А закона нет: как часто кузбасские мужчины избивают жён

Редакция Сибдепо попросила, в качестве эксперимента, сотрудника силового ведомства в Кузбассе сделать выборку случаев семейного насилия за неделю. Результат оказался неожиданным.

Реабилитация и выселение

В России сейчас не существует отдельных законов, которые бы помогали бороться, пресекать случаи семейного насилия, или отдельной профилактики. Между тем, проблема «домашних пощёчин» под пристальным вниманием общественности уже несколько лет.

После «декриминализации» в 2017 году домашних побоев многие общественные активисты заявили о всплеске бытового насилия в российских семьях. Хотя законодатели, как обычно, хотели как лучше: чтобы первый случай избиения оставался в рамках административного правонарушения, а вот за последующие семейных агрессоров привлекали уже по уголовной статье. Ряд российских общественных организаций заявляет, что «кухонные боксёры» поняли законодателей по-своему и удвоили усилия по истязанию домочадцев.

И вот, на прошлой неделе взору российских избирателей предстал новый проект закона о домашнем насилии, со всеми частично скопированными с западных программ профилактики пунктами: введением запрета на общение агрессора со своими жертвами, выселением домашнего тирана с общей жилплощади, программами реабилитации для агрессоров и их жертв.

Верующие против феминисток

Ряд общественных организаций противится принятию нового закона — по их мнению, проблема семейного насилия явно раздута и надуманна, а новые законы могут стать инструментом для разрушения семьи и в принципе нарушающие права семейных людей. Особенно усердствуют религиозные активисты.

К примеру, представители проправославного движения «Сорок сороков» совсем недавно устроили в столице пикет против нового законопроекта. Причём верующие отстаивают неприкосновенность семей настолько рьяно, что одна из авторов законопроекта Оксана Пушкина заявила об угрозах в свой адрес с их стороны.

С другой стороны правового «барьера» — общественники, непосредственно работающие с жертвами семейного насилия, частично – феминистки. Они указывают на то, что проблема семейного насилия тесно связана с недостатками правоохранительной системы, к тому же эта проблема – гендерная: в семье бьют в большинстве случаев женщин.

Пришёл с ножом

Редакция Сибдепо решила выяснить, кто всё-таки кого бьёт в кузбасских семьях, да и бьют ли вообще. Возможно, действительно, проблема надуманна, и семейные кузбассовцы спокойно готовятся к Новому году, знать не зная ни о каких законах, Оксанах Пушкиных, религиозных активистах и феминистках?

Так как в полицию Кузбасса ежемесячно приходят тысячи сообщений о различных преступлениях, а статистика по ним подводится помесячно, вычленить из этого количества преступлений именно случаи семейного насилия – довольно трудная задача. Поэтому мы решили сделать менее обширную выборку, попросив сотрудника Росгвардии в течение обычной декабрьской недели фиксировать срочные вызовы «с криминалом», на которые реагировали росгвардейцы, и отмечать, по каким именно поводам были вызовы.

«Для понимания: «полицейский вызов» — это сигнал о преступлении и правонарушении, который, в рамках межведомственного взаимодействия, сотрудники полиции передают группе Росгвардии, которая находится как можно ближе к объекту. То есть, это только малая часть поступающих в МВД сигналов о правонарушениях. Сотрудники Росгвардии обычно приезжают, задерживают нарушителя и передают в полицию», — сообщил Сибдепо источник.

Неделя была самая обычная – не праздничная, не «корпоративная», какие бывают в конце декабря, начале марта и мая. Какого-то особенного всплеска криминала в эти дни тоже зафиксировано не было. Тем не менее, результаты оказались шокирующими — 12 из 16 «полицейских» вызовов Росгвардии за неделю оказались случаями семейного насилия.

«Из 16 сигналов, на которые реагировали сотрудники в течение недели, с 27 ноября по 4 декабря, три сигнала — по поводу мелких краж и хищений, ещё в одном случае пьяный мужчина нападал на прохожих. Всё остальное – это семейные конфликты: в 11 случаях это угроза убийством внутри семьи, в одном случае – побои», — рассказал сотрудник силового ведомства.

По его словам, во всех 12 случаях в полицию звонили женщины, причём в состоянии, когда они реально чувствовали опасность, исходящую от нападавшего. И во всех 12 случаях нападавшими были мужчины, причём с той же самой фамилией – отцы, мужья и сыновья обратившихся к правоохранителям женщин.

«К примеру, в Берёзовском пьяный сын пришёл и, с ножом в руках, начал требовать с престарелой матери деньги. Его задержали, передали в полицию. За неделю до этого мужчина в Белове ввалился в дом к своей бывшей сожительнице. Стал угрожать, распылил прямо в лицо газовый баллончик. Когда его задерживали, беловчанка утверждала, что он грозился убить её ножом, и оружие у него было. Правда, при задержании его не оказалось», — рассказал источник.

Получается, в кузбасских семьях насилие всё-таки, несмотря на все уверения религиозных активистов, практикуется. Причём мудрые главы семейств активно бьют и запугивают нежных хранительниц своего семейного очага.

Если смотреть на эти данные, получается, что стать жертвой преступления в семье у рядовой жительницы Кузбасса примерно в три раза выше, чем на улице, причём в качестве агрессора выступит муж, сожитель или родственник мужского пола. Конечно, следует учитывать, что в нашу «выборку» попали далеко не все преступления, случившиеся за неделю. С другой стороны – неизвестно, сколько реальных жертв семейного насилия просто молча стерпели угрозы и побои, так и не набрав 02?

Только проект

После таких результатов к утверждениям противников закона о семейном насилии о том, что его принятие нарушит права семейных людей, появляется много вопросов. А что, собственно, по их мнению, является неотъемлемым правом семейного человека?

Впрочем, сколько бы пока не ломали копий в информационном пространстве активисты, пока все усилия по борьбе с семейным насилием только на стадии проектов, которые ещё неизвестно когда примут. Общественное обсуждение продлится до 15 декабря.

А если всё-таки примут, то самым важным нововведением станет то, что заявить о нездоровой обстановке в семье теперь смогут не только жертвы преступления. После принятия закона сообщать в полицию будут обязаны медики, к которым поступают пациенты с синяками и травмами, уверяющие, что они «просто поскользнулись». А также любой, кто знает о семьях, где скандалы, угрозы и побои – норма. Даже если это соседка с острым слухом. И такое заявление будут обязаны принять.

Текст: Владимир Огурцов.
Фото: pixabay.com, Google Images.

Комментарии

Рекомендуем