Взрыв как искусство

На разрез «Сибэнергоуголь», который входит в состав холдинговой компании «СДС-Уголь», мы приехали, когда на одном из участков готовился очередной взрыв. 333 скважины с заряженными в них 58 тоннами взрывчатки должны были подготовить к вскрыше 111 тысяч кубических метров горной породы.

На разрез «Сибэнергоуголь», который входит в состав холдинговой компании «СДС-Уголь», мы приехали, когда на одном из участков готовился очередной взрыв. 333 скважины с заряженными в них 58 тоннами взрывчатки должны были подготовить к вскрыше 111 тысяч кубических метров горной породы.

На профессиональном языке взрывников подготовленная под взрыв площадка называется блоком. Со стороны блок выглядит вполне безобидно: просто участок земли, на котором еле заметны следы забуренных скважин. Да провода, выходящие на поверхность, подсказывают случайному наблюдателю, что это не просто огороженный участок, а блок, который скоро должен быть взорван, и здесь начнется отгрузка горной массы. Хотя постороннему как раз делать здесь нечего. Строгая охрана, вход только для тех, у кого есть специальный допуск. Одним словом, безопасность не меньше, чем на закрытом военном объекте. А ответственность за все, что происходит на блоке и рядом с ним, лежит на горном мастере участка взрывных работ №2 предприятия «Азот-Черниговец» Эдуарде Михайлове.

Безопасность – это главное!

Эдуард Александрович протягивает нам яркие жилеты. «Здесь без них не положено», – говорит. Стоит отметить, что разговор о строгом соблюдении всех требований безопасности я нисколько не преувеличиваю. Даже заранее договорившись о встрече, мы в обязательном порядке проходим всем процедуры, связанные с соблюдением безопасности.

«На блок я вас не пущу, – продолжает Эдуард Александрович. – Нельзя. Посмотрим отсюда». И действительно, на подъезде к площадке, где буквально через час должен прогреметь взрыв, выставлен пост охраны. А тем временем с прилегающей территории – опасной зоны взрыва уже начался вывод людей и техники.

Все происходит четко и слаженно. Каждый присутствующий знает, что ему нужно делать, и буквально на глазах опасная зона пустеет, хотя еще совсем недавно здесь кипела работа.

«Если выполнять все требования, – говорит Эдуард Михайлов, – то любая работа будет безопасной. Так и в нашем деле. С одной стороны, мы практически каждый день проводим взрывные работы. Но с другой, обязаны и делаем это только так, чтобы соблюдались все требования промбезопасности».

Профессия взрывника на любом угледобывающем предприятии, а в особенности на тех, где проводятся открытые горные работы, – чрезвычайно важна. Без промышленных взрывов на разрезах добыча угля невозможна в принципе. Так что именно от Эдуарда Михайлова и его коллег во многом зависит то, насколько успешно будут работать горняки.

Философия взрыва

Эдуард Александрович начал свою профессиональную карьеру в 1995 году, когда пришел на разрез «Киселевский» на должность помощника взрывника. «Работа была достаточно трудная. В первую очередь в физическом плане, – рассказывает Михайлов. – Помогал более опытным коллегам. Например, подносил к скважинам мешки со взрывчаткой. Ну и одновременно учился азам профессии».

Стоит отметить, что в настоящее время такой должности, как помощник взрывника, уже и нет вовсе, но тем не менее карьера Михайлова началась именно с нее. Потом уже был и профессиональный рост, и обучение в Кузбасском государственном техническом университете на горного мастера, и в дальнейшем работа по специальности. Сегодня на плечах Эдуарда Александровича большая ответственность, а за плечами – многолетний опыт успешной работы.

«В настоящее время наша работа – это высокотехнологичное производство, – говорит Эдуард Михайлов. – Благодаря современной эффективной технике, используемой во время зарядки скважин, производство взрывов – это отлаженный механизм, позволяющий выполнять поставленные задачи».

Реальность диктует взрывникам необходимость активного развития. Например, еще лет 10-20 назад философия проведения взрывных работ отличалась от современной в значительной степени. Именно об этом говорит горный мастер взрывного участка №2, когда пытается сравнивать прежнее и настоящее положение дел во взрывном деле в промышленных масштабах.

