Сердце в коробочке: как в Кузбассе проводят пересадку органов

В областном кардиоцентре в начале апреля сделали 29-ю с 2013 года операцию по ортотопической трансплантации сердца. Каждая такая операция – большой труд хирургов, огромная удача и испытание для пациента. Корреспонденты Сибдепо поговорили с кардиологами, чтобы узнать, почему в Кузбассе умирающим больным так трудно получить второе сердце.

Замена «мотора»

Операция состоялась 5 апреля и заняла пять часов. Пациент, 57-летний кузбассовец, лёг на операционный стол через несколько часов после того, как ему сообщили, что для него появилось донорское сердце.

«Операция проходит с искусственным кровообращением – мы присоединяем к пациенту аппарат, который забирает из его организма венозную кровь, которая притекает к сердцу, согревает эту кровь, насыщает кислородом, и потом снова подаёт в аорту. Этот аппарат полностью замещает функции сердца и лёгких – это даёт возможность хирургам полностью удалить повреждённое сердце и заменить его на донорское», — рассказал проводивший операцию главный областной специалист по сердечно-сосудистой хирургии Иван Халивопуло.

По словам хирурга, так просто операция выглядит только на словах. На деле практически каждый пациент с болезнью сердца имеет проблемы с работой почек, лёгких, хирургам приходится буквально «колдовать» над его телом, чтобы уследить за всеми параметрами организма во время операции и вовремя устранить проблемы.

Попадают в терминальной стадии

Тот самый 29-й пациент, Александр Тимошенко, поедет домой, в Тяжин, через неделю, его уже ждут жена и дети. Пока что мужчина, перенёсший тяжёлую операцию, находится под надзором врачей, лишний раз ему нельзя выходить из палаты, каждый день – перевязки. Но, по словам мужчины, по сравнению с тем, что было до приезда в кардиоцентр это всё – ерунда, и он чувствует себя уже намного лучше, чем до операции.

Мужчина болеет очень давно, проблемы с сердцем начались с 2010 года. За пять лет болезнь подкосила мужчину настолько, что постоянные разъезды и командировки (Александр на тот момент работал главным ветврачом района) стали уже не под силу. Пришлось оставить работу, перейти на инвалидность и осесть дома. С каждым годом становилось всё хуже, и прогнозы врачей не радовали – спасти мужчину могла только операция по пересадке сердца. Александра внесли в лист ожидания, где он «завис» на несколько лет в надежде на счастливое стечение обстоятельств.

«Несколько лет назад Александру диагностировали кардиомиопатию. При этом заболевании сердце начинает увеличиваться в размерах, его насосные функции снижаются, и оно уже не может обеспечить организм кислородом. Это приводит к тому, что  человек страдает от одышки. Даже простые физические нагрузки: приготовить завтрак, застелить постель, дойти до магазина, становятся для человека очень тяжёлыми. Качество жизни снижается настолько, что многие пациенты признаются – они так больше жить не могут. Операция была для пациента единственным шансом не только остаться в живых, но и начать нормально жить», — объясняет Иван Халивопуло.

По словам хирурга, каждый пациент, которому пересаживают сердце, попадает на операцию практически в терминальном состоянии.

Лотерея ожидания

Александру повезло. Очень сильно повезло в том, что для него нашёлся донор. Около трети пациентов из листа ожидания на пересадку сердца в Кузбассе так и не доживают до спасительной операции.

В принципе, появление подходящих донорских органов – это всегда трагедия и чудо одновременно, говорят медики кардиоцентра. Доноры – это люди, пациенты других медучреждений, погибшие в результате ДТП, ишемического, геморрагического инсульта, кровоизлияния в мозг, опухоли головного мозга, у которых, при установленной смерти головного мозга, тело на некоторое время остаётся, при поддержке аппаратов, живым, а внутренние органы здоровы и подходят для пересадки. Такие совпадения случаются нечасто.

«Пациент и те врачи, которые проводят ему операцию, никогда не узнают, кто стал донором. Это важный этический момент. Осмотр трупа проводит специальная бригада медиков из Центра координации органного донорства при областной больнице. Если устанавливается сохранность органов, данные о физических параметрах донора – рост, вес, группа крови, сообщают нам. В кардиоцентре из листа ожидания выбирают подходящих под эти параметры больных, пациенту сообщают, что для него появилось сердце, операцию проводим в тот же день», — рассказал Иван Халивопуло.

