×

По законам СВО: как уходящий год отразился на работе Государственной Думы

Итоги года в интервью с Антоном Горелкиным, депутатом Госдумы от Кузбасса.

В 2022 году Государственная Дума приняла 653 закона – рекордное число за всю историю работы. Как и для всей России, уходящий год стал особенным для нижней палаты отечественного парламента. О логике и причинах принимаемых законопроектов, а также о самых значимых из них мы попросили рассказать заместителя председателя Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Антона Горелкина.

Зачем России так много новых законов?

С началом специальной военной операции в стране появилась большая категория граждан, социальные гарантии которых не закреплены законодательно. Прежде всего я говорю о мобилизованных и добровольцах – людях, на которых возложено не меньше, чем на профессиональную армию. Очевидно, что государство должно обеспечить им всестороннюю поддержку. Как в процессе прохождения службы, так и после её завершения.

В сентябре я получил много вопросов от кузбассовцев про мобилизацию. Люди справедливо спрашивали о выплате кредитов, сохранении рабочих мест и оплате ЖКХ. Эти и другие вопросы были положены в основу поправок к федеральному закону «о ветеранах», которые разработала, внесла и обеспечила принятие наша фракция.

Теперь на статус ветерана боевых действий могут рассчитывать не только военнослужащие контрактной армии. Он распространяется на добровольцев, мобилизованных и гражданских – всех, кто участвует в СВО. Кроме того, это участие будет зачтено в пенсионный стаж в двойном размере, а период службы по призыву будет учитываться при назначении пенсии.

Особое внимание при разработке поправок мы уделили финансовому обеспечению. За мобилизованными и добровольцами закреплены их рабочие места, введены кредитные каникулы и мораторий на пени за ЖКУ. Выплаты защищены от любых списаний по исполнительным производствам.

Вместе с тем никуда не делась разработка законопроектов, напрямую не связанных с СВО. Из 653 принятых законов треть имеет социальную направленность. Работа в этом направлении ведётся давно, а с принятием Народной программы – документа, с которым партия шла на выборы, – только усилилась. Так, в этом году я также стал соавтором поправок к закону «об образовании». До недавнего времени у нас существовала некоторая «дискредитация», когда в райцентрах школы получали крупные бюджеты, а в небольших деревнях – едва сводили концы с концами. Со следующего года такие школы могут быть переведены в подчинение регионов и финансироваться уже из областного бюджета.

Работа над каким законом вам запомнилась больше всего?

Интересной в этом году была работа над законопроектом о государственной защите биометрических данных. Мы ощущали явное противодействие со стороны некоторых сетевых активистов, которые убедили себя и пытались убедить всех остальных, что направлен на принуждение россиян к обязательной сдаче биометрических данных. Конечно, это не так, и чтобы не было двойных толкований, наш комитет совместно с РПЦ и СПЧ значительно доработал текст документа ко второму чтению.

Недопонимание как раз и возникло от того, что в нашем законодательстве не было понятия о биометрии, кто и как должен её хранить и собирать. В этом плане я благодарен всем тем, кто направил обращения – как сторонникам, так и противникам законопроекта. Они указали на сильные и слабые стороны законопроекта, что очень помогло в работе. Мы устранили любые возможные разночтения. Закон прямо декларирует: россиян нельзя принудить к сдаче биометрии. Более того, гражданину не смогут отказать в услугах – коммерческих или государственных – если по каким-то причинам он отказался сдавать свои данные. Вместе с тем за всеми этим спорами многие не видели причину появления этого закона, которая формулируется очень просто: государство обязано защитить данные своих граждан.

К сожалению, за последние месяцы масштабные утечки персональных данных стали привычным явлением для коммерческого сектора. По подсчётам Минцифры, примерно половина россиян уже сдали биометрию – но непонятно, как и где она хранится. В таких условиях государство должно взять на себя ответственность за защиту и хранение настолько чувствительных данных. Среди множества утечек не было ни одного случая взлома государственных баз данных. Поэтому закон предполагает создание государственной информационной системы для хранения биометрических данных, защищенную по самым высоким стандартам ФСБ и ФСТЭК.

Логичным продолжением этой работы станет усиление мер ответственности за утечки: это персональная уголовная ответственность за кражу данных и введение оборотных штрафов для компаний. Коммерсантам должно быть выгоднее вкладываться в безопасность своих систем, чем испытывать санкции со стороны государства. Усилением ответственности нам совместно с правительством РФ предстоит заняться уже в следующем году.

Кроме того, хочу отметить еще один знаковый законопроект, который закрепляет право граждан направлять официальные обращения в любые органы власти через «Госуслуги». В медиа ему было уделено не так много внимания, однако этот закон я считаю не менее важным.

В моем понимании «Госуслуги» должны быть эталонным государственным цифровым сервисом, который гарантирует одинаково высокий уровень комфорта для всех пользователей – независимо от региона и регионального бюджета. Законопроект позволяет выстроить эффективную коммуникацию между государством и гражданами. Он был единогласно одобрен Госдумой в первом чтении.

Остаётся время на работу в регионе?

Законотворчества в этом году стало сильно больше, это правда – но своих земляков я не забываю и минимум раз в месяц на неделю приезжаю в Кузбасс. А на регулярных встречах с представителями федеральных министерств и ведомств всегда идет речь об интересах моего родного региона.

Я не сторонник личной статистики, но для отчётности мы посчитали: в 2022 году приняли более 100 обращений только по официальным каналам. За каждым из них стоит человек с реальной проблемой, и для всех мы нашли решение. Если есть необходимость увидеть меня вживую, то можно записаться на приём через социальные сети или по телефону кузбасской приёмной. Однако для того, чтобы обращение ушло в работу, лично встречаться с депутатом не обязательно. Достаточно описать свою проблему и оставить телефон для связи в тех же социальных сетях. Почти половина обращений в этом году именно через них и поступила.