«Раньше на одном разрезе могло быть проведено, например,3 взрыва в день, – говорит Эдуард Александрович. – Они были не очень крупными, закладывалось меньше взрывчатки, бурилось меньше скважин. Сегодня философия изменилась. Чтобы создавать как можно меньше помех основному производству, мы перешли на взрывы более крупных блоков. Тут стоит объяснить, что каждый взрыв – это отдельное время на его подготовку, на вывод людей и техники, а значит, неизбежные простои в работе предприятия. Соответственно, чем реже взрывы и чем более они эффективны, тем меньше временных потерь».

Напомню, что взрыв, на который приехали представители редакции, – это 333 скважины, заряженные 58 тоннами взрывчатых веществ. Результат – 111 тысяч кубических метров взорванной горной массы.

«Этот взрыв, если так можно сказать, средний, – продолжает Эдуард Михайлов. – Бывали и более крупные, как, впрочем, и более мелкие. Самый, например, большой взрыв, в организации которого мне довелось участвовать, был на разрезе «Киселевский». Тогда более чем в одну тысячу скважин было заложено около трехсот тонн взрывчатых веществ и взорвано около 600 тысяч кубических метров горной массы».

Теория и практика

Под началом горного мастера Михайлова работает около двадцати человек. Проводить промышленные взрывы подчиненным Эдуарда Александровича приходится на разных угольных предприятиях холдинговой компании «СДС-Уголь».

«У нас на участке хороший коллектив, – говорит Эдуард Михайлов. – Народ ответственный, работаем слаженно, четко, каждый знает свое дело, свои обязанности. И, разумеется, каждый старается работать как можно лучше. Ведь в конце концов от нашей работы многое зависит. А если нужно, я всегда стараюсь помочь. Особенно тем, у кого еще опыта не хватает».

А во взрывном деле много различных нюансов, для понимания которых знание, как говорится, «голой теории» недостаточно – необходим практический опыт. «Порой смотришь, как работает новичок, – продолжает Эдуард Михайлов. – Он, вроде бы, все правильно делает, но, например, слишком много времени теряет на проведении ненужных манипуляций. Разумеется, подойдешь, посоветуешь, как лучше сделать, чтобы потом два раза не возвращаться к скважине. Да много чего. Практический опыт – это штука очень полезная».

Стоит отметить, что работники предприятия «Азот-Черниговец» первыми в России начали использовать новейшую электронную систему инициирования взрыва Daveytronic. Она позволяет, с одной стороны, обеспечить стопроцентную гарантию срабатывания каждой скважины. С другой – значительно повышает эффективность взрывных работ за счет точного выставления временных замедлений между детонаторами. При этом новая система инициирования в разы снизила воздействие на экологию как по выбросам, так и по сейсмике. «К нам приезжали представители французской компании Дэви Бикфорд – разработчика этой системы, – рассказывает Эдуард Александрович. – Учили, как ее использовать. Честно говоря, на мой взгляд, это новое слово в нашем деле».

…Мы находились на небольшой смотровой площадке в тот момент, когда произошел взрыв. Хлопок, небольшое облачко дыма и пыли – и все. 333 скважины подготовили горную массу для выемки и добычи угля. Это и есть один из современных взрывов, которые ежедневно проводят работники «Азот-Черниговца».

После каждого такого взрыва коллеги Эдуарда Михайлова во главе со своим горным мастером обязательно проверяют качество своей работы. «Тут ведь дело не только в том, чтобы взорвать, – объясняет Эдуард Александрович. – Необходимо все сделать так, чтобы порода была нужной фракции, чтобы экскаватор мог нормально с ней работать. Поэтому я считаю, что хороший промышленный взрыв – это почти искусство!»

Кстати, искусство отца уже начал осваивать сын Эдуарда Михайлова Денис. Сейчас молодой человек работает помощником машиниста бурового станка. Вот и получается, что сын бурит, отец заряжает скважины взрывчаткой, а Кузбасс выдает на-гора миллионы тонн угля.

Комментарии

Рекомендуем