Держись, собака — 2: «криво» сделанный закон о бродячих животных утопил страну в крови

В маленьком селе Домна в Забайкалье произошла страшная трагедия – бродячие собаки заживо разорвали семилетнюю девочку. Кадры с брызгами крови на снегу, разорванной одеждой и маленьким тельцем на пустыре напугали всю страну. Люди требуют смерти собак и посадок чиновников. Почему и то, и другое не поможет, а собак будет только больше – в материале Сибдепо.

После страшной гибели ребёнка страна «гудит» – депутаты Госдумы, председатель СКР Александр Бастрыкин требуют ужесточения закона и бездомных животных, в Чите объявлен режим ЧС, в нескольких регионах началась стихийная травля и отстрел собак.

И не то, чтобы это первый и последний случай – буквально за месяц до этого в Якутии собачья стая заживо разорвала под камерами женщину, преподавателя в местном университете, через несколько недель в Твери бездомные собаки из приюта-передержки загрызли маленького сына владелицы. Сообщения о том, что собачья стая то тут, то там нападает на стариков и детей, приходят с разных концов страны ежедневно.

Но тут общество, что называется, проняло. Все оглянулись вокруг и поняли, что от того, что их ребёнок внезапно станет добычей городских хищников, не застрахован никто – от жителей самых глухих деревенек до обитателей мегаполисов.

Пакет несла с продуктами — порвали

Соцсети Кузбасса заполнены тревожными сообщениями. Жители Белова, Кемерова, Новокузнецка и других городов Кузбасса чуть ли не каждый день пишут об огромных стаях, которые расплодились и вольготно себя чувствуют на улицах. Люди напуганы и буквально умоляют местные власти хоть как-то решить проблему с агрессивными псами. По словам кузбассовцев, каждый поход в магазин, для детей – в школу, теперь стал смертельно опасным мероприятием.

«Что-то будет в городе сделано по отлову бродячих собак? Частный сектор: улицы Строителей, Нагорная, Толстого, Марковского! Пешком невозможно ходить. Собаки стая и по 6-10шт!!И нападают! Я взрослая тётка, отбиваюсь, а ребенок-школьник? Ждём повтора событий в Забайкалье?», — негодует жительница Гурьевска.

«Целые стаи бегают, пройти невозможно — цепляются за сапоги! Хорошо, что зима! Ну и сапоги могут порвать! Пакет несла с продуктами — порвали. Я просто хочу, чтобы на улице не было собак. Я имею на это право? Я хочу, чтобы моя дочь не звонила мне на полпути к школе и не говорила, что впереди стая собак и она боится идти дальше», — написала пенсионерка из Ленинска-Кузнецкого.

«Бродячие собаки, действительно, надоели. У нас в микрорайоне в каждом дворе стая. Некоторые спокойные, а некоторые агрессивные. Особенно страшно идти мимо «собачьей свадьбы». Зоозащитники добились того, что отстрел запретили, а что дальше то? Пусть тогда себе всех бродячих собак заберут и несут за них полную ответственность», — написала ещё одна женщина из Кузбасса.

Всё это – наглядный результат принятого два года назад закона об ответственном отношении с животными.

Напомним, с 1 января 2020 года по ФЗ № 498 “Об ответственном обращении с животными”, полномочия по организации обращения с бездомными животными передали от федеральной структуры, управления ветеринарии, муниципальным чиновникам: отловом и 30-дневным содержанием животных занимаются муниципальные службы.

Через конкурс определяют службу отлова, организация ловит собак, отвозит в приют, где чистит, прививает, кормит, поит, кастрирует. За месяц там решают, что с хвостатым делать – нацепить бирку и отправить на улицу, так как пёс здоров и не агрессивен, оставить на полном содержании в приюте до конца дней, если собака кусачая, или же усыпить – если пёс не жизнеспособен. А ещё можно передать животных из приюта в добрые и любящие руки новых владельцев.

В общем, на бумаге и мечтах зоозащитников, усиленно «продавливавших» принятие закона на федеральном уровне, всё было прекрасно. Главным достоинством был выход на новый уровень этичности по отношению к животным, право на жизнь животных объявлялось неотъемлемым, массовая стерилизация должна были привести к сокращению поголовья «бездомышей», а приюты бы получили какие-никакое финансирование за ту работу, которую они и так делали на добровольных началах.

В реальности все скатилось в безвыходную и безнадёжную ситуацию, в котором плохо всем.

