Дом хороших мальчиков. Как выживает кемеровский приют для животных «Верный»

Корреспондент «Сибдепо» поговорил с сотрудниками приюта о том, как животные оказываются на улице, почему они скрывают адрес приюта и как коронавирус влияет на работу волонтеров.

С 24 марта в Кемерове начали отлавливать бездомных животных. «Ветеринарная скорая помощь» принимает обращения граждан, вакцинирует пойманных собак и кошек, однако месяц спустя большинство из них снова окажется на улице, пусть и со специальными бирками. А значит, высока вероятность того, что они попадут в приют. Если им повезет.

Из-за зеленого профиля забора раздается нестройный собачий лай. За огороженной территорией посетителя встретят вольеры с площадкой для выгула, а также отдельные будки, похожие на дачные домики. Около них сидят псы и охраняют свой участок земли, как в настоящем поселке. Следят за этой маленькой, но гордой страной четверо волонтеров, трое из которых присутствуют на интервью: Татьяна Медведева, Валерий Петров и Людмила Руденко. Они также являются соучредителями приюта. Рассказ о жизни «Верного» ведет Татьяна – директор учреждения.

— История до открытия приюта у нас троих одинаковая — когда-то была передержка на дому, но дома содержать большое количество животных – не вариант. Это в нарушение всех норм и правил, да и не спасешь ты много  братьев меньших таким способом. В 2013 году закрылся городской приют, и мы поняли: нужно что-то делать. Ситуация была критической – ну ладно кошки, они еще могут где-то по подвалам прятаться, а собаки? Город, видимо, решил, что приют не нужен, и мы открыли собственный.

Сперва волонтеры арендовали заброшенный коровник на окраине одной из деревень. Так, на отшибе, приют просуществовал три года. Потом произошла трагедия – коровник сгорел и погибло очень много животных. Это был поджог: две экспертизы доказали наличие остатков горючей смеси на пожарище. Приют находился на окраине деревни, лай по ночам не доносился до местных жителей. Татьяна говорит, что поджечь мог кто-то из тех, кому они не отдали собак, а у их несколько раз пытались отнять силой. Пожар стал настоящей утратой, животных погибло действительно много. Но нужно было жить дальше. К тому моменту у приюта уже было приобретено в собственность нынешнее помещение. Приходилось в авральном режиме заниматься ремонтом, с чем помогли добрые люди, подарившие много стройматериалов. Своими силами получилось быстро привести приют в достойный вид. Адрес теперь лишний раз не указывают – поняли уже, что злых людей хватает.

Сейчас в приюте 150 кошек и столько же собак. Это количество является максимальным, приют забит полностью. Все упирается во вместимость вольеров: животные не могут стаями бегать по территории. Разбирают животных плохо, а их количество на улицах не снижается. Потому в приют берут только тех, кого иначе ждет верная гибель. Они практически не работают с «домашними» животными — у которых был хозяин и с ним что-то случилось. Редко когда животное вообще некому взять: обычно есть родственники, друзья. Волонтеры стараются в людях пробуждать ответственность, и когда им пытаются «спихнуть» животное, мол, заберите, надоело/родился ребенок/переезжаем, они объясняют людям, что те должны сами заботиться о судьбе того, кого приручили.

«Верный» редко принимает кого-то, кроме кошек и собак, хотя исключения бывали. Например, у них несколько лет жил хорек-инвалид. А в позапрошлом году произошла история, о которой, наверное, весь город знает – привезли раненного лосенка. Так получилось, что, кроме как в приюте, он везде оказался не нужным. Сотрудники приюта боролись за его жизнь два месяца, но, к сожалению, спасти зверя не удалось. Причиной смерти стала не рана, а сердечная недостаточность. Видимо, перенесенный стресс надломил его.

Такое количество животных требует больших вложений. Волонтеры признаются, что они как выжатый лимон: отдают все, что имеют, но этого все равно не достаточно. Поэтому часто просят помощи у горожан.

Если спросить нас, сколько нужно для работы приюта в месяц, мы не сможем точно ответить. Летом и зимой стоимость содержания животных разная. Зимой мы собакам варим каши, и нам приходится закупать мясные субпродукты, это обходится дешевле, чем летом, когда мы кормим животных сухими кормами. Варить супы летом бессмысленно – всё очень быстро киснет. Кроме того, здесь же у нас находится карантин для новоприбывших, и если летом топить печь для варки, то животные будут мучиться. Соответственно кормим сухими кормами, а это – 60 килограммов в день. Мешок корма 13 кг в среднем стоит 1600-1800 рублей. Много денег уходит  на услуги ветеринара, ведь к нам часто поступают животные на последнем издыхании.

