Кемеровский врач, работавший в ковидарии: «Пациенты не знают, что я их рисовал»

Врач и художник-любитель Руслан Меллин рассказал Сибдепо о работе с коронавирусными пациентами, о сегодняшнем положении медиков и своём творчестве.

В Кузбассе количество заболевших COVID-19 с каждым днём становится всё больше. Увы, человечество далеко не первый раз сталкивается с опасной заразой.В середине 14 века Боккаччо написал книгу «Декамерон», в которой десять человек уезжают из охваченной чумой Флоренции на загородную виллу. Там они рассказывают истории, многие из которых – о любви. Так молодые люди пытаются спастись от заразы. С помощью бесед и искусства.

Творчество во все времена было отличным методом, который помогает принять неприглядную реальность и быть в состоянии справиться с нею. Ничего удивительного нет в том, что кемеровский врач, работавший в ковидарии, взялся за перо и чернила. И теперь любой может увидеть закрытую новую реальность глазами хирурга-художника.

«Я не знаю медиков, кто бы отказался от работы в ковидарии»

Руслану Меллину 31 год. Он работает врачом около девяти лет. Руслан – хирург в отделении челюстно-лицевой хирургии Кузбасской клинической больницы имени Беляева. Весной сотрудники больницы прошли переподготовку и получили сертификаты о том, что могут работать с ковидными пациентами. Большой шестиэтажный перинатальный центр Кузбасской клинической больницы ушел «в изоляцию» от будущих мам и стал инфекционным центром. Первых пациентов в перепрофилированный госпиталь привезли в июне. Жизнь в ковидарии, что называется «изнутри», Руслан Меллин увидел в сентябре. 1 числа он зашел на двухнедельную вахту в «красную зону».

«Врачи могут отказаться – это по желанию. Но я не знаю никого, кто бы отказался.Все понимают, какая на нас легла ответственность. Знаю, что, наоборот, врачи просятся работать в ковидарии. Хотят внести свой вклад в спасение людей. Лично я работал в приёмном отделении. Определял степень тяжести заболевания, назначал лечение, проводил госпитализацию и определял в палату. Свободных мест, к сожалению, с каждым днем становилось все меньше. Каждые полчаса приезжала скорая, привозила 3-5 новых пациентов».

 

Руслан рассказывает, что медики работают в ковидарии в три смены по 6-7 часов. Дольше всего в «красной зоне» работают врачи-реаниматологи и врачи приёмного отделения.

«Пока разденешься, пока помоешься – мы обязаны после того, как снимаем защитный костюм, принять душ, обработать горло, нос и глаза противовирусными препаратами. Только потом можно идти в свою комнату – час на это уходит. 11 часов оставалось на отдых. Мы восстанавливали силы в так называемой «зелёной зоне» — это общежитие. Между общежитием и «красной зоной» – «синяя зона». В неё входит переход и то помещение, где мы переодеваемся. В общежитии условия хорошие, жить можно. Кормили нас отлично. Но из зоны выходить нельзя. В ковидарии мне очень-очень не хватало хоккея. Я занимаюсь для себя, на любительском уровне. И вот две недели был лишён этого. Ещё сильно не хватало прогулок. Но морально я был готов к такому существованию. Привык к отшельничеству. Но много кто из медиков домой хотел, сильно скучал по своим детям. Я сам не исключение, но, скажем так, у меня уже есть иммунитет — часто бываю в командировках, научился сдерживать эмоции. И сын привык, что папы дома не бывает».

«Художником себя не считаю – я, в первую очередь, врач»

В какой-то момент о Руслане Меллине заговорили все. Его рисунки из ковидария, которые выложили в официальном Instagram Кузбасской клинической больницы имени Беляева, привлекли простотой и реалистичностью. Руслан рассказывает, что в детстве он пять лет учился в художественной школе. И с тех пор не расставался с кистью. Предпочитает создавать масляными красками именно портреты, потому что это близко к его врачебной специальности – челюстно-лицевой хирургии. Руслану нравится прорисовывать лица.

«Художником себя не считаю. Я, в первую очередь, врач. Рисование – это просто хобби. Я всегда рисую в свободное время. В процессе так увлекаюсь, что не замечаю, как время идёт. Когда пошёл в ковидарий, взял с собой чернила. Никогда раньше ими не рисовал и всегда хотел попробовать. Что в ковидарии ещё рисовать, как не пациентов? Мне казалось это важным».

 

Руслан рассказывает, что в ковидарии рисовал в свободное время меньше, чем обычно. Потому что уставал после смен и старался больше отдыхать, чтобы во время работы чувствовать себя нормально.

«Пациенты, наверно, до сих пор не знают, что я их рисовал. Если только в СМИ увидели. Я рисовал в «зелёной зоне» исключительно по памяти. Что запомнил, то и пытался изобразить. Мне были важны детали, чтоб передать трагичность и сложность ситуации. Может, где-то мои герои и не совсем похожи на себя, но мне надо было саму идею показать. Делал быстрые наброски. Ничего сверхъестественного, никакой особой прорисовки. Рисовал от 30 минут до полутора часов. В зависимости от сложности. Бывает, зарисовываешься, и полтора-два час уходит на рисунок».

«Пациенты у меня уточняли, правда ли, что коронавирус существует»

Руслан делится, что неоднократно видел пациентов с поставленным диагнозом, которые, несмотря на свой диагноз, в коронавирус не очень-то и верили.

«Пациенты сидели на приёме в санпропускнике и спрашивали у меня: «Что, он правда существует?» Я им отвечал: «А вы с какой целью сюда приехали, если не лечить коронавирус?» К нам люди приезжали уже с подтвержденным диагнозом. Им врач говорил, что необходимо их транспортировать в ковидарий. Пациенты соглашались, но по приезду они у меня еще раз уточняли, правда ли коронавирус есть. Я недавно видел интервью с московским врачом. Он сказал: «Что нам, всех водить в реанимацию?» Осуществить это невозможно. Но часть своих рисунков я как раз посвятил тяжелым реанимационным больным, чтобы люди увидели это своими глазами».

Руслан рассказывает, что численность пациентов сейчас увеличилась. Их стало в разы больше. И в ковидарии довольно много тяжелых больных, с сопутствующими заболеваниями.

«Я бы хотел пожелать кузбассовцам всё-таки защищаться – в местах скопления людей носить маску обязательно. Оберегать и себя, и других. Неизвестно, кто из окружающих может быть инфицирован».

После двух недель работы в ковидарии медиков увезли в санаторий на двухнедельную изоляцию. А время отдыха для Руслана – это время творчества. За этот промежуток появились новые рисунки, которые можно будет увидеть на персональной выставке врача-художника в ближайшее время.

Сейчас Руслан Меллин находится в Кемерове и приступил к работе в отделении челюстно-лицевой хирургии. Вернулся к своей обычной жизни – до следующего вызова в ковидарий.

Текст: Агата Рыжова.
Фото: пресс-служба Кузбасской клинической больницы имени Беляева

Комментарии

Рекомендуем