Дикие стаи и бытовой садизм

О том, что новый закон «сырой», ещё на стадии его принятия говорили многие. В том числе писали и журналисты Сибдепо, спрашивая мнения у общественников, чиновников, ветврачей и самих зоозащитников. И все делились своей тревогой и сходу обозначали слабые места закона: деньги на отлов и кастрацию нужны, и много, но дальнейшее пожизненное проживание собак в приютах никто не финансирует. Да и самих приютов нет. Как и желающих браться за отлов и работать себе в убыток. А самое главное – даже самая откормленная в приюте, вакцинированная и кастрированная собака – всё равно стайный хищник, и наличие у неё бирки инстинкты не отбивает. А её, по закону, всё равно надо выпускать на улицу.

В итоге через два года за недоделанным законом через всю страну протянулся широкий кровавый след. Чего стоят только пять разорванных псами обезображенных трупов в Красноярске, найденных в разных районах города в 2020 году. Серия гибели людей, растерзанных собачьими стаями, была в Краснодаре и Брянской области. Единичных случаев по стране – десятки. К страшной смерти от собачьих клыков заплутавших пьяных, обессилевших пенсионеров и бомжей мы уже привыкли. И даже случай с Забайкалье не стал конечной точкой – за эти дни ещё как минимум два человека в двух разных регионах мучительно погибли, став «кормом» для стаи псов.

Впрочем, есть и другая сторона медали – вместо торжества гуманизма и уважения к жизни животного, за два года общество окончательно ожесточилось и садизм по отношению к собакам стал чуть ли не нормой.

Стрелять, убивать, издеваться над беспризорными псами стали чаще и какого-то сильного осуждения своих поступков не видят – мол, собак и так развелось. Догхантеры из садистов и маньяков, судя по реакции пользователей соцсетей, превратились чуть ли не в народных защитников.

В Кузбассе дела обстоят не лучше, чем в целом по стране. Смертельных случаев, правда, не было, но нападения собак на людей, чаще всего на детей, происходят регулярно. Всяческой неадекватной дичи и жестокости тоже хватает. Например, чего только стоят развешанные «в назидание» на деревьях трупы подстреленных собак, которые, как выяснилось, порвали скот в деревне. Или безумные истории садизма — затянутые лески, оторванные лапки, капканы, оставленные в холодном лесу на привязи псы. Или скандалы с приютами, сотрудников которых обвиняют чуть ли не массовом убийстве отловленных животных.

При этом за два года статистика областного Роспотребнадзора по обращениям в больницы с укусами животных не скакнула вверх – всё так же около 7000 ежегодно. Но в 2020 году специалисты ведомства дали небольшую разбивку по тому, кто же всё-таки так безжалостно прокусывает ноги/руки и другие части тела кузбассовцам. Выяснилось, что в 2020 году из 7492 человек, обратившихся в больницу за уколами от бешенства, большинства стали жертвами ярости собственных Тузиков, Марсиков и соседских Баронов. Из них 3019 человека пострадали от укусов безнадзорными животными. От укусов дикими животными пострадал 121 человек. Но сколько людей после нападения собаки или кота идёт к врачам, а сколько остаётся дома, так и не решившись обратиться к специалистам, неизвестно.

Впрочем, специалисты областного управления госветнадзора в оценках ситуации с бездомными животными не такие оптимистичные. Так, если на конец 2019 года, накануне введения закона, по всей области насчитывалось около 7000 бездомных собак, но, по предположению специалистов, сегодня их число стало существенно больше. По словам представителя ведомства, в этом году в области решено увеличить количество животных, которых отправят в отлов – вместо 3750 собак в прошлом году в 2022 году в отлов отправятся более 5000 животных. И в итоге почти все потом окажутся на улице, правда, с бирками в ушах.

«К сожалению, сейчас не существует единой методики подсчёта безнадзорных животных, и сказать, сколько именно бегает по Кузбассу бездомных собак, мы не можем. Но наши специалисты, которые сотрудничают с муниципалитетами, принимают обращения жителей, выезжают для осмотра животных в частный сектор, отмечают значительное увеличение числа безнадзорных животных», — сообщил Сибдепо руководитель областного ветнадзора Сергей Лысенко.

Получает, закон проблемы с бродячими животными не решает, а только усугубляет. Впору задавать русские народные вопросы: «кто виноват?» и «что делать?».

Чиновникам – суд?

С ответом на первый вопрос, похоже, определился председатель СК РФ, который уже предложил ужесточить наказание для лиц, ответственных за организацию обращения с безнадзорными животными. Сейчас это муниципальные чиновники, руководители каких-нибудь местных управлений ЖКХ, Спецавтохозяйств или Служб единого заказчика. Их уже привлекают к ответственности в случае гибели людей от собачьих стай, но Александр Бастрыкин предлагает ужесточить закон и после подобных инцидентов чиновников сажать, и надолго.