Живет «Верный» в основном на пожертвования, и бывают они самые разные. Им переводили по 2 рубля, 5 рублей. В среднем, конечно, побольше – от 200 до 500, кто-то может пожертвовать тысячу. Очень редко, но приходят большие поступления. Почти все услуги ветеринарных клиник приюту предоставляются в долг, и несколько раз бывало такое, что его полностью гасили, переводя клиникам 40 тысяч рублей и более. Чаще всего это были организации. Татьяна верит, что когда-нибудь у «Верного» появится постоянный спонсор.

Спонсор тем более необходим, что количество животных, страдающих от человеческих рук, не уменьшается. По словам Татьяны Медведевой, каждое второе животное так или иначе нуждается в помощи ветеринара.

На это просто страшно смотреть. У нас была собачка, которой хозяин пробил голову кувалдой и выбросил её в мусорный контейнер. Много попадает собак с пулевыми ранениями. Были животные, которых не удавалось спасти, так как пуля, например, перебила позвоночник. В процентном соотношении их довольно много, даже несмотря на то, что у нас ограниченный прием животных. Их мы, в общем-то, и принимаем в первую очередь. Если нам позвонят и скажут, что где-то лежит умирающая животинка, то мы возьмём её несмотря ни на что. Каждое второе животное с какой-нибудь серьезной проблемой к нам поступает. Потому и долги в клинике у нас огромные – операция недешёвое удовольствие.

По договору с клиниками у нас прописано, что наш долг мы не может выходить за сумму в 50 тысяч рублей, но были ситуации, когда и до 70 тысяч доходила сумма. Понимают наше положение, идут навстречу. Но за 7 лет нашей работы ни разу мы не подвели никого, всё в конце концов выплачивали, поэтому к нам относятся с уважением.

Вот истории некоторых постояльцев «Верного»:

Джесси. Джесси оставила хозяйка в чужом подъезде. С поводком, ошейником и даже с паспортом, правда, с вырванной страницей о ней. Собственно, в паспорте проставлены прививки, и восстановить, кому принадлежит собака, нетрудно, владелица об этом совсем не подумала. Волонтеры обратиться в клинику, где была поставлена прививка и узнали имя хозяйки. Но закона, по которому ее можно как-то наказать, нет. Поэтому собака в приюте. Умная, красивая, воспитанная, замечательная собака, умеет танцевать на задних лапках.

 

Черныш. Он приехал из Ленинского района с дробью в ушах и с оторванной передней лапой, а еще у него был частично оторван язык. Что произошло, никто не знает, но скорее всего, в него выстрелили, и, потеряв осторожность от боли, он попал под машину. Лапу пришлось ампутировать. Тоже замечательный мальчишка, но найти на такого хозяина очень тяжело – здоровых-то брать не хотят.

 

Верный. Немецкая овчарка. Его волонтеры забрали с пожарища. Дом сгорел, хозяева собаку бросили. Или они сами, или соседи замуровали собаку в будке. Слава Богу, позвонил кто-то из жителей улицы, и они приехали за ним. Еле нашли. Когда его вытащили, он не стоял на ногах от слабости. Немецкая овчарка его возраста должна весить 25 килограммов, он же весил 11. Сейчас пес немного откормился, но все равно, зрелище очень печальное.

 

Терьера Егорку подбросили к приюту. Когда волонтеры разместили фото собаки в интернете, нашлись люди, которые знали хозяйку. Они рассказали, что женщина умерла в феврале, а за собакой взялся ухаживать брат умершей. По всей видимости, он не выдержал ответственности и таким образом избавился от нее.

 

По мнению работников «Верного», безответственность – корень всех проблем. Люди не рассчитывают своих сил, когда берут животное, а потом выбрасывают питомца на улицу. Это самое настоящее предательство.  Поводы бросить любимца могут быть самые разные: рождение ребенка, переезд в другой город, не смогли животное приучить к туалету, аллергия на шерсть у кого-то из членов семьи, развод и еще тысячи причин. Но в основе всего – нежелание заниматься его судьбой. Нет таких мест, куда нельзя переезжать и не забрать с собой животное. Нет таких заболеваний, с которыми невозможно было бы его держать. Если человек хочет – значит, может.

— Почему, когда человек выбирает автомобиль, он взвешивает все за и против, проходит различные законодательные процедуры, учится, в конце концов, а с животным не так? Я за введение специальных курсов перед тем, как брать питомцев. Да, сперва мы переживем всплеск появления бездомных животных, но в перспективе их количество будет стремиться к нулю, как в цивилизованных странах. Мы пытаемся, кстати, вбирать их опыт. Из опыта таких стран мы, например, взяли пункт в договоре, что мы не отдаем животных живущим в съемной квартире людям. Как бы нас не уверяли, что у нас такой хороший хозяин и он нам разрешил, мы же понимаем, что завтра вы можете переехать в другую квартиру, где держать животное нельзя. И тогда в лучшем случае оно попадет обратно в приют, а в худшем его просто выбросят на улицу. Все ж хорошие, добрые и пушистые, постесняются прийти и вернуть обратно. При посторонних все хотят выглядеть ответственными, особенно если на деле таковыми не являются.

