«Котельнизация» всей страны?

Убытки «больших» кузбасских энергетиков в конце года составят около 600 миллионов рублей. Этот показатель в три раза выше того, что ожидали аналитики «Кузбассэнерго» в начале года.

О причинах, которые привели к кратному увеличению убытков, рассказал нашему корреспонденту исполнительный директор «Кузбассэнерго» Юрий Шейбак на заседании Международного клуба директоров, состоявшегося в конце прошлой недели в нашем регионе.

Трехкратный рост убытков

По словам Юрия Шейбака, одной из основных причин роста убытков энергокомпании является то, что кузбасские электростанции, входящие в состав энергохолдинга, работают в условиях неоплаты мощностей. То есть участники ОРЭМ(оптовый рынок электроэнергии и мощности), среди которых крупные промышленные потребители и энергосбытовые компании, приобретая электроэнергию, не оплачивают имеющуюся на энергообъектах мощность.

Стоит отметить, что для предприятий теплоэлектрогенерации продуктом, который должен оплачиваться на рынке, является не только произведенная электроэнергия, но и мощность, которой конкретная станция может обеспечить потребителей в случае необходимости. Таковы требования единой энергосистемы страны.

То есть, например, купили потребители у кемеровской станции 100 мегаватт – это одно. А завтра могут купить 200 мегаватт. Где взять еще 100? Это и есть мощность, которая заложена в оборудовании конкретной электростанции. И эта мощность, оборудование, его поддержание в работоспособном состоянии, чтобы в любой момент оно было способно выдать в сети дополнительные объемы электроэнергии, разумеется, стоят денег.

При этом есть еще один аспект. В случае необходимости дополнительного объема электроэнергии в энергосистеме системный генератор вправе отдать распоряжение о запуске генерации конкретной станции, в том числе ТЭЦ. А, например, летом тепло, которое является сопутствующим продуктом при производстве электроэнергии на ТЭЦ, никому не нужно. Соответственно стоимость одного киловатт/часа (с учетом непроданной тепловой энергии) значительно возрастает. Притом что продать его на ОРЭМ можно только по существующей цене, которая формируется за счет более дешевой генерации, в том числе гидроэлектростанций. Получается, что и без того более дорогая теплогенерации попадает в условия, когда своим теплом вынуждена просто обогревать улицу, а электроэнергию продавать по конкурентной цене. Как следствие, растут экологические платежи, расходы на содержание оборудования и так далее, и тому подобное. Плюс к этим вынужденным потерям добавляется проблема неоплаты мощностей, существующих в том числе и на кузбасских станциях.

«С января по сентябрь мы не получили ни копейки в счет оплаты мощностей, — говорит Юрий Шейбак. – А затраты при этом несли достаточно большие. Как следствие, почти трехкратный рост убытков. Так что говорить по итогам этого года о прибыли не приходится вовсе».

Однако, вспоминая о прибылях и убытках, стоит отметить, что любая энергокомпания – организация вполне себе частная. А значит, ориентированная на получение доходов, а никак не убытков. Если же добавить к проблемам с покупкой мощности проблемы с перекосами, по мнению энергетиков, в тарифообразовании, в том числе на тепловую энергию, то ситуация, в которой находятся энергопредприятия, становится и вовсе шаткой. А значит, эксплуатировать убыточные предприятия, пусть они и являются стратегически важными как для крупных предприятий региона, так и для жителей Кемеровской области – нет никакого коммерческого смысла.

Невыгодная выгодная когенерация

Об этом говорил на заседании клуба директоров и генеральный директор Сибирской генерирующий компании, в которую входит «Кузбассэнерго», Сергей Мироносецкий. По мнению топ-менеджера межрегиональной энергокомпании, если ситуация не изменится в ближайшее время, то уже через несколько лет тот же Кузбасс может потерять энергетику, работающую по принципу когенерации (ТЭЦ, вырабатывающие одновременно и тепло, и электричество).

«Несущая тепловую нагрузку ТЭЦ производит на тонну сжигаемого угля 1,4 МВтч электроэнергии и 2,2 Гкал тепла. Столько же электроэнергии — 1,4 МВтч на ГРЭС — получится из 0,75 т угля. А чтобы произвести такой же объем тепла (2,2 Гкал) на котельной, потребуется дополнительно 0,5 т угля. То есть для производства одинакового количества товарной продукции отдельно на ГРЭС и котельной надо потратить на 25% больше энергоносителя, чем на ТЭЦ», — привел данные Сергей Мироносецкий.

В то же время из-за существующей модели когенерация сегодня неконкурентна и имеет тенденции к выводу из эксплуатации. К этому приводит политика сдерживания тарифов на тепло региональными и федеральными органами регулирования ниже экономически обоснованного уровня. По крайней мере, так считают энергетики. Такая политика создает перекрестное субсидирование производства тепла за счет электроэнергии и мощности, а также неконкурентоспособность действующих ТЭЦ на оптовом рынке. «В результате происходит вывод теплофикационных электростанций из эксплуатации и «котельнизация» теплоснабжения, которая в дальнейшем приведет к значительному росту тарифов на тепло», — подчеркнул Сергей Мироносецкий.

Речь в данном случае идет о том, что при выводе ТЭЦ с энергорынка, неизбежно встанет вопрос: как обеспечить теплом и крупных промышленных потребителей, и население, которое неизбежно в этой ситуации станет заложником. Один из вариантов выхода (причем далеко не самого лучшего) может стать перевод поребителей на котельное отопление.

Само собой, это во многом прошлый век, но такой поворот вполне возможен. Правда, сулит он потребителям мало приятного. В том числе и рост тарифов. Это один вариант развития событий.

С другой стороны, еще можно попытаться решить проблемы большой теплогенерации, тем самым ее сохранив. Для создания стимулов ее развития, по словам генерального директора СГК, необходимо принять ряд регуляторных решений, обеспечивающих повышение экономической эффективности ценообразования  на тепловую энергию. Причем таким образом, что потребителям будет выгоднее покупать централизованное тепло, чем строить свои котельные, а производители (то есть энергетики) будут кровно заинтересованы в том, чтобы повысить эффективность производства, в том числе за счет увеличения когенерации.

Если же процесс не остановить сейчас, уверены представители большой энергетики, то «котельнизация» неизбежно приведет к росту тарифов на тепловую энергию как минимум в 1,5-2 раза. В таком случае коррекция цен в 5-10-15 процентов по сравнению с действующими ценами покажется потребителям сущим пустяком. Однако если процесс «котельнизации» будет запущен, остановить его будет не так-то просто.

Комментарии

Рекомендуем