И вроде бы всё верно, и даже справедливо: если люди гибнут – значит, за городом плохо следят. Но давайте начистоту: в случае с бездомными собаками такой подход – как предложение сыграть в «русскую рулетку». Вы бы сами согласились работать на должности, в которой ты можешь «уехать на зону», и надолго, после того как Шарик, Жучка и Валет, не найдя ничего на помойке, решат, что вон тот второклашка тоже вполне себе добыча?

Вот и муниципальные служащие в Кузбассе, с которыми пообщался корреспондент Сибдепо, тоже с таким подходом не согласны. Обсуждать недостатки федерального закона вслух, правда, не решаются – мол, не по рангу. Но признаются: времена, когда после отлова бездомные собаки неделю/две проводили в приюте, а если их не забирали – то «усыпляли» без боли, уколом, сейчас кажутся вершиной гуманизма. А новый закон просто работает на «выкачку» денег из бюджетов на кастрацию и чипирование псов, после чего собака остаётся по-прежнему голодной, на морозе и на улице.

Мы узнали, как обстоят дела в разных городах Кузбасса. Выяснилось, что основные поставщики разгуливающих по городам области собачьих стай – это жители частного сектора, которые цепных псов отпускают «просто побегать». И что делать с этим – никто не знает.

«На отлов собак в прошлом году ушло 700 000. Если честно – эти деньги пригодились бы и на другие цели –в ту же соцзащиту, для детей и стариков. А так потратили, собаки опять на улице. У нас, собственно, проблема не с собаками, а с людьми и их ответственностью — в основном у нас собаки просто отпущенные хозяйские, с ошейниками. Сейчас морозы, вот их с дворов и отцепляют, чтобы в будках не сидели, побегать, прогреться. А весной собачьи свадьбы. И каких-либо рычагов воздействия на владельцев нет, даже оштрафовать за выгул в неположенном месте нельзя: хозяева от своих собак открещиваются – мол, не наша. А они носятся по всему городу», — сообщили в администрации Таштагольского района.

«У нас договор заключён с фирмой из Новокузнецка, которая работает на несколько городов: собак отлавливают, через месяц возвращают. Но жалоб от этого не меньше. Во-первых, люди не понимают, где гарантия что собака, побывавшая в приюте – обязательно добрая? А во-вторых – у нас обширный частный сектор и оттуда идёт наплыв собак в город. Поднимается вопрос о создании муниципального приюта, чтобы не отпускать собак после отлова. Но на это нужны значительные средства», — сообщили в Прокопьевске.

В Ленинске-Кузнецком проблемы с отловом собак стабильны – городская квота и деньги на отлов закончились ещё осенью, в конце года, несмотря на жалобы жителей, собак в городе не отлавливали. А теперь, по информации администрации города, пока ещё и не нашли подрядчика для такой работы в будущем году. Причём проблемы с поисками подрядчиков в Ленинске-Кузнецком возникают постоянно – потому что при активном сопротивлении зоозащитников (той разновидности, которая любит подкармливать щенков под гаражами) службам отлова работать в городе соглашаются не все. В прошлом году, например, по этому поводу был громкий скандал.

«В 2021 году на территории Ленинск-Кузнецкого городского округа отловлено 199 животных без владельцев. В настоящее время проводятся конкурсные процедуры для определения подрядной организации», — сообщает мэрия города.

В Кемерове ситуация ещё интересней – горожане массово жалуются на стаи крупных псов, вольготно разгуливающих чуть ли не по центру города. При этом ожидается, что скоро собачьих свор будет ещё больше – после расселения «частника» в центре Кемерова далеко не все повезут своих Жульбарсов и Бобиков по квартирам. Хотя сейчас специалисты городской администрации и проговаривают отдельно вопрос с пристроем цепных собак с жителями расселяемых домов, а те даже обещают пёсиков не бросать, есть подозрения, что скоро хвостатых бродяжек в Кемерове прибавится.

«Цена контакта со службой отлова составляет — 10 949 000 рублей. В среднем на одну собаку выделяется — 9 744, 76 руб. (в зависимости от пола) – на кастрацию и содержание. При выкупе домов в частном секторе в центре Кемерова будет учтено наличие у семей домашних животных. На личных встречах часть жителей выразила желание переехать в частные дома, взяв с собой питомцев. Ещё часть приняла решение перевезти домашних животных в новое благоустроенное жильё», – сообщили в мэрии Кемерова.

Получается, со своей стороны чиновники работу свою делают, но из-за особенностей городского уклада результат получается крайне непредсказуемым: не только псу кусать не запретишь, но и с горожанами договориться сложно.

