Водка чистая и северокавказская

Торговля водкой становится горячей точкой экономики и наказуемого креатива.

Кемеровская компания «Штоф» попала в центр внимания по простой причине – коммерсанты решили заполнить кузбасские магазины подозрительно дешевым праздничным набором алкоголя: в одном пакете за 261 рубль упакованы зауральская бутылка водки и тетрапак вина, которое на первый взгляд хочется назвать по-народному «плодововыгодное». Выгодное оно и на второй взгляд: если учесть, что минимальная цена водки объемом 0,75 литра установлена в 255 рублей, то коробка вина обходится потребителю в 6 рублей.

После публичного скандала со «Штофом» и прозвучавших небезосновательных подозрений торговые сети стали возвращать эти пакеты. Кому нужна продукция с сомнительной репутацией, когда алкоголя и без того хоть залейся. И ни один цивилизованный коммерсант, понимающий, что сегодня на водке можно крепко обжечься, не хочет «попасть в историю».

Эксперты утверждают, по разным оценкам, что суррогатная и контрафактная водка нынче составляет 30–50 процентов рынка. В любом случае, очевидно, что доля нелегальной водки нарастает. Полиция сообщает, что в этом году объем изъятого подозрительного алкоголя в 2,5 раза больше, чем год назад. Наверное потому, что год назад минимальная госцена бутылки была всего лишь 125 рублей, а с января стала 170, в новом году водка подорожает дважды: до 199 рублей и в августе до 220. И перспективы президент утвердил – акцизы к 2016 году вырастут еще в 1,5 раза.

Если себестоимость производства суррогатной водки составляет до 30–50 рублей за бутылку, то организаторам подпольного производства рисуется такая прибыль, что крышу сносит.

Тем более, что нужно торопиться, пока население пьет)))) Статистика утверждает, что за три минувших года постепенного подорожания и ночного ограничения в России стали употреблять 13,5 литра алкоголя вместо 18.

Главный нарколог Андрей Лопатин утверждает, что в Кузбассе потребление легального алкоголя снизилось до 10 литров на человека в год. Он же сообщил журналистам, что снижается смертность из-за отравлений – вместо 700 в прошлом году зафиксировано 581 случай.

С одной стороны видим признаки оздоровления, с другой – такое нарастание преступности, что полиции придется работать не покладая рук. Очевидно, что государству не хватит имеющихся мер, чтобы защитить акцизные 300 миллиардов рублей, поступающие в бюджет. Будут ужесточать, тем более, что производители нелегального алкоголя выискивают все новые маркетинговые ходы. Например, продажа через Интернет, только здесь виски продано на 20 процентов больше, чем ввезено в Россию вообще. Импортный алкоголь продают в канистрах, внедрив в головы пользователей, что его привозят именно в канистрах, а потом разливают в России.

Такие сайты теперь приравняли к порнографическим и внесут в списки запрещенных.

В 2013 году области и края получат в свой бюджет не 20, как раньше, а 40 процентов акцизных сборов. В Кузбассе 4 завода, и власть их защитит. Так во всех регионах. В принципе, прямая выгода покупать местную продукцию и игнорировать завозную. Зачем нам нужно личными деньгами финансировать Северный Кавказ, где производство водки за минувшие годы стало ведущей отраслью. Именно не благодаря местному населению, а исключительно за счет спаивания Сибири дешевой теплой вонючей водкой.

Наркоголог Лопатин, кстати, считает еще одним резервом снижение плотности точек торговли алкоголем. В среднем одна алкогольная точка у нас приходится на 400–500 жителей. Возможно, столь плотная сеть реализации легального алкоголя (плотнее германской впятеро) является одной из основных причиной живучести и роста контрафактных и суррогатных спиртных напитков.

Очевидно, что рано или поздно, но власть проредит эту неоднозначную грядку бизнеса. Не секрет, что торговые площади уже требовали увеличить, стоимость лицензий повышали. Что-нибудь еще придумают, не для всех подъемное, в первую очередь для малого бизнеса. Торговля водкой становится горячей точкой экономики и наказуемого креатива.

Комментарии

Рекомендуем