). В этой связи 18.01.2012 в соответствии с ч. 7 ст.87 ФЗ от 02.10.2007 №229-ФЗ «Об исполнительном производстве» автомобиль передан по акту на торги поверенному Территориального Управления Федерального агенства по управлению государственным имуществом в Кемеровской области (далее ТУ ФАУГИ) специализированной организации ООО «Бизнес Информация Гарант» для проведения торгов».

Понятно, что порядок взаимодействия ФСПП и ФАУГИ определяет закон, только вот для чего автомобиль, арестованный в Киселевске, нужно продавать исключительно в Юрге – вопрос остается также без ответа.

А арест – не снят

Но вернемся к пострадавшему Горобею, оставшемуся без жилья. Его мама, конечно, не автоэксперт, но отчаянно надеялась, что какая-то денежка от продажи машины, пусть даже оцененного так, достанется ей. И вот, после неоднократных звонков в фирму, осуществляющую продажу, она выясняет, что торги назначены на середину февраля. И уже есть два претендента на покупку «Фолксваген Пассат». А буквально за день до начала торгов узнает, что таковые… отменяются. По причине того, что должен быть снят арест с автомобиля. А сделать это возможно только через суд – то есть суд должен рассмотреть заявление должника, в пользу которого продается имущество, о снятии ареста. И, как вы догадываетесь, в один день это не делается – назначается такое же судебное заседание. И хотя Горобей кинулась в суд в тот же день как узнала, 15 февраля, естественно, состоялось оно только 22 числа. Сама Любовь Алексеевна Горобей уверена, что причина здесь в следующем: «Пристав Мастерова никак не уведомила ни меня, ни сына, что это необходимо сделать. Я считаю, что это было сделано с умыслом для дальнейшего автоматического снижения цены на автомобиль. Ведь о том, что цена на автомобиль будет снижена при повторном его выставлении на торги, пристав Мастерова была информирована. Потому я попросила суд вернуть автомобиль с торгов и отдать его в пользу потерпевшего, моего сына Владимира Горобея. Но пристав Мастерова ответила на это отказом. А когда судья спросила, почему она против передачи мне этого имущества: ведь сумма-то одинакова, особенно сейчас, с учетом снижения цены, та не смогла это объяснить», – рассказывает она. Объяснили это в УФСПП таким образом: «Просьба взыскателя Горобея В. В. о передаче арестованного автомобиля в его пользу не основана на законе. Во-первых, в решении суда о взыскании с Чупахина И. В. указывается о возмещении суммы ущерба, а не о передаче конкретной вещи в натуре, а выявленное в процессе исполнительного производства имущество должника, согласно Закону «Об исполнительном производстве», подлежит аресту и передаче на реализацию (торги). Во-вторых, такие действия приведут к нарушению законных прав других взыскателей, т. к. исполнительное производство, в рамках которого наложен арест, является сводным, т. е. денежные средства полученные от реализации распределяются между взыскателями в порядке очередности (ст.111 ФЗ -229)».

Продадим дешевле?

Аргумент службы судебных приставов понятен: кроме Горобея есть и другие пострадавшие, и им тоже нужно выплатить их деньги. Но, во-первых, там осталось другое имущество, а сумма, причитающаяся Горобею, – самая большая. Во-вторых, почему по вине пристава, не потрудившегося объяснить людям всю процедуру, они, то бишь пострадавшие, должны терять свои деньги? Хотя тут, опять же, версии расходятся. Например, УФСПП России по Кемеровской области сообщает, что «18.02.2012 первичные торги признаны несостоявшимися из-за отсутствия заявок. В соответствии со ст.92 Закона судебный пристав-исполнитель обязан вынести постановление о снижении цены на 15%, после чего будут назначены вторичные торги». Отличный расклад, что тут скажешь! Нам-то искреннее казалось, что приставы кровно заинтересованы в том, чтобы арестованное имущество продать максимально выгодно.

Мы все-таки надеемся, что Любовь Горобей и её сын, пережившие столько, все-таки добьются правды. И денег в первую очередь. Хотя уже сейчас понятно, что сделать это будет непросто.

Комментарии

Рекомендуем