«Хозяйские» собаки уже со сломанной психикой

Помимо «кнута» с ужесточениями статьи УК и массовыми посадками, представители власти припасли и «пряники» — на разных уровнях власти предлагают больше выделять денег приютам, а том числе и для того, чтобы содержать в них пожизненно всех отловленных собак.

По словам координатора новокузнецкого приюта «Шанс на жизнь» Анастасии Мешковой, деньги приютам действительно бы не помешали, но проблему и это не решит, так как приюты просто будут бесконечно пополняться новыми жильцами.

«Мы являемся субподрядчиками у организации, заключившей договор на отлов с мэрией Новокузнецка. Вот уже третий месяц деньги на отлов и содержание собак нам не платят. А на пожизненное содержание животных и вовсе средства не выделяют, мы содержим их только за счёт пожертвований, на одну собачку уходит 6000-8000 в месяц. И, честно, мы не знаем, что делать дальше – потому что у нас остаются только наиболее агрессивные особи. Выпускать их на улицу опасно для людей. При этом за несколько месяцев в приюте появилось 500+ невыпускных собак, фактически он переполнен, и их становится больше», — сообщила зоозащитница.

При этом, по словам Анастасии Мешковой, та программа программа отлова/стерилизации/выпуска животных, которая предусмотрена законом сейчас, эффективна только в двух случаях – если пройдёт достаточно времени, чтобы уже кастрированные животные погибли. То есть, придётся подождать несколько лет, чтобы уже прошедшие через приют собачки сдохли от старости и тягот бродячей жизни. И то это приведёт к сокращению числа стай, только если люди вдруг прекратят выбрасывать своих питомцев, пополняя ряды уличных псов.

По словам зоозащитницы, то, что кузбассовцы творят с животными, порой не поддаётся описанию, причём даже за откровенные издевательства многим удаётся уйти от ответственности по принципу «не пойман – не вор». А бесконтрольное размножение в стиле «моей Белке нужно родить для здоровья, щенков выброшу», подкармливание уличных стай (без затрат на лечение, прививки и стерилизацию подопечных) и банальное вышвыривание надоевших животных на улицу или выпуск на самовыгул добрые кузбассовцы и вовсе преступлениями не считают, и охотно прощают себе эти «грехи».

При этом, по словам зоозащитницы, хозяйские отпущенные на самовыгул цепные псы или выброшенные после хозяев животные обычно намного опаснее трусливых и ласковых дворняг, рождённых на улице.

«Дворняги обычно выживают только те, кто людей, машин боится и умеет выпрашивать еду – они осторожные, ласковые даже. А вот «хозяйские» собаки обычно уже со сломанной психикой – агрессивные, людей не боятся. Цепные псы обычно и крупные и за свою территорию рвать готовы – их так учили люди. А на самовыгуле у них вся улица – своя территория. Вот такие чаще и проявляют агрессию, нападают. Причём агрессия немотивированная часто. У нас была лайка после жестоких хозяев. Два недели вела себя отлично, потом вдруг, ни с того, ни с сего, вцепилась в руку волонтёра. Понятно, что, когда человек на улице и рядом стая, ему некогда разбираться, какие там собаки. Но важно понимать, откуда берутся все эти агрессивные животные. Больше чем уверена, что на девочку в Забайкалье поохотились соседские цепные псы, которых на самовыгул отпустили», — резюмировала зоозащитница.

Варианты решения

Так что в итоге делать? На этом вопрос, к сожалению, существует очень много ответов и каждый из них кажется их сторонникам правильным и очевидным.

Например, сейчас в ряде регионов местные власти спешно принимают ряд решений по борьбе с безмерно расплодившимися собачьими стаями. После череды кровавых трагедий гуманизм и логика рухнули и укатились в пропасть. Животных теперь, в зависимости от региона, разрешено и стрелять, и усыплять, и помещать в приюты навсегда. В Госдуму одна за одной сыпятся инициативы по решению «собачьей» проблемы.

На федеральном уровне пока молчание. Обратить, наконец, внимание не на собак, а на людей и сделать шаг навстречу самому логичному и гуманному решению проблемы – всеобщей чипизации, обязательной стерилизации большинства домашних животных и введению огромных штрафов за самовыгул и выбрасывание на улицу питомцев, а также разрешить эвтаназию животных, которых уже не заберут из приютов — наши законотворцы не решаются много лет. И неизвестно, решатся ли сейчас.

Текст: Екатерина Бухтиярова.
Видео: vk.com/iИнтересный Воткинск/Шанс на жизнь, t.me/etosakalov
Фото: Сибдепо, vk.com/Шанс на жизнь/Инцидент Кемерово, pixabay.com
Поделиться в VK
Поделиться OK
Отправить в телеграм
Отправить в WhatsApp