Как отметил врач, донор, у которого забирают органы – это действительно труп. Установление смерти мозга – это очень сложный процесс, с участием нескольких служб, администрации больницы, проведением лабораторных тестов.

Каждая операция — экстренная

Сейчас в кузбасском листе ожидания на пересадку сердца 41 человек, всего, за шесть лет работы, такая операция была рекомендована 150 пациентам. Из них около 50 человек умерли, так и не дождавшись трансплантации.

В лист ожидания попасть непросто, туда попадают только те люди, проблемы которых другими способами не решить – не помогают ни лекарства, ни кардиостимуляторы. И даже если пациент находится на грани жизни и смерти, есть ряд болезней, с которыми делать трансплантацию просто нельзя – тогда у пациента практически не будет шансов пережить операцию. Это серьёзные заболевания почек, лёгких, печени, тяжёлые формы диабета, острые инфекции и так далее. Ещё одно ограничение – возраст. В лист ожидания попадают люди до 70 лет, у более старых пациентов организм не выдержит пересадку.

Лист ожидания, по словам Андрея Безденежных, врача-кардиолога НИИ комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний — это не линейная очередь, а лотерея, где может повезти, а может и нет. При появлении донорского органа из листа ожидания выбирают тех, кто подходит по группе крови, росту и весу, у кого тяжелее состояние. И если таких людей оказывается двое-трое – выбирают того, кто раньше попал в список.

Каждая трансплантация, по словам Андрея Безденежных — это максимально экстренная операция. У пациента есть около четырёх часов, чтобы добраться из любой точки области в Кемерово. Сразу же по приезду пациента начинают готовить к операции и дают препараты, которые подавляют иммунитет – это нужно для того, что организм не отторгал «чужое» сердце.

Донорский орган сотрудники областного Центра трансплантации доставляют в больницу в термоконтейнере с хладореагентами. Орган охлаждён и заполнен консервирующим раствором. В таком виде он будет дожидаться своего нового владельца в течение нескольких часов. В новом теле донорское сердце начнёт биться самостоятельно, за счёт мышечного автоматизма.

Жизнь после операции

По словам Андрея Безденежных большая часть кузбасского списка пациентов на трансплантацию – это относительно молодые мужчины (у женщин заболевания сердца протекают чаще всего менее агрессивно), у большинства из которых семьи и дети. И они готовы сделать что угодно, чтобы остаться живыми и подольше побыть со своей семьёй, успеть вырастить детей и увидеть внуков.

И даже если повезло попасть на стол хирургов, трансплантация сердца – это не техническая «замена деталей», как у киборгов. Жить с новым сердцем придётся по новым правилам. Алкоголь и сигареты будут категорически запрещены, а вот физическая активность и спорт станут обязательными.

«Пациентам пожизненно придётся принимать иммуноподавляющие лекарства. Благо, сейчас есть препараты, которые организмом переносятся легче, чем, скажем, десять лет назад. Самая большая опасность для пациентов, особенно в первый год жизни – это инфекции. Опасно ходить в магазинах, поликлиниках, ездить в маршрутке. Человека может убить обычный грипп», — объясняет кардиолог.

Кроме того, всегда есть вероятность отторжения донорского сердца, и такие случаи уже были, причём пациенты даже ничего не почувствовали. «Примирить» организм пациента с донорским органом помогает усиление лекарственной иммуноподавляющей терапии.

Мнение общества

В Москве институт Шумакова проводит до 150 операций по пересадке сердца в год. В Кемерове кардиологи делают в среднем по пять трансплантаций в год. И это очень мало для региона. Как-то «переломить» ситуацию в пользу пациентов, ожидающих своей участи в списке пациентов на трансплантологию, сможет только изменение отношения общества к посмертному донорству, и больше ничего. Второе сердце в «ледяной коробочке» по-прежнему остаётся для кузбассовцев чудом.

Текст: Екатерина Бухтиярова.
Фото: Максим Серков/Сибдепо.

Комментарии

Рекомендуем