Здесь рыбы нет?

Зима и весна оказались чреваты для водных биоресурсов Кемеровской области демографическим провалом. Возможно, что через 4 года кузбасские рыбаки ощутят значительное сокращение уловов. Господдержки на все водоемы не хватает, помочь восстановить популяцию рыб могли бы пользователи участков платной рыбалки. Однако в регионе становится все меньше желающих осваивать этот бизнес.

Зима и весна оказались чреваты для водных биоресурсов Кемеровской области демографическим провалом. Возможно, что через 4 года кузбасские рыбаки ощутят значительное сокращение уловов. Господдержки на все водоемы не хватает, помочь восстановить популяцию рыб могли бы пользователи участков платной рыбалки. Однако в регионе становится все меньше желающих осваивать этот бизнес.

Рыбные запасы Кузбасса не тянут на промышленное рыболовство, как в Томской и Новосибирской областях. Тем не менее рыбу у нас ловят разную – и форель, и осетра.

Потерянное поколение

Весна в этом году выдалась, как говорится, рваная – с постоянной сменой холода и тепла. При такой погоде лещ, плотва, язь и другая белая рыба не справились с ежегодной демографической задачей. «Нормально отнерестились только щука и окунь, нерест которого не зависит от погодных условий, – говорит ведущий специалист Кемеровского филиала ФГБУ «Верхнеобьрыбвод» Мариан Колосов. – Вся остальная рыба не отнерестилась. Температура воды была плюс 8-10, а для нереста плотвы, леща, судака нужно – 12 градусов, оптимально 14-17. Плюс еще негативный момент – отсутствие заливных лугов, пойм, кустов, где рыба традиционно размножается».

Последствия будут ощутимы через 4 года, когда рыба малочисленного молодого поколения подрастет и первый раз пойдет на нерест. По оценкам Мариана Юрьевича, тогда молодняка будет на 50-60% меньше, чем пришедшего на нерест в этом году.

«5-8– летние особи компенсируют численный недостаток, но будет провал по самой товарной рыбе – 3-4– летней».

Вдобавок зимой в Кузбассе случился так называемый массовый замор рыбы. С конца прошлого года на реках Кузбасса возникла крайне неблагоприятная гидрологическая ситуация: ранний ледостав при низком уровне воды, сильные морозы и небольшой снежный покров привели к тому, что малые речки и родники промерзли до дна. Входы и выходы в протоки забились ледяными пробками: рыба не получала свежей воды, а к весне и кислород. «На пойменных курьях и старицах реки Томи в Новокузнецком районе такая ситуация возникла впервые, – говорит Мариан Юрьевич. – Массовый замор был на Оби и Обском водохранилище, также впервые в речном бассейне. На тех водоемах, которые не были в пользовании, рыба погибла к весне».

Кое-где на водоемах, например, на озере Берчекуль прорубались майны и лунки – отдушины для рыбы. Проводить подобные работы на водах общего пользования – обязанность областного департамента охраны объектов животного мира. Как водится, бюджетных средств на все не хватает. Этой зимой госслужащим невольно помогли браконьеры, занимающиеся подледной рыбалкой.

Неизвестный отравитель

Ни зимний замор, ни весенний неудачный нерест не означает, что рыба где-то исчезнет совсем. «Вообще популяция рыбы – достаточно гибкий механизм, – говорит Мариан Колосов. – Чтобы ее уничтожить, должен произойти залповый выброс, массовое загрязнение». Последнее в конце апреля-начале марта имело место быть в Сидровской протоке Томи, что в Новокузнецком районе. В этом месте специалистами был зафиксирован шлейф из мертвой рыбы в 4,8 километра. Пока в поле зрения проверки два местных предприятия – Западно-Сибирский металлургический комбинат и свинокомплекс «Чистогорский». «У обоих есть превышение предельно допустимой концентрации сбросов, но от чьего именно сброса погибла рыба – установит следствие, – говорит руководитель Кемеровского отдела госконтроля, надзора и охраны водных биоресурсов и среды их обитания «Росрыболовство» Алексей Ефанов. – Может быть, и выше Новокузнецка кто-то сбросил. Но в прошлом году жители жаловались на «Чистогорский»: там свиной навоз, он трудно перерабатывается».

Стоимость ущерба, нанесенного природе, предприятия выплачивают государству. Сегодня принято решение, что компенсация будет выражаться в натуральном виде: промышленников обязуют выпускать в водоемы мальков.

Стоить отметить, что новые предприятия, сбрасывающие отработанную воду в реки, возмещают разовый компенсационный ущерб. Кроме этого, за превышение допустимых пределов загрязнения предусмотрены ежегодные штрафы. До 2009 года эти суммы зачислялись на счет «Верхнеобьрыбвода», который зарыблял реку в общем, в бассейне, а не в конкретном регионе.

Ловись, язь, большой и маленький!

Рубить проруби, чтобы рыба не задохнулась зимой, и делать искусственные нерестилища из хвойных лап, чтобы она могла нормально размножаться, должны пользователи участков для платной рыбалки. За прошедший год в Кузбассе расторгнуто 14 договоров на пользование участками спортивно-любителського рыболовства. На открытие новых участков действует мораторий. По подсчетам специалистов кузбасского «Росрыболовства», на территории области осталось 33-34 таких участка. Договоры на содержание расторгаются по желанию арендаторов: бизнес хлопотный, требует инвестиций. Наконец, люди просто боятся вкладывать деньги в развитие рыбных мест после прошлогодних протестов рыбаков. «Нет стабильности. Ни в политическом решении этой проблемы, ни в законе, – говорит Мариан Колосов. – Обещали принять закон о любительском рыболовстве, разработали, но опять не приняли. Последняя версия самая оптимальная: там достаточно хорошо прописаны все условия». На сегодняшний момент действует старое законодательство. Платная рыбалка в Кузбассе осуществляется только на некоторые ценные породы. Например, на хариуса и тайменя. Последнего можно удить только на рыбопромысловых участках при наличии путевки.

Кстати, в последнее время хариус и таймень в Томи прогрессируют и появляются там, где их раньше никогда не ловили. Из редких рыб в кемеровской Томи водится краснокнижный линек. В 2002 году у нас появилась форель, которую искусственно развели и выпустили в Томь. На пяти предприятиях товарного рыболовства также разводят осетра, карпа, толстолобика, белого амура.

Прославленный на весь Рунет язь в Томи тоже сегодня не редкость, хотя, как говорит Мариан Колосов, с середины 80-х по конец 90-х годов наблюдалось сокращение этого вида. Тогда вселенцы с Оби лещ и судак потеснили аборигенов язя и щуку. Затем ситуация стабилизовалась, и язь снова появился в водоемах и стал достаточно обычным объектом лова.

По нашим данным, особенно много язя в этом году в Яшкинском районе. Как рассказал местный рыболов Владимир Бородин, попадаются особи от 800 г до 2,5 кг. Рыбаки с удовольствием удят его – маленького и большого.

«С точки зрения гастрономической язь не совсем желанный объект на столе обывателя, потому что костлявый… не блещет потребительскими качествами, – говорит Мариан Колосов. – Но для спортивного рыболовства язь – это очень замечательный трофей. Это для тех рыбаков, которые занимаются профессиональным спиннингом. Язь – это сильный боец, одна из мощных рыб. Это гораздо азартнее, чем ловить окуня, щуку, не говоря уже о судаке».

Однако конкретные рыбные места Владимир нам назвать отказался: еще понаедут и выловят всего язя.

Комментарии

Рекомендуем