В следующем году мы будем усиливать работу с обращениями кузбассовцев. Кроме региональной приёмной на площади Советов в Кемерове, отрываем ещё одну – в Рудничном районе. Уже наработана большая практика решения проблем, чувствуем, что можем делать больше. В будущем будем открывать приёмные и в других городах севера Кузбасса, не только в областной столице. Если хотите принять участие в этой работе, вакансия помощника на общественных  началах открыта, резюме можно присылать в соцсетях или на мою почту [email protected].

Какие проблемы кузбассовцев были самыми сложными?

Это любопытно: все самые сложные проблемы были связаны с дорогами. Со стороны может показаться, что органы власти – это монолитная система. Однако перипетии встречаются даже между городскими администрациями и их собственными предприятиями. Когда речь заходит о благоустройстве дорог, эти проблемы видны особенно отчётливо.

Например, настоятель небольшого храма в Рудничном районе попросил меня помочь согласовать автомобильный заезд к церкви. Отец Роман своими силами разработал проект, ни копейки не требовал от государства – но согласование продлилось почти год. Проезд должен был проходить через трамвайные пути, но Кемеровская электротранспортная компания просто не давала проекту ход. Решить проблему смогли только с городскими властями – получили согласование от них напрямую.

Казалось бы, можно похвалить администрацию, но в обращении по дорогами в «Кемерово-сити» уже мэрия стала камнем преткновения. В ноябре получил жалобу от жителей этого микрорайона, начали разбираться, и оказалось, что почти все дороги там бесхозные. Администрация просто не хочет брать их на баланс. До конца года мы собирали документы, важно было отразить позицию местных властей на бумаге. Теперь, видимо, придётся идти ещё выше – решать проблему с областными властями или даже прокуратурой. Такие переписки серьёзно затягивают решение даже самых простых вопросов.

Много обращений стало поступать по мобилизации?

Не могу сказать, больше их стало или меньше – не с чем сравнивать. Для меня, как и для всей страны, это совершенно новый опыт. Людей по-прежнему чаще волнуют коммунальные вопросы, но обращения по мобилизации тоже есть, и они решаются.

Актуальным в этом ключе стало исполнение поручения Президента РФ Владимира Путина об отсрочке от мобилизации для многодетных отцов. Понятно, что сейчас их уже не призывают, но были и те, кто на момент публикации поручения уже отбыл в зону боевых действий. Большинство отправили домой, но возвращения некоторых нужно добиваться через Минобороны и военную прокуратуру. Мы смогли добиться отсрочки для мобилизованного отца троих детей из небольшого села в Тисульском районе. После моих запросов мужчину сняли с передовой, Новый год он встретит дома, с семьей. Есть ещё несколько аналогичных обращений, но их немного.

Всё больше включаюсь в работу по снабжению наших бойцов дополнительным оборудованием – это ещё одна крайне важная история. В начале декабря доставили в юргинский гарнизон микроавтобус с дождевиками, теплой одеждой, бинтами и вещами первой необходимости – об этом просили кузбассовцы, которые уже участвуют в СВО.

Вторую партию я собирал по поручению Сергея Цивилева – список необходимых вещей губернатору передали родственники мобилизованных. Вместе с группой компаний «Талтэк» мы доставили в Юргу более 6 тонн груза – это дополнительные палатки, генераторы, обогреватели и другое нужное зимой оборудование. Считаю, что наши ребята не должны отвлекаться на бытовые нужды. Вместе с «Единой Россией» мы постоянно собираем запросы от военнослужащих. Будем поддерживать бойцов и в следующем году – столько, сколько нужно для победы.

Вы говорили, что отстаиваете интересы Кузбасса в Москве, какие?

Всё лето я посвятил разбору претензий к работе «Почты России». Это официальный канал связи с органами власти, но жалоб на отделения было так много, что по ним можно было составить антирейтинг этих отделений – что мы и сделали. Затем я показал результаты исследования руководству госкомпании и добился, чтобы проблемные отделения были включены в программу модернизации. Всего будет отремонтировано или уже отремонтированы 16 отделений в сельских территориях Кузбасса. Включая отделения Яшкинского (Пача, Колмогорово и Пашково), Мариинского (Суслово) и Чебулинского (Чумай) округов. Отдельно мы разбирали работу почты в кемеровской Лесной Поляне. Результат – в этом году она переехала в новое просторное помещение.

Другой хороший пример – строительство логистического центра Wildberries в Юрге. Мне удалось организовать встречу главы города и представителей онлайн-ритейлера. Все возникшие друг к другу вопросы они обсудили напрямую, без посредников. Стороны обменялись контактами и договорились, что будут общаться и дальше. Уверен, что теперь реализация масштабного проекта на 5 тысяч рабочих мест пойдет гораздо быстрее.

Есть планы на 2023 год?

В следующий год мы будем входить не с чистого листа. Я уже частично рассказывал, какие проекты будут продолжены. Усиление безопасности данных наших граждан и поддержка незащищённых социальных групп – это постоянная история. Ежегодно мы движемся в рамках уже проложенного русла.

Как я и говорил, в следующем году предстоит серьёзно проработать оборотные штрафы, чтобы снизить количество сливов персональных данных. Будут введены новые льготы для военнослужащих и их семей, никуда не денется работа с ветеранами. Если говорить предметно про Кузбасс, то как минимум будут продолжены истории со строительством центра Wildberries и ремонт дорог в «Кемерово-сити».

Текст: Анастасия Кезина.
Фото: Антон Горелкин
Поделиться в VK
Поделиться OK
Отправить в телеграм
Отправить в WhatsApp