Мы и сами продолжаем учиться. Недавно мы прошли курс по общению с животными в школе Антуана Наджаряна. Такие курсы нужны всем хозяевам! Обучение и воспитание питомца часто бывает проблемой даже для асов дрессуры. Мы рассматриваем возможность и самим открыть курсы по обучению, и чтобы хоть немного покрывать затраты на приют, и чтобы у людей были знания. Будем стараться воплотить эту идею в жизнь.

Об особенностях работы с большим количеством животных рассказали Валерий Петров и Людмила Руденко:

«Уметь навести порядок —  это очень важно, что для работника приюта, что для рядового владельца. Люди думают, что знают своих питомцев, а это чаще всего не так. Кто-то ходит на курсы, где собак учат основным командам: «сидеть», «лежать», апортировке. Это хорошо, но это совсем не то же самое, когда ты понимаешь собаку. После школы мы увидели разницу значительную. Наша жизнь очень сильно облегчилась, нам стало легче корректировать поведение собак в стае. Если владельцы будут обладать этими знаниями, то их совместная жизнь с собаками будет более легкой. На прогулке с собакой вы будете гулять, а не тащиться за собакой, пугая прохожих. Это большое дело», — объяснил Валерий.

«С кошками проблем не очень много, основное внимание приходится уделять собакам, так как это активные стайные животные. Даже когда они сидят в вольерах и встречаются лишь на выгуле, они образуют иерархию. Убери лидера – на его место тут же встанет другой пес. Именно иерархические дрязги являются причиной насилия, которое редко, но все же возникает. Но мы стараемся этого не допускать. Человек должен быть главным – и точка! Тогда хаоса не будет», — рассказала Людмила.

 

Надежду на улучшение ситуации с бездомными животными работники «Верного» видят в новых правилах их отлова. Правда, для этого должно произойти много изменений.

Мы думаем, что это шаг в верном направлении: по крайней мере, запретили бесконтрольно отстреливать собак. Также теперь станет ясно, кто отвечает за отлов животных – на него нужно выиграть тендер. Пока эффективность новых правил зависит от конкретного города и региона. В центральных городах России они более эффективны, так как там работа уже была налажена, теперь это всё просто закрепили в законодательстве. Кузбасс только включается в эту работу, и пока ничего хорошего нет. Сейчас у нас тендер на отлов животных выиграл человек, который имеет к этому мало отношения, у него нет опыта. Это руководитель ветеринарной клиники: он может лечить животных, стерилизовать, но дальнейшая судьба этих животных – большой вопрос. В городе зарегистрировано два приюта: «Верный» и «Приют Зверушек». Больше мест, где животные могут содержаться в подходящих условиях, нет. Насколько нам известно, животные после отлова поступают на неофициальную передержку или выпускаются на улицу. Сейчас разработаны механизмы по организации муниципальных приютов, но самих приютов пока нет. Предполагаемое их количество тоже находится в ведении муниципалитета. До этого работа в городах ведь тоже велась, хоть и безобразными методами вроде отстрела, и в каждом городе знают приблизительное число бездомных животных, которое нужно отловить. Для Кемерова это минимум 800 собак и кошек в год.

Сейчас работу приюта осложняет эпидемия коронавируса. Хотя животные не являются его переносчиками и не подвержены болезням, которые он вызывает, проблемы в обществе сильно мешают «Верному» жить.

Карантинные меры сильно бьют по поставке кормов — приют закупает их оптом в другом городе. Сейчас из-за эпидемии у компании страдают поставки, и, соответственно, это отразилось на «Верном». Почти прекратился и так неширокий поток пожертвований. Люди, видимо, готовятся к чему-то худшему, закупают товары для себя, здесь не до бездомных животных. Приют и сам почти совсем оградился от посещений: раньше сюда свободно приезжали гости с детьми посмотреть и выбрать питомцев. Сейчас волонтеры просят их не посещать: они не та организация, которая может себе позволить закрыться не карантин, нельзя сидеть дома и просто оставить животных здесь.

Помочь приюту «Верный» можно, связавшись с Татьяной Медведевой через группу ВК или в «Одноклассниках». Помощь не обязательно должна выражаться в деньгах: приют принимает ветошь, стройматериалы или, например, уголь. За тысячи лет совместной жизни животные и человек стали друзьями. А друзей не бросают в беде.

Текст: Алексей Семёнов.
Фото: Алексей Семенов, архив приюта "Верный"

Комментарии

Рекомендуем